Рекламный баннер.

Общество

18:33, 09 января 2013

Ланьшино, Миротино, далее – везде…

Ланьшино, Миротино, далее – везде…
Минздрав России намерен возродить дежурства на дому для отдельных категорий медицинских работников. Слов нет: давно пора! Это хоть в какой-то мере позволит закрыть прорехи в кадровом составе сельских больниц. Или хотя бы сделает более справедливой оплату труда тех, кого и сегодня в любое время суток вызывают на рабочее место, как только в том возникает необходимость.
После смены врач или медсестра (они тоже люди!) вправе проводить досуг по своему усмотрению, в том числе и уезжать куда угодно, никого не ставя в известность. Но в таком месте, как, например, поселок Заокский, медики практически никогда этим правом не пользуются.
– Фактически дежурства на дому и не прекращали своего существования, – рассказывает главный врач центральной районной больницы Самвел Памбухчян. – В любой момент могут вызвать к больному по той простой причине, что больше позвать некого… Ночью в больнице дежурят один врач, не важно какой специальности, и четыре медсестры. Поэтому дома приходится быть в постоянной боевой готовности. Если поправки в Трудовой кодекс, которые предлагает ввести Минздрав, будут приняты, это позволит не только просить, но и спросить с человека, а также заплатить ему из расчета одной второй часа рабочего времени за один час такого дежурства.
В Заокской ЦРБ один из самых низких в регионе показателей обеспеченности врачебными кадрами. На 52 ставки приходятся 19 физических лиц плюс пять совместителей. Поэтому нагрузки просто нереальные: два педиатра работают вместо восьми. Главный врач трудится как хирург и эндоскопист, его заместитель еще и заведует поликлиникой, кроме того, принимает больных в качестве дерматолога, а терапевт и гинеколог освоили УЗИ. Врачи-многостаночники – норма для российской глубинки, особенно теперь, когда новой аппаратуры много, а персонала по-прежнему нет.
Программа модернизации дала Заокской больнице наркозно-дыхательный и дыхательный аппараты, маммограф, биохимический анализатор и анализатор газов крови, дозаторы, пульсоксиметры и другое оборудование. Два новеньких автомобиля скорой помощи подключены к системе ГЛОНАСС, в поликлинике установлен инфомат электронной регистратуры. Было бы совсем хорошо, если бы санитарные машины поступали в комплекте… с фельдшерами, которых тут восемь вместо 16. А инфомат прислали бы «в одном флаконе» с набором узких специалистов, к которым через электронную регистратуру стало бы возможно записаться…
В рамках программы модернизации в больнице открыт центр амбулаторной хирургии, но Самвелу Памбухчяну удалось сохранить в районе и хирургический стационар – 10 коек.
– В условиях малой хирургии мы должны сделать человеку операцию и отпустить его домой. Если вмешательство не позволяет выписать больного на попечение деревенского фельдшера, он обязан утром снова прибыть в медучреждение на осмотр. И потом еще несколько раз явиться на перевязки или процедуры. Но район наш большой, разбросанный, транспортное сообщение оставляет желать лучшего. Есть деревни, Миротино например, куда на машине едешь как минимум час. Дорога от Митино до Ланьшино совершенно убита, и таких немало. Конечно, их ремонтируют, но за жизнью этот процесс не успевает. Как требовать от прооперированного больного явки в центр амбулаторной хирургии, когда до него и здоровому добраться трудно? Согласно маршрутизации я всех должен возить в Алексин. Вчера это делали трижды: утром – молодого человека с высоким сахаром крови, в обед – женщину с кровотечением, вечером – пострадавшего в ДТП. Остальным, по счастью, сумели оказать помощь здесь. Иначе обе машины скорой помощи весь день занимались бы только перевозкой.
Благодаря настойчивости главного врача в большой сверкающей кафелем и металлом операционной, где когда-то много чего делали, и сейчас помогают не только при карбункулах, ранах и не­осложненных переломах. Наша репортерская группа застала Самвела Памбухчяна как раз у хирургического стола, где он выполнял грыжесечение с пластикой. Больных с аппендицитом, с некоторыми формами варикоза тоже не отправляют в Алексин, благо условия и специалисты для помощи им есть и в Заокском. По мнению Самвела Карленовича, хирургия хирургии рознь, в ней полно случаев, когда пациенту требуется круглосуточный стационар, а круглосуточное наблюдение специалиста – нет. Достаточно того самого дежурства на дому.
В этих рассуждениях звучит изрядная доля личной заинтересованности хирурга с тридцатилетним стажем, которому не хочется терять квалификацию, переходя на сплошные карбункулы и ножевые раны без повреждения внутренних органов. Но, согласитесь, это ведь классно, что наши специалисты в глубинке так истово держатся за профессию. Значит, верят, что когда-нибудь все вернется на круги своя и их навыки вновь будут востребованы.
Слабое звено заокской хирургии – анестезиологи. Своего специалиста нет, в определенные дни приезжает совместитель из Пущина Московской области, а когда, что называется, приспичит, врача вызывают из Тульской областной больницы. Но на анестезиолога учится местный интерн, окончивший медицинский институт ТулГУ. С ним уже заключен контракт, который обязывает его отработать в поселке пять лет. В этом году молодой специалист войдет в программу «Земский доктор» и получит миллион рублей «подъемных».
В Твери заканчивает интернатуру и будущий эндокринолог районной больницы, его тоже надеются задержать тут всерьез и надолго. А то главврач уже устал от потерь: за последние годы из лечебного учреждения уехали на заработки в столицу четыре специалиста.
Вообще Памбухчян, похоже, не собирается ждать, когда жизнь волшебным образом наладится. У него своя программа решения кадровых проблем: у хирурга с женой-гинекологом трое детей, и все они учатся в мединституте…
Екатерина ГАРБУЗОВА
Геннадий ПОЛЯКОВ
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

На эту же тему