Общество

20:23, 06 октября 2014

Джинн из бульбулятора

Джинн из бульбулятора
 Екатерина ГАРБУЗОВА

В Туле зафиксированы первые смерти от спайса – курительной смеси. В четверг похоронили 19-летнего Б. из поселка Косая Гора. Труп  соседи нашли по запаху: накурившись, парень сел на пол, привалившись к огненной батарее, да так и просидел почти неделю. Лаборатория не подтвердила наличия наркотических веществ в тканях погибшего, но остатки спайса хранились в коробке из-под чая на столе.

Случай группового отравления молодых людей 14–20 лет произошел в Скуратове. Всех четверых нашли без сознания во дворе дома прохожие, вызвали «скорую помощь». К ее приезду один подросток скончался. Другой пришел в себя и отказался от медицинской помощи. Двое оставшихся были доставлены в реанимацию горбольницы № 1 и токсикологическое отделение Ваныкинской больницы. Массовое одноразовое употребление и необычные клинические проявления тоже заставляют медиков думать о спайсе.
По утверждениям специалистов, это может быть началом такой же эпидемии употребления пока не установленных новых наркотиков, как в Свердловске, Кирове, Сургуте, где уже 20 человек погибли, несколько сот госпитализированы.
Курят все?
Один из скуратовских бедолаг продолжил лечение в областном наркологическом диспансере. На вид обычный щупленький ничем не примечательный мальчик. Родители в разводе. Чтобы заработать лишнюю копейку, мать постоянно вкалывает в нескольких местах, взрослая сестра живет отдельно. В школе наш герой числится в середняках. В тот раз думал, что курит марихуану, опыт употребления которой у него уже был. «А что такого? Курят все…» – говорит мальчик, стараясь придать голосу как можно больше твердости.
Почти нормальная семья, почти обычная история, да и уверенность, что в сигарете с травкой нет ничего особенного, необычной не назовешь. Подростки, начинающие употреблять наркотики, очень быстро сводят круг общения к себе подобным и начинают действительно думать, что от травки отказываются разве что инопланетяне…
В стационаре наш герой задержался потому, что абсолютно не помнит, что с ним произошло, – амнезия. Где, с кем и при каких обстоятельствах курил, выветрилось из коротко стриженной головы вместе с ядовитым дымом. Как и ряд других жизненных обстоятельств. Теперь врачи пытаются настроить его поврежденную психику на лучшее.
Сразу после отравления у юноши взяли на анализ биологические среды – мочу и волосы. Но, несмотря на самое современное лабораторное оборудование, которым располагает областной наркодиспансер и уже имевшиеся у специалистов спектрограммы тех веществ, что поразили молодежь в Кирове, установить природу наркотика так и не удалось. В этом особое коварство нового поколенная спайсов: в их основе токсин, содержащийся в конопле, но множество химических ингредиентов изменяют формулу настолько, что выставленный диагноз звучит как «зависимость от сочетанного потребления наркотических и психотропных веществ» – без конкретики. А значит, найти достаточно точный антитоксин невозможно…
От спайса к концентрату
В скуратовской школе, где учатся или учились пострадавшие подростки, областной нарколог Михаил Груздов с лекцией о вреде наркотиков выступал в конце прошлого учебного года. Фельдшеры диспансера тоже неоднократно проводили там профилактические акции. Но разве всем травку… тьфу ты! – соломку подстелешь?..
Проблема потребления спайсов в нашей области стала актуальной в последние пять лет. Трафик из Китая, по которому в Россию идет непрекращающийся поток новых наркотиков, просто не мог обойти регион стороной. Упаковки с наркотическим концентратом без затей рассылаются по стране почтовыми отправлениями. А потом где-нибудь в гараже концентратом опрыскивают обычную аптечную ромашку и мать-и-мачеху, после чего спайс считается готовым к употреблению. При таком подходе рассчитать дозу абсолютно невозможно, так что даже для опытного потребителя «дури» каждая затяжка – езда в незнаемое. Наркологи уже считают случаи, когда человек впадал в кому от первого же вдоха ядовитого дыма.
В основе новых наркотиков – синтетические каннабимиметики, на которые в России даже нет тестов. По утверждению Груздова, состав концентрата разработан так, что заставляет прибегать к «обогащенному» спайсу еще и еще раз, даже если первые опыты приносят лишь страдание: головную боль, тошноту, рвоту. Это быстро проходит, и наркоман стремится увеличить дозу, постепенно переходя на курение одного концентрата, без травяной основы. Когда пациента привозят в стационар, он пытается бежать, открывает двери, заглядывает по углам, мечется по комнате, хаотично размахивает руками, громко кричит, выкрикивает нечленораздельные звуки, рычит, не узнает родственников, не понимает обращенную к нему речь, не соображает, где находится… А выйдя из стационара, вновь покупает смесь для курения.
Купить ее просто, и стоят спайсы на редкость дешево, чем и объясняется приверженность к ним безусой безденежной молодежи. Заказав смесь по Интернету или по объявлению на заборе, желающий «оторваться» переводит деньги на указанный номер и в ответ получает СМСку с адресом «закладки», то есть в каком месте под каким кирпичом его ждет сверток со спайсом. Отсутствие взаимодействия продавца и покупателя сильно утяжеляет задачи право­охранительных органов: и рады бы поймать, да некого…
Красиво жить не запретишь
Вряд ли можно обвинить международную наркомафию в том, что она ставит своей единственной целью травить нашу молодежь, как крыс: постоянный клиент выгоднее мертвого. Система приготовления наркотика из концентрата внутри России такова, что ни продавец, ни покупатель не знает, насколько злой джинн появится из кувшина с зельем.
Реагент из-за рубежа поступает к нам в виде порошка, похожего на обычную соду. Его наносят на любую лечебную траву, не мудрствуя лукаво опрыскивают из пульверизатора водным раствором. Иногда для вязкости готовую основу перемешивают в миксере с черносливом или табаком для кальянов. Как правило, молодые потребители берут уже готовый наркотик.
Самый распространенный способ употребления курительных смесей – маленькая пластиковая бутылочка с прожженной дыркой и трубкой сбоку – бульбулятор. Если такая бутылка обнаруживается в школьном туалете, других доказательств, что учащиеся курят спайс, не нужно.
Но далеко не все погибшие в городах Востока страны умирали именно от токсинов синтетических каннабимиметиков. Михаил Груздов, общаясь с коллегами-наркологами из других городов, знает, что один подросток упал головой в пруд, несколько человек захлебнулись в собственных рвотных массах, когда их выворачивало наизнанку в бессознательном состоянии. А молодая пара погибла из-за любви к красивой жизни. Зарядив курительной смесью кальян, дама сделала несколько затяжек в ванной при свечах, потеряла сознание и утонула, а ее кавалер, куривший из того же агрегата на полу возле ванной, впал в кому, из которой врачи так и не смогли его вытащить… То есть смертность определяется и самим наркотиком, и сопутствующими факторами.
– Этот год мы характеризуем как чрезвычайно тревожный, – говорит Михаил Груздов. – Если в течение последних нескольких лет констатировали постепенное снижение тяги наших людей к наркотикам, то теперь – напротив. За девять месяцев 2014-го по сравнению с аналогичным периодом прошлого года наблюдается рост лиц, состоящих на диспансерном учете с диагнозом «наркомания», – на 3,7 процента. А с диагнозом «пагубное потребление наркотических средств» – аж на 11,2 процента. Увеличилось и число детей – потребителей наркотиков, состоящих в диспансере на профилактическом учете. В прошлом году их было 13, а в этом уже 38, то есть рост составил 137,5 процента! Мы не боимся увеличения именно учетной группы, потому что здесь всегда речь идет о раннем выявлении и есть надежда на выздоровление. Но надо отдавать себе отчет, что цифры приоткрывают только краешек «неучтенного» айсберга и говорят о его все увеличивающихся размерах. Родителям сегодня надо быть особенно бдительными и при малейших подозрениях вести ребенка к специалистам. Только вместе мы можем поставить правильный диагноз и найти пути решения проблемы.

Признаки употребления курительных смесей и других наркотиков
Подросток начинает пропускать уроки, у него падает успеваемость, потом он вообще перестает ходить в школу. Все время врет. Появляются друзья, о которых он не рассказывает. При разговоре с ними по телефону уходит в другую комнату или говорит, что наберет позднее. Появляется раздражительность – до ярости. Уходит от любых серьезных разговоров, контактов с родителями, отключает телефоны. При постоянном употреблении становится очевидной деградация. Думает долго, неопрятен, постоянно просит деньги, залезает в долги, начинает тащить из дома. Теряет чувство реальности, развивается паранойя.

0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

Ранее на тему

На эту же тему