Общество

18:56, 31 января 2017

Что на свете всего дороже?

Что на свете всего дороже?
 Сергей МИТРОФАНОВ
 Сергей КИРЕЕВ
Все фото на сайте ti71.ru

«У меня отношение к такой дате, как День снятия блокады Ленинграда, – особое, потому что моя прабабушка, коренная ленинградка, окончившая в 1917 году институт благородных девиц, встретила Великую Отечественную войну учителем в городе на Неве», – поделился заместитель министра молодежной политики Тульской области Василий Яицкий на встрече блокадников со школьниками оружейной столицы.

Учащиеся встречали пожилых людей, перенесших голод, холод, артиллерийские обстрелы и бомбежки, в регио­нальном центре подготовки граждан России к военной службе и военно-патриотического воспитания.
– Когда я был маленьким, прабабушка рассказывала о том, как мучились горожане без продовольствия, как они выживали, – продолжил Василий Александрович. – Ленинградцы искали кожаную обувь, разрезали ее и добавляли в пищу, чтобы хотя бы просто жевать и «забивать» чувство голода. У блокадников и сейчас отношение к еде – трепетное. Обращаюсь к юным тулякам. Помните, что дороже всего – мир на планете.
Сергей Юрков, пришедший на встречу, родился в Ленинграде в 1940 году. Признается: блокаду не помнит – был слишком маленьким. Зато рассказы матери о том страшном периоде не выветриваются из головы и по прошествии многих десятилетий.
– Мама, вспоминая осаду города фашистами, говорила: «Не дай бог пережить эти ужасы, творившиеся в зиму 1941–1942 годов. Когда я выходила на улицу, думала лишь об одном – только бы не упасть. Потому что уже можешь не подняться. Сил едва хватало стоять», – поделился он.
По словам ­Сергея Ивановича, его отец в Ленинграде был водолазом. Осматривал фундаменты поврежденных зданий. Удивлялся: «Видел мореный дуб, сохранившийся еще с петровских времен». А потом Иван Захарович Юрков ушел на фронт и погиб...
– В 1943 году мы уехали поездом из города. Конечным пунктом значился Ташкент. В вагон село человек сорок. А когда подъехали к Москве, то выживших оказалось только двое – я и мама, – вздохнул ­Сергей Иванович. – Днем нас, пассажиров, из вагона не выпускали, чтобы мы своим истощенным видом никого не пугали.
Эшелон двигался дальше. Мать решила: «Вряд ли мы доедем до Ташкента. Умрем в пути от истощения. Надо выходить из поезда, чтобы хоть где-то нормально подкормиться». И сошла с малолетним Сережей где-то в Башкирии. Устроилась на маслозавод. Так и спаслись.
Школьникам на встрече сообщили: во время блокады Ленинграда из общего числа погибших только 3 процента горожан стали жертвами бомбежек и обстрелов. Остальные 97 умерли от голода. После этого юные туляки посмотрели на хлеб, лежавший на тарелке на первой парте, совсем иначе...
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий