Общество

09:00, 25 ноября 2016

Кристина Естехина: «Я все вытерплю ради детей»

Кристина Естехина: «Я все вытерплю ради детей»
Вынесен приговор по делу Кристины Естехиной, обвиняемой в нанесении побоев одиннадцатилетней дочери Александре (ст. 116 часть 1 УК РФ). Суд решил наказать мать четверых детей штрафом в размере 30 тысяч рублей.

 Нелли ЧУКАНОВА
 Геннадий ПОЛЯКОВ

Перебдели?
Напомним, что синяк на лбу девочки был обнаружен учителем физкультуры утром 15 октября 2015 года. Саша пояснила, что сама ударилась о стену, тем не менее преподаватель сообщил о случившемся социальному педагогу школы. Ранее тот неоднократно допытывался у Саши, не обижают ли ее родители. На чем основывались подозрения, непонятно, ведь учителя Александры характеризуют ее как очень аккуратную девочку и прилежную ученицу, дневник которой украшают лишь четверки и пятерки. Помимо учебы, Саша занималась танцами, пением и рисованием. Возможно, пристальный интерес был вызван тем, что девочку воспитывает отчим, а полтора года назад у супругов появился общий ребенок и отношение к падчерице теоретически могло ухудшиться…
В школу вызвали полицейских из подразделения по делам несовершеннолетних (ПДН). Сашу допрашивали c пристрастием. Ведь для заведения уголовного дела требовалось признание девочки в том, что ее избила мать…
О происходящем Естехина узнала от бывшего мужа Юрия Табачного, живущего в Ставрополе, – тому позвонили из школы. Юрий сообщил, что у дочери обнаружены следы побоев, в нанесении которых подозревают Кристину. Вызвав с работы мужа, чтобы оставить с ним малыша, женщина побежала в школу, но к Саше ее не пустили, препроводив к директору. Мать обвинили в систематическом жестоком отношении к ребенку и  побоях.
В школе Кристину и Сашу продержали до вечера. От одной требовали написать отказ от дочери, от другой – дать показания против матери. Но Александра продолжала повторять, что ударилась сама. Хотя впоследствии  призналась, что во время игры по лбу то ли кубиком, то ли машинкой ее ударил маленький братик. Девочка боялась, что кроху накажут, поэтому солгала…
И все же она признала вину мамы – когда увидела, что той стало плохо, но  вызывать скорую ей не собираются. А Кристина, заметив, что ее ребенок на грани нервного срыва, написала отказ. Вот как выглядел текст (орфография и пунктуация автора сохранены): «Я, Естехина Кристина Владимировна, 11.04.1978 г., Табачная Александра отказывают в пользу Табачного Юрия, 1951 г. р.». Как можно счесть сумбурную запись официальным документом, сказать трудно, но ее оказалось достаточно, чтобы отправить ребенка в социальный центр.
Три месяца девочку не отдавали законному представителю – ее отцу, требуя предоставления разных справок. Кристина, стремясь вернуть Сашу, обращалась во все инстанции, но тщетно. Доведенную до отчаяния мать уговорила обратиться в кризисный центр прихожанка той же церкви, в которую ходит Естехина. Словно почувствовав беду, женщина позвонила Естехиной. Она сумела объяснить несчастной, что ради дочки та обязана добиться справедливости.

От психушки – до тюрьмы
Кристина и добивалась. За что в результате оказалась не только под следствием, но и в… психиатрической больнице, куда ее на месяц поместили для освидетельствования, оторвав при этом от крошечного сынишки…
Вердикт был однозначным: здорова.
– Невозможно передать, что чувствуешь, когда круглосуточно находишься под пристальным наблюдением, – говорит Кристина. – Но я понимала, что должна все выдержать ради моих детей.
…Как рассказывает Естехина, был момент, когда ей уже собирались вернуть Сашу, но тут стало известно, что Кристина подала в прокуратуру жалобу, в которой описала все подробности произошедшего с ее семьей.
Тут уж «защитникам детства» пришлось защищаться самим. В основу дела были положены свидетельства сотрудников школы, написанные словно под копирку. Из них следует, что Кристина в кабинете директора выражалась нецензурно, кричала, что дочь ей не нужна, и по доброй воле написала от нее отказ. Саша якобы всем педагогам  последовательно рассказывала, как мать ее истязает на протяжении многих лет, а 14 октября дважды ударила в лоб кулаком за то, что задержалась в школе. Вот только нестыковка – в суде педагоги так и не сумели достоверно описать характер повреждения на лбу школьницы. Один говорил, что там была огромная гематома, второй – небольшой синяк, а третья – что маа-а-ленькая такая шишечка…
В деле имеется протокол допроса девочки, будто бы происходившего в центре 19 ноября 2015 года с полудня до часа дня, в котором она признает, что мама ее избила. И снова незадача! Естехиной в школе № 32, где в этот период обучалась Саша, выдали справку, что 19 ноября с 8.20 и до 14.10 ребенок находился на занятиях! Кого же тогда в это время опрашивали сотрудники ПДН?
И это не все несоответствия. Когда Кристина и ее адвокат знакомились с делом, в нем обнаружился странный документ – оформленное по всем правилам заявление об отказе от ребенка, якобы подписанное Естехиной. В ходе судебного заседания было внесено ходатайство о направлении этого заявления на почерковедческую экспертизу. Но каково же было изумление присутствующих, когда выяснилось, что документ, с которым уже ознакомилась обвиняемая, исчез из прошитого дела где-то по дороге из органа дознания в суд. К счастью, у Естехиной есть фотокопии всех страниц этого двухтомного «собрания сочинений».

Била или не била – вот в чем вопрос
Да, подписи девочки имеются на протоколах. Но, как она призналась в суде, ее заставили их подписать обманом. Мол, жила с родителями в Магадане и Подольске? Жила. Вот и распишись…
Находясь в центре, Саша записала видеообращение, в котором повторяет, что мама ее не била, и выложила его в Интернет. И в январе 2016-го, когда девочку наконец передали отцу, она первым делом подтвердила невиновность матери. На следующий же день Юрий Табачный поспешил в полицию, чтобы заявить об изменении показаний дочери. Но заявление не приняли, а его самого лишили возможности представлять интересы ребенка на основании того, что Табачный защищает бывшую супругу.
Законным представителем девочки назначили даму из опеки. Ее подписи имеются на протоколах допросов, вместе с тем Саша заявила в суде, что впервые увидела «эту тетю» только в сентябре 2016-го на судебном заседании…
После двух месяцев рассмотрения дела в суде представитель прокуратуры попросила признать Естехину виновной и наказать штрафом в 40 тысяч рублей. И это после того, как на заседание по инициативе адвоката был вызван медэксперт, осматривавший девочку и вынесший заключение, что повреждение на ее лбу возникло в результате удара тупым предметом. Мог ли это быть кулак? Мог. А машинка или кубик? Тоже могли.
Так почему же в ходе следствия эта версия не была рассмотрена? Ну хотя бы для того, чтобы ее опровергнуть…
Суд также не счел необходимым провести дополнительную экспертизу по этому поводу, равно как еще раз допросить свидетеля защиты Юрия Табачного и потерпевшую, хотя те проделали неблизкий и совсем недешевый путь из Ставрополя, чтобы снова рассказать о невиновности Кристины. Кстати, как отметила представитель прокуратуры в своем обвинении, ей показалось очень странным, что бывший муж спустя восемь лет после развода столь рьяно защищает экс-супругу.
Да, это было бы действительно невероятно, если бы Естехина и в самом деле была таким монстром, каким выглядит со стороны обвинения. Но позиция бывшего мужа не кажется странной, если учесть, что Табачный в суде говорил о Кристине исключительно как о хорошей матери, любящей своих детей, постоянно заботящейся о дочери и маленьком сыне и делающей все возможное для того, чтобы они жили в достатке и уюте и полноценно развивались. Он отметил, что Кристина может быть излишне эмоциональной, но ударить ребенка не способна. Эту характеристику подтвердил и нынешний супруг женщины Юрий Естехин. Отчим воспитывает Сашу восемь лет, с девочкой у него сложились доверительные отношения, и та ни разу не пожаловалась, что мама ее обижает.
Кстати, и соседи Естехиных дают им исключительно положительные характеристики. Криков и ругани они никогда не слышали, детей в синяках и шишках ни разу не видели. Уж надо думать, если бы такое случалось, люди бы не упустили возможность избавиться от неблагополучного соседства…
В суде сторона обвинения, желая доказать вину Кристины Естехиной, попросила зачитать заключение, данное врачами в ходе освидетельствования в психиатрической клинике. В нем говорится, что женщина в результате последних очень тяжелых родов получила осложнения, которые отразились на ее нервной системе. Она сделалась более эмоциональной, вспыльчивой и раздражительной, чем раньше. Но доказывает ли это, что она била свою дочь?
…Однажды, когда семья еще проживала в Узловой, Саша опрокинула на себя емкость с кипятком. Мама вызвала ей скорую. Ожоги давно уже зажили, про них в семье и думать забыли, но в ходе следствия эта история была обнародована и тоже вынесена на суд – правда, уже в другой интерпретации. Якобы это мать поливала дочь из чайника кипятком за то, что та никак не могла выучить заданное в школе стихотворение! При этом истязаемый ребенок не издал ни звука – ведь соседи снова ничего не слышали… Странно?  А разве не кажется невероятным, что одиннадцатилетняя девочка, получив один удар в лоб, даже не попыталась уклониться, когда увидела, что кулак снова приближается к ее лицу? Стояла и молча ждала… А разве может быть, что после двух ударов кулаком в лоб на руке матери не осталось ни синяка, ни ссадины? На следующий день она общалась с сотрудниками полиции, писала заявление. Уж надо думать, если б обнаружилось хоть какое-то пятнышко, ее бы сразу отправили на экспертизу.

