Общество

10:10, 09 июня 2017

Газетный злодей, «Женский листок» и епифанский раритет

Газетный злодей, «Женский листок» и епифанский раритет
Сергей МИТРОФАНОВ

Тульский исследователь, автор сайта «Сталиногорск 1941» (stalinogorsk.ru) Александр Яковлев недавно обнаружил в На­цио­наль­ном управлении архивов и документации (США) совершенно уникальный документ – первый номер издания «Епифанская газета», выпускавшегося немецкими оккупационными властями в 1941 году.

В кругу специалистов эта новость вызвала неоднозначную реакцию. Одни выразили недоумение и даже сомнение: мол, а разве вообще в период оккупации немалой части нашего региона существовали какие-либо вражеские СМИ? Другие, наоборот, ликовали и потирали руки: «Вот так находка! Да это же новый пласт, который обязательно надо глубоко распахивать, чтобы люди посмотрели на историю своего края под новым, неожиданным углом!»
Надо сказать, что все же некоторые сведения о работе немецких СМИ в Тульской области были обнародованы еще в 1960-е
годы (но вот никто не знал, как выглядели эти СМИ и что конкретно писали). Именно тогда вышла документальная книга «Ты помнишь, товарищ?.. Воспоминания бойцов и командиров тульских партизанских отрядов». В ней опубликован очерк «По велению сердца» Павла Макеева, в котором он, бывший комиссар отряда «Передовой», орденоносец, рассказывал о гитлеровских газетах, выходивших в Белеве и Лихвине (ныне Чекалин). В последнем, в частности, распространялась газета «Набат». О ней не знал даже известный российский историк Иван Грибков, автор научной работы «Газеты на оккупированной территории СССР на русском языке в период Великой Отечественной войны». Иван Владимирович выявил сведения о том, что гитлеровская пресса – «Севский листок», «Школьник», «На переломе», «Женский листок» и так далее – выходила в Смоленске, Симферополе, Курске, Орле, Вязьме... Но вот тульских газет в обширном списке – до находки Яковлева – не было.
Так вот, лихвинский «Набат», как писал Макеев, был наполнен чудовищной ложью и клеветой на Красную армию, советскую действительность и население страны. Особенно сильно партизанам досаждал некий Жарков, которого лесные мстители между собой называли «чертякой», «литературным петухом», «авантюристом» и «газетным злодеем». Вскоре адрес квартиры «акулы пера» оказался в руках советских патриотов. Однажды утром четверо партизан, включая Макеева, отправились в Лихвин и проникли в дом Жаркова. «Перед нами предстал человечек с маленькими желтыми, быстро бегающими кошачьими глазами и покрасневшим носом, – описывал Павел Макеев последние минуты жизни изрядно надоевшего «набатчика». На память о своем пребывании в доме предателя мы оставили короткую записку: «Такая участь ждет каждого изменника Родины». В лагерь возвращались с хорошим настроением». Автор очерка не указал, как конкретно был ликвидирован Жарков. Можем лишь предположить, что его дома повесили, задушили или зарезали – в захваченном немцами городе открывать стрельбу было крайне опасно: шанс вырваться из Лихвина в лес в этом случае стремился бы к нулю… Где похоронили убитого, как отреагировали немцы на его смерть, кем он трудился до войны – все это пока остается тайной.
И если никто пока не догадывается, как выглядело лихвинское издание, то что собой представляла «Епифанская газета» – уже известно. Александр Яковлев пояснил, что это СМИ ценой 10 копеек (на захваченной территории ходили советские деньги) как образец собственной пропаганды лежало среди документов немецкой 29-й мотопехотной дивизии. О чем же информировали фашисты жителей Епифани? В первом номере от 8 декабря 1941 года объясняется, почему ведется война. «Каждый германский солдат, каждый германский крестьянин, рабочий и трудящийся не имеет чего-нибудь против русского народа! Война ведется только против советской власти… Сталин хотел править над европейскими народами! Уничтожить советскую власть навсегда, защищать германскую и западную Европу от большевиков, освободить русский народ от кровавого гнета – вот европейская задача германской армии и ее союзников», – вот в таком духе немецкие писарчуки-пропагандисты активно промывали мозги населению. А еще запугивали епифанцев тем, что под Москвой немцы продвигаются вперед, что германская «тяжелая артиллерия успешно обстреливала корабли, находящиеся под Ленинградом».
Находка Яковлева уже вызвала повышенный интерес у исследователей, в том числе и у Ивана Грибкова, которые намерены плотно проанализировать содержание вражеской прессы. Вот только никто пока не знает, много ли номеров успели издать гитлеровцы, публиковали ли они местные новости или только «политику»… Поиск этих и других сведений продолжается. «Вот так благодаря местным историкам скоро можно будет сказать, что известно 100% наименований оккупационных газет и журналов», – написал Грибков о «Епифанской газете». И тут выяснилось, что что-то немцы печатали и в городе Козельске. «Будем разбираться», – резюмировал Иван Владимирович. А еще говорят, что сейчас люди мало интересуются газетами. Еще как интересуются!

0 комментариев
, чтобы оставить комментарий