Общество

12:06, 30 марта 2017

Анна спешит на помощь

Анна спешит  на помощь
Юлия ГРЕЧЕНКОВА
Елена КУЗНЕЦОВА

С проблемой бездомных животных в Туле справляются по-своему. У нас нет государственных приютов, штрафов за выброшенную на улицу кошку или собаку. Вместо них – приюты частные и волонтерская «агентурная сеть». Их работа не видна на первый взгляд, но огромна.

Переводчик с кошачьего
Центр города, вход со двора в кирпичное здание. Здесь находится частная передержка для кошек. Передержка – не приют, и само название говорит, что зверь тут временно – ждет, когда его «усыновят». Через передержку прошли сотни хвостатых – их приносят сюда облезлыми, больными, с переломанными конечностями. Их выхаживают, откармливают и передают в семью. Не всегда это получается быстро: некоторые животные здесь больше года.
У Анны Князевой – маленький ребенок, домашние кошки и работа. Она одна из трех девушек, которые присматривают за передержкой. Дважды в день кто-то из них приезжает сюда, моет лотки и миски, кормит и лечит кошек. Сейчас их 30. На все про все у Анны уходит два часа.
Три или четыре года назад – Князева не помнит сама – она создала общество помощи животным «Девять жизней». Это даже не НКО, а просто площадка в Интернете, которая объединяет волонтеров. Их точное количество сложно подсчитать – в соцсетях на группу подписано почти четыре тысячи человек. Большинство действительно помогают беспризорным животным – готовы отвезти в ветеринарку, купить корм или лекарства. Но рядом с ними «пасутся» люди с другими интересами – догхантеры, например. Именно поэтому Анна всегда просит тех, кто нашел «ничейное» животное, не писать точный адрес, а оставить телефон. Кто захочет помочь – позвонит. Выручают, говорит Князева, совсем не олигархи и даже не средний класс, а пенсионеры и студенты.
В экстренных ситуациях Анна сама спешит на помощь. Недавно среди ночи она поехала спасать кошку, которую сбила машина. Вся изломанная, она так и осталась лежать на дороге.
– Не на тех скоростях в городе ездят, чтобы не заметить, что сбил живое существо. Значит, дело не в этом, – говорит девушка.
Кошку спасти не удалось. На память о ней у Князевой остался укус.
Другой срочный вызов поступил из детской больницы. Кошка приползла туда ночью, как будто чувствовала, что здесь врачи. Пока Князева была в дороге, «мурка» спряталась под аппарат МРТ. Анна заползла под махину насколько смогла, звала кошку, но та не шла. Помогло забавное приложение на смартфоне – «Переводчик с кошачьего». Услышав мяуканье, хвостатая вылезла на свет.

Игра в ассоциации
– Вообще хороших людей больше, чем плохих. – Но и одна «черная овца» такого может наворотить…– говорит Князева и неожиданно предлагает: – Сыграем в ассоциации? Я буду называть город, а вы – первое, что придет на ум. Тула.
– Пряники, – говорю неуверенно, еще не поняв, в чем смысл.
– Санкт-Петербург.
– Мосты…
– Хабаровск.
– Холод.
– У меня другая ассоциация, – говорит Анна. – Живодер.
Сейчас в Хабаровске идет суд над живодерками. В октябре прошлого года в Сеть попали кадры, на которых две несовершеннолетние девушки измывались над кошками и собаками, которых забрали по объявлениям «отдам в доб­рые руки».
– Я больше не читаю этих новостей, просто не могу, – говорит Анна. – Знаю, что они под судом, безнаказанными не останутся, и мне этого достаточно.
В «Девяти жизнях» – железное правило: следить за судьбой отданного животного еще несколько месяцев. Нового хозяина просят присылать фото питомца, по которым можно понять, что он в порядке. Это не всем нравится, но волонтеры настаивают. Они напоминают: ребенка из детдома тоже не отдают в неизвестность.

Государство – это человек
– Где корень проблемы? – повторяет Анна мой вопрос. – Конечно, в человеческих головах.
Вчера на передержку принесли коробку, а в ней – черная кошка с пятью новорожденными, еще мокрыми, слепыми котятами. Кошка чистая и ласковая, явно домашняя. Но нашли ее на улице.
А еще Анне звонят иногда знакомые ветврачи, которым хозяева принесли кошку на усыпление. Убить не поднимается рука – звонят и просят: «Забери». Так на передержке появился маленький рыжий котенок – его хотели усыпить за громкое мяукание. И пестрая персидская кошка, немолодая, но здоровая.
Все бездомные – потомки домашних питомцев, выброшенных на улицу. Решать проблему нужно с человека. Во многих европейских странах, чтобы завести животное, нужно купить лицензию. Но Анне этот вариант не нравится.
– Наши кошки красивые умные, здоровые и бесплатные, но их не спешат разбирать. Появись на владение кошкой пошлина, у них не будет ни одного шанса. Кто сможет заплатить такие деньги: студент или, может, бабушка-пенсионерка?
Понятное дело, такие методы не действуют, когда речь о сотнях тысяч бродячих животных.
Анна также не считает, что делает работу, которую могло бы взять на себя государство.
– Государство – это то же самое, что один конкретный человек. Нам, обычным людям, под силу все сделать самим. Помощи просить не привыкли и в целом справляемся хорошо. Ситуация с бесхозяйными животными не плачевная. Мы забираем их с улицы и передаем в семьи. Наша цель – сделать так, чтобы в Туле не осталось бездомных животных. Справимся с этой бедой в нашем городе – возьмем себе другой.


0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

На эту же тему