Рекламный баннер.

Общество

21:13, 27 января 2014

Детство с бомбами и крысами

 Сергей МИТРОФАНОВ

В дни празднования 70-летия снятия блокады Ленинграда в город на Неве из разных уголков нашей страны съехались десятки участников событий «сороковых-роковых». Фронтовики, медсестры, труженики тыла. Среди них – туляки Василий Корольков и Татьяна Холодкова (в девичестве Ливенцева).

Холодкова называет себя «дитя войны».
– Я ведь родилась в Ленинграде на четвертый день Великой Отечественной – 26 июня 1941 года, – рассказывает женщина. – Отец мой, Анатолий Иванович Ливенцев, служил офицером и отправился сражаться куда-то в район Пулкова. А я осталась на руках у мамы, Агриппины Петровны. Она, правда, не только моим воспитанием занималась, но и при налетах вражеских самолетов уходила из дома тушить зажигательные бомбы, которые немцы щедро сбрасывали на ленинградские крыши, чтобы вызвать массовые пожары.
По воспоминаниям близких, в то время пока девочка находилась одна в квартире, по дому шарили голодные крысы. И однажды даже обгрызли маленькой Тане пальцы рук и ног…
– В памяти отложились холод и голод. Нам еще повезло, что папа высылал нам с фронта свой продуктовый аттестат и мы с мамой им хоть как-то перебивались, – продолжает наша собеседница. – А потом отец пропал без вести – и по сей день никаких сведений о его судьбе я не имею… Зимой 1943 года за мной и матерью, а также другими блокадниками прислали грузовики – нас наконец решили из осажденного города вывезти по льду Ладожского озера на Большую землю.
В первую машину Ливенцевы не попали: сопровождающий очень ловко перетасовал списки пассажиров, и в первой полуторке оказались его многочисленные родственники. А во второй грузовик мать и дочь сели со скандалом и дракой – перепуганный мужчина почему-то начал бить Агриппину Петровну по рукам, не давая держаться за борт. Буйного товарища вскоре приструнили, и все двинулись в непростой длинный и опасный путь по Дороге жизни. В Питере у Ливенцевых навсегда осталась двухкомнатная квартира на площади Пяти углов, в которую позднее заселились другие люди…
– Гитлеровские пилоты бомбили вереницы машин с голодными и замерзающими людьми, направлявшимися из города в глубокий тыл. Вот и в тот раз налетели самолеты с крестами на крыльях и принялись терзать грузовики, – хмурится Татьяна Анатольевна. – И надо же как получилось: один из боеприпасов угодил в ту самую полуторку, где ехала родня сопровождающего. Машину эту мощным взрывом разнесло на куски, ее остатки ушли на дно озера. А нас спасло то, что мы находились от нее на отдалении… Из Питера нас в итоге вывезли в Вологодскую область.
А оттуда Ливенцевы перебрались в Тулу, где жили их родственники. Татьяна Анатольевна потом отучилась, окончила курсы бухгалтеров, трудилась в энергетике и пищевой промышленности, была отмечена юбилейными медалями. Холодкову в дни празднования 70-летия снятия блокады Ленинграда пригласили побывать в Северной столице.
Вместе с ней в Питер от Московского вокзала в Туле поездом уезжал еще один наш земляк – ветеран войны Василий Корольков. Он был на фронте радистом-пулеметчиком на легендарном танке Т-34. Воевал на Шлиссельбургском направлении. Там же его и ранило 18 января 1943 года.
– Угодил в меня осколок немецкого снаряда. Да так, что пришлось везти в госпиталь. Тогда, помнится, кто-то приободрил: «Да ты счастливчик, Василь! Ничего, еще повоюешь!», – улыбается ветеран.
В Санкт-Пе­тер­бурге Холодкову и Королькова встречали как настоящих героев огненных событий Великой Отечественной. Они побывали на торжественном приеме у губернатора города на Неве, в Мариинском театре и на военном параде, в котором, кстати, была задействована и тульская техника – зенитные ракетно-пушечные комплексы «Панцирь-С1». Их, как известно, производят в городе оружейников в Конструкторском бюро приборостроения.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий