Общество

09:00, 15 апреля 2016

Кагор для собаки Павлова

Кагор для собаки Павлова
Количество потребителей психоактивных веществ в регионе растет, на диспансерном учете их сегодня 3212. А заболева­емость наркоманией в последние годы остается стабильной, в общем числе потребителей – наркоманов 2042.

 Екатерина ГАРБУЗОВА
 Геннадий ПОЛЯКОВ

Статистика, конечно, не претендует на правду жизни, поскольку погоду делает именно латентная, то есть скрытая, наркомания. По разным оценкам, прикидывая сколько наркоманов проживают среди нас, надо официальную цифру умножить на пять или даже на десять…

Чему причащаемся
Начинал Алексей всегда со спиртного, но через пару дней обязательно переходил на наркотики. И тогда было уже не остановиться… К 32 годам потерял все, что только может потерять человек: семью, работу, квартиру, имущество. А главное – здоровье и человеческий облик. С травки перешел на героин, причем по безденежью брал дозы отвратного качества, от которых пару раз едва не сыграл в ящик. Завязать хотел всегда, неоднократно проходил курсы лечения и реабилитации, но неминуемо срывался. Как чумной в поисках дури, в два часа ночи кидался вон из комнатушки в частном доме в Криволучье, куда его из сострадания пустила на постой дальняя родственница. Сдавал в лом канализационные люки, «разувал» машины. За ним тянулся длинный хвост мелких правонарушений, и тюрьма казалась неминуемой…
Не было счастья, да несчастье помогло. Поскользнувшись во время весенней гололедицы, сломал разом обе ноги. Долго лежал в Ваныкинской больнице, потребовались три  операции. Героин ему в палату, естественно, никто не приносил… Сперва кололи обезболивающее, но какое-то слабое, не по кайфу. А потом и этого не стало. Как перемучился во время ломки, до сих пор вспомнить страшно… Но на соседней койке лежал, как потом оказалось, главный человек в его жизни – парень из общества анонимных наркоманов, избавившийся от своей пагубной страсти шесть лет назад.
К моменту выписки Алексей точно знал, что это – шанс и использовать его надо по полной. Новый знакомый, с которым вышли из ворот больницы, стал его проводником по ступеням программы «12 шагов». Сказать, что Алексей схватился за программу как за соломинку, – все равно что просто промолчать. Прием наркотиков давно превратился из удовольствия в проклятую необходимость. Когда на примере других ребят из общества он понял, что этот порочный круг реально разорвать, Алексей отдался процессу реабилитации со всей страстностью натуры.
Прошло 11 лет, трезвых как стекло. Наш герой женился на женщине с двумя детьми, работал на стройке и даже завел свой маленький бизнес: реставрировал, циклевал паркет в чужих дорогих квартирах.
Возраст был уже такой, что хотелось освободиться от груза прошлых лет, смыть грехи. И Алексей пошел в церковь…
На этой позитивной ноте наш рассказ надо было бы прервать. Но мы продолжим, хоть нам и скажут, что политически это неверно…
На первом же причастии, ощутив во рту вкус сладковатого красного кагора, Алексей… потерял сознание. Именно так он определил состояние, когда его осознанное отношение к самому себе вдруг перестало существовать:
– Я ходил, говорил, что-то делал, но меня в моем теле как бы не было, – рассказывает Алексей  автору этих строк. – Я превратился в зомби, единственной целью которого было – выпить. Я полностью утратил контроль над всеми своими действиями. Все, от чего я многие годы уходил, ускользал, обрушилось с беспощадностью, беря реванш за упущенное время. Через месяц я уже снова сидел на героине. И наверняка погиб бы, если б ребята из общества анонимных наркоманов не приволокли меня силой в наркодиспансер на помывку. Теперь буду начинать проходить программу «12 шагов» заново. Вот только – получится ли…

Пропавшая
частица «не»
Доза кагора, которую вмещает церковная лжица, настолько мала, что терапевтического действия не имеет. И эффект, произведенный на Алексея, – не физического, а психологического свойства. Ему вообще рановато было причащаться, поскольку он воспринимал содержимое чаши не как тело и кровь Христовы, а как хлеб и вино. И, будучи уверен, что сподобился не Святых Даров, а именно спиртного, поимел результат диаметрально противоположный тому, какого хотел.
Психолог поликлинического отделения Тульского областного наркологического диспансера № 1 Татьяна Горчакова так объясняет этот феномен:
– У наркомана тот же условный рефлекс, что у собаки Павлова. Желудок собаки выделял сок по звонку, за которым в кормушке появлялась пища. Когда пищу давать прекратили, а звонок все равно звучал, сок продолжал выделяться рефлекторно. Точно так же и здесь. Доза алкоголя ничтожна, а рефлекс все равно работает. У человека, страдающего алкогольной или наркотической зависимостью, два пути. Либо абсолютная, стерильная трезвость и нормальная человеческая жизнь, либо он гибнет. Третьего не дано. Я работаю в наркологии 35 лет. Перед глазами судьбы, полные настоящего драматизма. Бывает, что человек не употребляет наркотики много лет, а потом в один миг теряет все позиции и погибает окончательно. Сколько бы времени ни прошло, такая вероятность остается. Вылечиться от зависимости невозможно. Человек до конца своих дней обязан относиться к себе как к потенциальному наркоману.
В основе зависимости – акцентуации личности: ранимость, эмоциональность, инфантилизм, эксцентричность, истероидные черты – особенностям людской натуры несть числа. Поэтому одновременно с врачом-наркологом, в арсенале которого медикаментозное лечение, пациенту начинает оказывать помощь психолог, психотерапевт.
Поначалу проводится психодиагностика с использованием специальных диагностических компьютерных программ. Выявленные особенности подробно объясняются, обговариваются с зависимым. После чего следует индивидуальная постановка цели и намечаются пути ее достижения. Каждый рисует дороги, которые хотел бы выбрать. И формирует новую систему ценностей.
– В старой системе обнаруживаются поразительные изъяны, – говорит Татьяна Горчакова. – В иерархии ценностей все бывает перевернуто с ног на голову. У наркомана не здоровье на первом месте, а чтоб его любили, жалели, ценили. Он оказывается страшно зависим от мнения окружающих и себя среди значимых личностей даже не пытается нарисовать, его как бы не существует.
Выпутаться из сформировавшихся ценностных ориентиров чрезвычайно трудно, они коренятся в детстве. У Татьяны Алексеевны есть пациент, который до 15 лет был замечательный мальчик, помогал маме, школьной уборщице – мыл полы, забирал из детсада младшего брата. Мама, растившая сыновей без отца, гнущая спину на трех работах, больше всего боялась, как бы сын не пошел по кривой дорожке. «Только наркоманом не будь!» – каждодневно повторяла она. Знала бы бедная женщина, что подсознание мальчика опускает частицу «не» и установка «Наркоманом будь!» от самого значимого человека просто не может однажды не сработать…
Парню этому сейчас под тридцать, семья, дети, работа, полный ажур. Он успешно прошел курс лечения и реабилитации, наркотики не употребляет больше десяти лет. Но раз в месяц к психологу приходит обязательно, потому что не хочет, не имеет права сорваться…
В диспансере практикуются как индивидуальные, так и групповые занятия. Минимальный курс – три месяца, максимальный – вся оставшаяся жизнь. В комнате для занятий – удобные шезлонги, техника для различных систем психологической помощи.

Дороги,
которые
они выбирают
Есть несколько путей, по которым наркозависимые пытаются убежать от своей пагубной страсти. Уже упомянутое общество анонимных наркоманов, реабилитационный центр «Страна живых», частные центры помощи попавшим в трудную жизненную ситуацию, правомерность деятельности которых вызывает большие вопросы.
Один из пациентов психолога Татьяны Горчаковой нашел выход в самом настоящем затворе. От заклятых друзей, которые не давали ему «завязать», он скрылся в лесничестве. Немногословный пожилой  родственник-лесник, встающий с птицами и отходящий ко сну за полночь, щедро делился с парнем работой, не сделать которую означало на заимке не выжить. Четыре года они куковали без людей и телевизора, и душа очистилась. Несколько месяцев назад парень вернулся из затвора в Тулу. Каждую неделю он приходит к психологу на групповые занятия и рекомендует свою робинзонаду в качестве реабилитационной методики.
Может быть, это кого-то спасет. Остальным же надо взять на заметку полный список государственных лечебно-профилактических учреждений наркологического профиля, что действуют  у нас в регионе.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

Ранее на тему