Рекламный баннер.

Общество

18:23, 26 августа 2015

Инфекция с усами и хвостом

Инфекция с усами и хвостом
 Екатерина ГАРБУЗОВА

В Российской Федерации два случая бешенства, и оба – в соседней Липецкой области. О погибшей девочке мы уже писали, она купила на рынке больного щенка. А недавно в Липецке от гидрофобии умер мужчина, которому вирус принес собственный кот.

Усатый-полосатый сбежал из дому, как за ним и водилось, к соседним кошкам, но через несколько дней вернулся не умиротворенным, а, наоборот, агрессивным, грязным, взъерошенным… Когда человек принялся его мыть, кот кусался и царапался. А еще через неделю… сдох.
К сожалению, хозяина павшего животного это не насторожило. Он прикопал труп и счел инцидент исчерпанным. Но потом у мужчины начались симптомы болезни, от которой за всю историю человечества никто ни разу не выздоравливал…
Если домашние собаки в нашем сознании еще как-то ассоциируются с возможной опасностью, то кошки – нет. Даже те, что живут в частных домах и ведут полубродячий образ жизни. Но именно такие питомцы составляют подавляющее большинство в тех 85 случаях бешенства животных, которые зарегистрированы в этом году в тульском регионе. В частности, лаборатории нашли вирус у 41 собаки и у 25 кошек.
В соседней Липецкой области главными «хранителями» вируса являются дикие лисицы, их среди заболевших братьев наших меньших больше всего. Выходит, что к нам вирус подошел еще ближе, если на Тульской земле по преимуществу бешенством болеют домашние любимцы.
Специалисты утверждают, что сегодня существует чрезвычайно высокий риск заболевания бешенством среди людей, поскольку у животных оно выросло в этом году в 17 раз. Это связано с активизацией вируса, который находится сейчас на пике эпизоотического процесса.
Другие природно-очаговые инфекции на территории региона тоже не дремлют, что заставило Роспотребнадзор принять в середине августа постановление о мерах по их профилактике.
С бруцеллезом сложилась ситуация, которую сотрудники санитарного ведомства оценивают как чрезвычайную. За семь месяцев зарегистрировано 4 случая бруцеллеза в одной семье в Киреевском районе, где от собственной коровы зара­зились папа, мама и двое детей. У этого семейства есть дача в Московской области, и буренку выво­зили туда на лето, чтобы продавать дачникам молоко, сметану и творог. Корова существовала без бирки, это все равно что человек живет без пас­порта. И теперь проверяют на бруцеллез всех членов садоводческого товарищества, кто ходил покупать эту продукцию. Но поскольку неучтенная корова не один раз путешествовала из Тульской в Московскую область и обратно, никто из специалистов не может ныне с уверенностью сказать, где и каким образом она умудрилась заразиться.
Скот личных подворий, а часто и фермерских хозяйств – большая головная боль для эпидемиологов. Система обязательной вакцинации групп риска в нынешнем сельском хозяйстве практически не работает, по факту каждый сам решает, прививаться ему или нет. На таком фоне старые, хорошо забытые инфекции стремятся взять реванш.
– В пятидесятых годах прошлого века в нашем регионе регистрировалось от 20 до 60 случаев бруцеллеза ежегодно, – рассказывает заведующая отделом эпиднадзора Роспотребнадзора Надежда Бажажина. – Затем начала работать очень четкая система профилактики, прививки в обязательном порядке делали всем группам лиц, кому это необходимо. И бруцеллез сразу исчез, заражения стали исключением из правил – один случай в десятилетие. В последнее время эти правила соблюдаются очень плохо. Тульская область не является природным очагом бруцеллеза. Но у нас активно берут в аренду землю выходцы из Дагестана, Чечни, привозя оттуда животных и  сельскохозяйственных рабочих, которые к прививкам не приучены. Отсюда и четыре случая инфекции в одной семье, что для нашего времени просто неслыханно.
Несмотря на неблагополучную ситуацию по при­род­но-оча­говым инфекциям, государственные учреждения здравоохранения рискуют не выполнить план профилактических прививок по эпидемическим показаниям отдельным категориям граждан. За 7 месяцев план прививок против туляремии осилен примерно на 8 процентов, против лептоспироза – всего на 6 процентов, а прививки против сибирской язвы вообще не проводились. Надежда Бажажина утверждает, что среди причин – несвоевременная закупка вакцин, которые должны приобретаться за счет местных бюджетов.
Ведомство прогнозирует и рост заболеваемости геморрагической лихорадкой с почечным синдромом, в очаге которой находится значительная часть территорий области. В прошлом году ситуация с этой инфекцией была крайне неблагополучной – 219 случаев, это максимум за десять лет. За семь месяцев 2015-го «геморрагичкой» заболели 66 человек, но это только начало. Впереди осень – период, когда переносчики возбудителя – грызуны – все плотнее жмутся к людям в поисках тепла и корма.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

Ранее на тему