Общество

09:00, 04 апреля 2014

Даешь соколиную охоту!

Даешь соколиную охоту!
 Сергей МИТРОФАНОВ
 ФОТОрепортаж Геннадия ПОЛЯКОВА

Кто-то стремится жить и работать в столице, а вот москвичку Надежду Михайлову, наоборот, мегаполис только тяготил, ей хотелось поскорее уехать подальше от каменных джунглей, вечной суеты и городского шума. И мечта осуществилась. Репортерской группе «Тульских известий» удалось побывать в единственном на весь регион питомнике хищных птиц, владелицей которого и является женщина, уставшая от бешеного московского ритма.

Москва – ничто, Арсеньево – все
– Я 25 лет занимаюсь хищными птицами, работала в Московском зоопарке, была сотрудником Всероссийского НИИ охраны природы в Бутове, а четыре года назад перебралась на постоянное место жительства в село Арсеньево Веневского района, – улыбается наша собеседница. – Тульская область мне всегда нравилась, муж у меня из Ефремовского района, а в этом селе живет мой товарищ. Москва – не моя стихия, мне близка природа. Когда понадобилось подыскивать просторную территорию под птичий питомник, мы и купили тут старенький домик, где никто не жил лет десять. Приводим сейчас жилье и двор в порядок, боремся с влагой и плесенью в комнатах. А сколько уже самосвалов с мусором пришлось вывезти отсюда!
«Можно взглянуть на самих грозных обитателей питомника?» – интересуемся у Надежды Николаевны. Та соглашается: покажу, но не всех. Потому что весна, как оказалось, не самое идеальное время для встречи птиц с незнакомыми людьми: пернатые уже отложили яйца и сейчас нервничают, расценивая каждый визит чужаков как покушение на потомство…
– Мы разводим соколов, орлов, сов, всего здесь больше полусотни обитателей, – перечисляет хозяйка. У нас несколько целей, одна из них приоритетная – возрождение в стране соколиной охоты. В России она сейчас начала потихоньку развиваться. Официально любители поохотиться могут взять птицу только в питомнике. В России таковых восемь, включая наш, веневский. Занятие это новое, и не столько добычливое, а, скажем так, спортивное. Охота подразумевает много нюансов: наличие собак, чаще легавых. На лошади не всегда и не каждому удается выезжать. А дичь нужно сначала найти в лесу или поле, а потом подготовить птицу для нападения. Но надо учитывать, что в природе не в каждую атаку хищнику удается «подбить» противника.

На подушках и игрушках
Хищных птиц по праву считают санитарами лесов и полей, ведь в их  рационе, как правило, ослабленные или больные крылатые «коллеги» и звери. Правда, до 60-х годов прошлого века их называли вредителями: мол, нещадно истребляют в охотхозяйствах тетеревов, куропаток. Но позже специалисты доказали: если  целенаправленно уничтожать тех же соколов, то численность обычной птицы поначалу возрастет, но потом  начинаются проблемы: инфекции, ослабленность и борьба за корм. А затем – массовая гибель. Вот хищники в природе и регулируют все должным образом: бросаются в основном на больную особь, чтобы та не заражала здоровых.
– Обучение птицы – процесс долгий, и следует помнить, что это не собака, она никогда не будет приходить к ноге. Вы обязаны быть для нее не хозяином, а парт­нером. Если вы сокола обидели, он помашет крылышками – и вы его больше не увидите, – рассказывает Михайлова.
Веневский питомник – в автономном плавании, спонсоров не имеет  и держится за счет собственных средств. Семью бывших москвичей «кормят» гуси, куры, козы и утки. Входим в дом – даже на подушках и игрушках маленького Арсения, продолжателя рода Михайловых, замечаем изображение пернатых…
– У нас в России как услышат что-нибудь про сокола, так сразу думают, что он стоит, как «мерседес», – смеется хозяйка. – Я обычно говорю в таких случаях подобным заявителям: «Вот вам птичка – а вы мне давайте хотя бы половину стоимости машины». На Востоке да, хорошие цены предлагают. Но не забывайте: там дорого стоит птица, пойманная в дикой природе, налетанная, с крепкими мышцами, а не разведенная в неволе.

Аэропорту требуются хищники
Муж Надежды, бывает, ворчит: мол, чаще всего работаем не на прибыль, а на навозную кучу. Впрочем, у Михайловых есть шанс если не разбогатеть, то хотя бы пополнить семейный бюджет: недавно они  получили предложение о сотрудничестве от представителей столичного аэропорта Внуково.
– Он заказал у нас орлов. Такие предложения поступили, насколько я знаю, и в другие российские питомники. У нас здесь есть пара птиц, но она еще молодая. Но если все же появятся птенцы, мы, конечно, поможем, – объясняет женщина. – Хищники используются в авиации как своеобразный биорепеллент для отпугивания «нежелательных» в аэропорту ворон и галок, которые могут создавать аварийные ситуации при взлете и посадке самолетов.
А еще супруги планируют в своем питомнике разводить в большом количестве сов.
– Открыли недавно изданную «Красную книгу Тульской области» и прочли в ней, что сов очень мало в нашем регионе. В перспективе хотим заняться ими, чтобы выпускать их в природу, – продолжает Надежда. – Во-первых, это нужно делать для сохранения генофонда, а во-вторых – для пополнения лесов этими красивыми и нужными птицами. Но предварительно мне и другим специалистам надо провести соответствующие исследования в районах, изучить имеющуюся там кормовую базу. Скорее всего, разработаем и программу. С местными природоохранными организациями мы уже познакомились. Когда наш питомник станет крепко на ноги, обязательно сделаем ставку на выращивание сов.
Женщина принесла нам для участия в фотосессии месячного совенка. Тот озирается, всего боится. К птенцу проявляют интерес собаки Михайловых, долго обнюхивают его, рассматривают. Надежда говорит, что в лесу совята часто улетают от родителей и падают, но матери их всегда находят. А вот люди, случайно заметившие совят на земле, забирают их домой, думая, что тем самым спасают «потеряшек». А потом не знают, как кормить…
Тем временем наша собеседница приносит на руке из питомника сокола по кличке Грюндик. На глазах у него – клобучок, чтобы он не видел окружающих и лишний раз не беспокоился. Ему 7 лет.  
– Птицы разные по характеру, как и люди: и спокойные есть, и истеричные. Грюндик – в расцвете сил, а живут соколы примерно 25 лет. Может охотиться на грачей, тетеревов, уток, куропаток. Сокол чаще всего действует так: набирает высоту, пикирует, бьет противника в воздухе и перекусывает ему шейные позвонки. Вот эта птица стоит в России 6–8 тысяч рублей. В конце встречи наша собеседница в шутку заключает: разводить птиц – это не профессия, а диагноз.
– Судьба меня свела с хищниками, и без них жизнь будет другая. Хорошо, когда человек живет в гармонии с собой. Я в гармонии – когда рядом мои птицы.

0 комментариев
, чтобы оставить комментарий