Ювеналка шагает по стране
В качестве последнего довода адвокат Кристины Инесса Ильинцева просила судью не выносить обвинительный приговор, хотя бы исходя из интересов ее четверых детей. Ведь наличие судимости у матери ляжет несмываемым пятном на их судьбы.
И тем не менее судья решила, что все свидетели обвинения говорят правду – просто потому, что у них нет причины для лжи. А все свидетели защиты – бывший и нынешний мужья Кристины, коллеги по работе, соседи, знакомые  – врут, зачем-то желая выгородить мать-злодейку, систематически избивавшую несчастное дитя. Дитя, которое, выходит,  вовсе не благодаря, а вопреки действиям этого «монстра» растет, судя по характеристикам из той же школы или социального центра, всесторонне развитой, умной, доброй, хорошо воспитанной и отзывчивой девочкой. Девочкой, которая очень любит и маму, и папу, и отчима, и маленького братика и страшно переживает из-за того, что сейчас происходит с ее семьей. Она вот уже год всеми своими детскими силенками старается  защитить родных от той беды, которую сама же невольно на них и накликала, солгав однажды во спасение… Вот уж правда – единожды солгавший, кто тебе поверит?..
На примере этой семьи мы видим, что ювенальный закон, позволяющий из-за малейшего синяка отнимать детей у родителей, уже шагает по нашей стране. Для всех нас произошедшее должно стать уроком и напоминанием о том, насколько нужно быть внимательными по отношению к самым близким людям, ведь каждое неосторожное действие, сгоряча сказанное слово могут быть использованы против нас, даже когда мы на сто процентов уверены, что противозаконных деяний не совершали.
После вынесения приговора Кристина Естехина заявила следующее:
– Мы будем обжаловать приговор суда, подавать апелляцию. Я считаю, что дело рассмотрено однобоко и моя вина не была доказана. Мы хотим добиться объективного процесса, чтобы голос ребенка был наконец услышан. А еще нашей семье нужна спокойная нормальная жизнь. До тех пор пока не решится вопрос, Саша останется с папой в Ставрополе, хотя суд наше общение никак не ограничил. Но это в интересах ребенка, для девочки так будет безопаснее.

0 комментариев
, чтобы оставить комментарий