Рекламный баннер.

Общество

09:00, 21 июня 2013

Каждый балл на счету

Каждый балл на счету
Результат Единого государственного экзамена не всегда устраивает школьников, и не только тех, кто откровенно провалил тестирование. Порой оспаривать оценку готовы даже выпускники, имеющие вполне приличные – выше 70–80 – баллы. Такое право есть у каждого, для этого в регионах работают конфликтные комиссии.
…С утра в широком коридоре областного Института повышения квалификации и профессиональной подготовки работников образования собираются одиннадцатиклассники. Начинается второй день рассмотрения апелляций по математике – экзамену, который тяжелее всего дался школьникам нашего региона в нынешнем году.
Некоторых ребят сопровождают родители, родственники, друзья. Если приглядеться повнимательнее, то по лицам можно догадаться, для кого один-два балла – вопрос прохождения по конкурсу в высшее учебное заведение, а кто-то просто хочет понять свои ошибки или доказать правоту.
Роман, выпускник лицея № 2 областного центра, спокоен. Его оценка по математике превышает 70 баллов, да и результатами по остальным предметам он вполне доволен – общей суммы должно хватить для поступления в Тульский госуниверситет. Однако парень считает, что эксперты были не совсем справедливы при проверке его работы. Сомнения вызывает задание номер 2 из части С.
Член конфликтной комиссии, преподаватель ТулГУ, разбирает случай: проверяющие поставили школьнику ноль баллов, по сути, за верно решенную задачу – просто ответ был записан с помощью нестандартной комбинации цифр. Предложение тульской комиссии – повысить результат на два балла – теперь снова отправится на рассмотрение в Москву.
– Конфликтная комиссия не участвует в проверке всей работы, – поясняет член комиссии, сотрудник Института повышения квалификации Игорь Сергеев. – Встречаются чисто технические ошибки при переносе материалов в части В, но в основном мы работаем с частью С, где требуется написать решение задач. Дети пытаются выяснить, достаточно ли им поставили баллов. Получив работу, мы оцениваем ее, разбираем решение, объясняем ошибки. Потом перепроверенные работы посылаются в Москву, и, если оценку повышают, новый результат публикуется на сайте ЕГЭ.
Случаи повышения баллов не единичны, говорит Игорь Васильевич. К примеру, в нынешнем году не очень однозначна в плане оценки последняя, самая сложная задача в части С – в ней содержатся вопросы, требующие пространных рассуждений. А значит, среди проверяющих вполне возможны разночтения.
– Подобные случаи всегда были, для этого и существует апелляция, – считает Игорь Сергеев.  
Вот и выпускнице того же 2-го лицея Екатерине удалось отстоять два балла в своей работе. Впрочем, признается девушка, экзамен не показался таким уж сложным: весь материал проходили на школьных уроках. Проблемы носили иной характер.
– Трудно было собраться, нервничала, – объясняет она. – К тому же два экзамена подряд сидела на первой парте – это психологически тяжело.
Первая парта и волнение немного подвели и школьницу из щекинского лицея № 1.
– Говорят, если подготовишься, будет легко, если не подготовишься – сложно. Я готовилась, много задач решала на уроках, с репетитором и самостоятельно, – рассказывает Мария. – И на ЕГЭ даже попадались похожие задания. И все-таки ошиблась…
Причина рядовая – стресс.
– Мне кажется, каждый пе реживает, – говорит выпускница. – Я в общем была уверена в себе, но страх присутствовал. Боялась допустить элементарные ошибки – в счете, таблице умножения. Бывает так: что-нибудь выскочит из головы и забудется. Я старалась не волноваться, не обращать внимания на наблюдателей, сидеть и решать, как будто я дома.
Впрочем, дома у выпускников редко бывает спокойно в дни экзаменов – родные нервничают ничуть не меньше, а то и больше, чем дети.
– Мама у меня в Москве работает, но она звонила мне и перед ЕГЭ, и после, – улыбается Маша. – Рассказывала, что боялась так, как будто сама экзамен сдавала.
Вот и Любовь Владимировна, мама щекинского лицеиста Михаила, неохотно вспоминает пережитый стресс.
– Мне кажется, я больше волновалась, чем он, – говорит она. –  Мужчины вообще более спокойные создания.
Михаил действительно не особенно тревожится. Он считает, что правильно решил задание и подал заявление на апелляцию, чтобы это доказать.
– Это просто принцип, – утверждает он.
Юноша прав – ему удается вернуть один балл, хотя в целом итогом теста он все равно недоволен.
– Результат меньше, чем у одноклассников, – объясняет мама выпускника. – Когда пришел с математики, был уверен, что все решил. А увидел результат – сам растерялся.
Не один Миша – многие его одногодки, получив результаты всех ЕГЭ, оказались вновь, как и до начала экзаменов, в «подвешенном» состоянии. Мало кто из них может сейчас с определенностью сказать: я хочу поступать в такой-то вуз на такую-то специальность. Они выжидают: каким будет проходной балл, высоким ли станет конкурс, на что они смогут рассчитывать со своей суммой баллов. Кто-то уже сейчас понимает, что от желаемого учебного заведения или факультета, скорее всего, придется отказаться. Другие пока не теряют надежды. Абсолютно уверенных в себе счастливых обладателей высоких баллов на конфликтной комиссии, конечно, немного.
Однако работы у нее – хоть отбавляй. Уже спустя пару часов после открытия на лицах сотрудников отчетливо читается усталость. Не мудрено: только по математике было подано около 550 апелляций.
По итогам другого обязательного экзамена – по русскому языку – эксперты разбирали 430 протестов. Порядка полутора сотен заявлений на апелляцию подавали выпускники Тульской области по итогам ЕГЭ по истории и биологии. 15 работ рассмотрели после Единого госэкзамена по информатике. Впереди еще шесть предметов по выбору.
– Мы очень внимательно работаем с каждым ребенком, ведь здесь может решаться его судьба, – говорит заместитель председателя комиссии Людмила Дьякова. – Непросто бывает с гуманитарными дисциплинами. Случается, проверяющий не до конца вник в сочинение, а мысль у школьника правильная, и он может ее отстоять.
Комиссия работает порой до позднего вечера, разбирая работы, принимая звонки, разъясняя права выпускников и родителей. Заявления на апелляции между тем продолжают поступать – по факсу, по электронной почте, в бумажном виде.
– Главное, чтобы школы и сами дети не подавали заявление по одной и той же работе несколько раз. Мы ведь регистрируем все поступления, а потом возникает путаница – нельзя же запомнить сотни имен и номеров, – вздыхает секретарь комиссии Нина Нефедова и снова берет трубку надрывающегося телефона…
Елена АЛЕКСЕЕВА
Андрей ЛЫЖЕНКОВ
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий