Общество

09:00, 26 февраля 2016

Ароматы теплицы

Ароматы теплицы
 Юлия ГРЕЧЕНКОВА
 Елена КУЗНЕЦОВА

Этим летом в мемориальную теплицу на территории музея-усадьбы «Ясная Поляна» впервые станут водить экскурсии. Помимо декоративных цветов здесь высадят аптекарский огородик и пряные травы.

Все, что планируется к посадке, у заведующей отделом мемориальной пасеки и тепличного хозяйства Марии Гаврилиной записано. Растений так много, что их названиями пестрит целая кипа тетрадок. Почерк у женщины каллиграфический, округлый, и видно, что ручка скользила по бумаге легко, нигде не «пробуксовывая», – оттого что внутри помещения всегда тепло и влажно. В 1867 году, когда сгорела большая оранжерея, Лев Толстой построил на ее месте теплицу, сохранившуюся до сих пор.
Бревенчатая, она наполовину «утоплена» в землю, с крышей из стекла – в нее глядится блеклое зимнее небо.
– Софья Андреевна, как и любая женщина, любила красоту и перемены, – размышляет Гаврилина. – Потому вид цветника на территории усадьбы менялся каждую весну. Ежегодно заказывали каталоги с новинками растительного мира: гибридов тогда еще не было, но из великого множества различных видов всегда было что выбрать. Сохранились паспорта, в которых зафиксировано, что и как сажали. Из них ясно: случалось, в какой-то год те или иные растения «уходили в отпуск».
Так, у Толстых росли левкои, астры, флоксы, душистый табак, георгины – это из тех цветов, названия которых на слуху у всех и каждого. Хотя, надо сказать, в тетрадочке в основном не такие, а понятные разве что профессиональному флористу или агроному. К примеру, пеларгония (она очень похожа на герань) или гелиотроп, у которого соцветия милые и мелкие, как у сирени. Или вот еще – петушок, крайне экзотического вида растение, у него не цветок, а прямо-таки гребень, как у птицы, из-за сходства с которой он и получил название.
– На любителя он, конечно. Однако без него в саду красоты не наведешь, – считает хранительница теплицы. – Или душистый горошек – никогда бы не подумала, но Лев Николаевич его очень любил, ставил в вазочку.
Когда разобьют аптекарский огород с лекарственными и пряными травами, тут высадят в числе прочих савойскую капусту, кресс-салат, скорцонеру и цикорий.
– Это совсем не тот дикий цикорий с голубенькими цветочками, который можно встретить в полях, – поясняет Гаврилина. – У культурного растения ценен корень – именно из него делают знаменитый напиток. Он получается горьковатым, чем-то похожим на кофе.
Еще посадят спаржу, которая, правда, лишь на третий год даст съедобные побеги, и шпинат.
– Ну такая полезная травка, от малокровия помогает лучше любых лекарств, – замечает хранительница. – У моей дочки, когда была маленькая, диагностировали низкий гемоглобин. Врач выдал тяжелый пакет таблеток, будто они и вправду были из чистого железа, и сказал, что ребенок должен пропить этот курс для улучшения, и другого пути нет. Но я свою девочку травить горьким лекарством не стала, а вырастила шпинат и во всех видах подавала его на стол. Через месяц анализы сдали снова, и оказалось, что показатель пришел в норму. Доктор гордо заявил: дескать, вот какие хорошие таблетки.
В особом замкнутом пространстве теплицы царят свои запахи. Мария Петровна достает пакетики с семенами пряных трав, и в воздухе появляется аромат чего-то очень знакомого и аппетитного – вроде как приправы к супу.
Созревший ананас, хоть и был небольшим по размеру, на две недели наполнил теплицу своим пьянящим духом. Хранительница рассказывает: сотрудники музея-усадьбы иногда заходили в гости просто «подышать». Собственно, по запаху она и поняла, что плод пора срезать, – это было еще в декабре. Сейчас его верхушка, посаженная в горшок, укоренилась.
– Уже 10 лет я повторяю эту процедуру, так что все выросшие у нас ананасы, можно сказать, потомки одного, – рассказывает Гаврилина. – По традиции его дарят детскому саду «Муравейное братство», расположенному в деревне Ясная Поляна.
Сейчас цветут лимоны, которых тут сразу несколько видов. Они сидят в объемистых кадках, зреющие плоды с виду будто восковые. А цветки пахнут нежно и горько – не отличить от жасмина.
У померанца, что неподалеку, плод меньше и по цвету рыжий, как у мандарина. Мария Петровна говорит: есть свидетельства, что померанцевое варенье любил Толстой. Сохранились письма, в которых он просит свою тетю приготовить ему этот изысканный, но такой домашний десерт. Впрочем, по другой информации, речь там вовсе не о варенье, а о настоечке.
– Я и сама ради интереса хотела сварить варенье из померанцев, но их вызрело всего три штучки, что явно недостаточно, – посетовала Гаврилина.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

Ранее на тему