Общество

18:28, 06 февраля 2013

Человек без места

Человек без места
Бомжи… Эти люди нечасто попадаются нам на глаза, но стали неотъемлемой частью общества. Сколько их сейчас в Тульской области – сказать сложно: они постоянно мигрируют.Бездомные
Они живут непонятной обычным людям жизнью, их привыкли не замечать. Зимой бездомные особенно уязвимы: зачастую им негде укрыться от морозов.
– Сотрудники полиции отвечают за безопасность граждан в самом широком смысле, – говорит руководитель службы участковых уполномоченных полиции и подразделений по делам несовершеннолетних УМВД России по Тульской области Валерий Вирченко. – В условиях сильных морозов на бездомных мы обращаем особое внимание. Бомжа могут напоить горячим чаем из термоса. И отвезти в социальную гостиницу…
В регионе всего три места, где бездомный может получить временный приют. Это социальная гостиница в Туле, дом ночного пребывания в Алексине  и Северо-Агеевский специальный дом-интернат для престарелых инвалидов  в Суворовском районе. Бездомный может стать «домашним» на 30 дней. Это такая передышка, в течение которой можно отмыться и отоспаться, обратиться в ФМС, чтобы восстановить документы, которых у бомжей зачастую нет.
Летом гостиницы пустуют. В теплое время года бездомные облюбовывают кусты и водоемы. Зимой идут под крышу охотнее. Обязательное условие для обретения временного пристанища: пройти медкомиссию. В больницу сами обычно не идут. Сопровождает сотрудник полиции.
– В Тульской области действует долгосрочная целевая программа на 2010–2016 годы по оказанию помощи оказавшимся в трудной жизненной ситуации, в том числе бездомным, – поясняет Вирченко. – В ее рамках реконструируют корпуса и пищеблоки социальных гостиниц.
На дне стакана
Вести  четкую статистику людей «без определенного места жительства» невозможно: они постоянно кочуют по областям. Бездомных, находящихся под административным надзором, которых сотрудники полиции «знают в лицо», около десяти.
– Подавляющее большинство нынешних бомжей – алкоголики, пропившие квартиру. Или наркоманы, – поясняет Вирченко. – И они не хотят что-то менять. Таким людям необходимо принудительное лечение зависимости, по аналогии с лечением туберкулезников или ВИЧ-инфицированных. Но его нет. А ведь одна из распространенных причин того, что они лишились всего, оказались на отшибе общества, – на дне стакана. Только если человек избавится от зависимости, появятся перспективы. Они действительно есть даже у бездомных. При желании можно уехать в деревню, поселиться в брошенном доме, найти работу…
Безнадзорные
Ребенок не может быть бомжом. В том смысле, что становятся изгоями, людьми «без определенного места жительства» взрослые, а несовершеннолетний, оставшийся без дома и семьи, попадает в детский приют.
– Настоящих беспризорных, которые потеряли всякую связь с родственниками, выросли на улице и не помнят своих корней, в Туле сейчас нет, – отмечает заместитель начальника службы участковых и подразделений по делам несовершеннолетних УМВД России по Тульской области Наталья Кашинцева. – Это раньше  они селились под мостом на Воронке, жили там годами: заводили семьи, рожали детей. Нынешние «беспризорники» – это дети,  которые, попав в сиротское учреждение, регулярно сбегают оттуда. Их родители зачастую уже умерли или спились, и беглецы ночуют в каких-то теплушках, ходят по друзьям и знакомым. Они уже знают, где теплый подъезд или открытый подвал…
К примеру, один16-летний парень трижды сбегал из училища в Ефремове. У мальчика есть взрослая сестра, которая живет в поселке Ленинском. Девушка пригласила брата к себе – встретить Новый год в семейном кругу. Он приехал. А после этого началась трехнедельная эпопея скитаний: только 21 января его, худого, чумазого и заросшего, доставили в Центр временного содержания несовершеннолетних правонарушителей.
– Нам сообщают о каждом сбежавшем ребенке. С ним ведь  что угодно может произойти: потеряется  и замерзнет. Человек, оказавшийся на улице, – самая уязвимая категория. Тем более если речь идет о подростке…
Только за январь из детских домов и интернатов в Туле сбежали 30 воспитанников. Где их искать, обычно известно заранее. Беглецов возвращают обратно в детдом. Те, кого по каким-то причинам не смогли оперативно туда доставить, попадают в Центр временного содержания несовершеннолетних правонарушителей.
– Психологи говорят: семейные ценности деградировали, взрослым интереснее заниматься карьерой, чем лишний час провести с собственным ребенком, – замечает Кашинцева. –  Бывает, дети бегут не из казенных домов, а из вполне благополучных семьей. А дальше та же схема – скитания по знакомым. Иногда конфликт с родителями настолько силен, что ребенок предпочитает после возвращения с улицы пожить в социально-реабилитационном центре, не возвращаясь сразу домой…
Юлия ГРЕЧЕНКОВА

Ранее на тему