Рекламный баннер.

Общество

09:00, 04 сентября 2015

Дело подрывника

Дело подрывника
 Сергей МИТРОФАНОВ

В преддверии 70-летия окончания Второй мировой войны сотрудники пресс-службы УФСБ России по Тульской области предоставили в распоряжение нашей редакции уникальное рассекреченное дело, заведенное на военнопленного Карла Майергофера в 1948 году.

Для советских спецслужб вой­на в 1945-м отнюдь не закончилась – на протяжении длительного периода, уже после завершения боевых действий чекисты вычисляли среди немецких пленных бывших солдат вермахта, прилично «наследивших» на территории Советского Союза.
До сих пор иные зарубежные историки убеждены в том, что во время войны преступления в городах и селах СССР совершали исключительно солдаты и офицеры СС, а части вермахта на фоне злодеев якобы выглядели чуть ли не благородными рыцарями. Тульские чекисты, пересмотрев множество архивных дел, говорят: те, кто не носил на форме эсэсовскую символику, вовсе не были «белыми и пушистыми».
…Карл появился на свет в крестьянской семье в 1914 году в одной из германских деревушек в Нижней Баварии. Окончил семь классов народной школы. До призыва в армию занимался с отцом сельским хозяйством. А весной 1940-го
юный фермер надел военную форму, попав в 27-й саперно-танковый батальон. Сначала служил во Франции, потом оказался в России. Наступал через Минск, Смоленск, Брянск, Карачев, Орел, Чернь, Щекино… Майергофер на фронте подносил взрывчатые материалы, ставил мины на дорогах, в лесах и оврагах, а также перед входом в здания. В ходе допросов сапер признался, что в конце 1941 года во время отступления немецкой армии он получил приказ от своего командования взрывать дома и подвалы в Веневском районе.
«Под дом среднего размера закладывали 3–5 килограммов взрывчатки, а под большой –
10–15, – рассказывал бывший обер-ефрейтор следователю. – Взрывали ночью или на рассвете. Я лично подносил взрывчатые материалы, производил закладку под дома или подвалы. Иногда был пулеметчиком, охраняя места, где производились подрывные работы».
Таким образом, «Карл и его команда» в прямом смысле приложили руку к тому, чтобы в веневских деревнях Большая Связьма, Теребуш и других взлетело на воздух свыше десятка домов. А жильцов солдатня просто бесцеремонно выгоняла на лютый мороз. «Женщины сильно плакали, а дети истерически кричали», – хладнокровно пояснил фигурант уголовного дела.
Вообще Веневскому району здорово досталось от оккупантов в 1941-м. В деле имеется справка, в которой говорится, что немцы всего сожгли и взорвали 706 зданий. При этом полностью были уничтожены населенные пункты Татаренки, Петропавловское, Ясенок… Около трех десятков граждан гитлеровцы расстреляли.
Карл считался храбрым солдатом. Его отметили двумя Железными крестами и прочими наградами, обер-ефрейтор был четырежды ранен. А 9 мая 1945 года сапер попал в плен на территории Чехословакии. Затем советский лагерь и труд. А потом всплыла информация о том, что Майергофер здорово «отличился» на Восточном фронте… Уголовное дело, допросы. Следователь опрашивал не только самого сапера, но и его сослуживцев, общался с веневцами, пережившими оккупацию.
«Прошу меня за мои действия не наказывать, за это должно нести ответственность мое высшее командование, которое велело делать преступления. Сейчас я только понял, что поступил неправильно, разрушая дома мирных граждан», – рассказывал 9 октября 1948 года Карл.
В итоге его приговорили к 25 годам исправительно-трудовых лагерей. Но отбыл он срок не полностью. Его спасло то, что в 1955 году после визита канцлера ФРГ Аденауэра Президиум Верховного Совета СССР издал Указ «О досрочном освобождении и репатриации немецких военнопленных, осужденных за военные преступления». И сапер, отсидев меньше положенного, отправился домой. Советский Союз оказался куда гуманнее тех, кто в стужу выгонял женщин и детей и превращал жилые дома в щепки.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

На эту же тему