Общество

09:00, 13 ноября 2015

«Липовый» мед

«Липовый» мед
 Юлия ГРЕЧЕНКОВА
 Елена КУЗНЕЦОВА

Китайские подделки всего на свете давно стали делом, в общем-то, привычным. А вот что жителям Поднебесной может понадобиться фальсифицировать такой природный продукт, как мед, слышать странно. Но «китайский мед» уже есть. Как и любой другой дорогой товар, имитировать его – дело выгодное.

Китайские пчеловоды?
За медом у нашего народа прочно и вполне заслуженно закрепилось звание панацеи. Кто-то кушает его в дозах практически гомеопатических – чуточку с утра, кто-то не ограничивается этим и ест, что называется, ложками, опять же здоровья ради. В любом случае вряд ли есть семьи, которые к началу холодов не прикупят баночку-другую пчелиной сласти.
При этом к выбору продукта относятся всегда щепетильно, и вне зависимости от того, есть ли такой опыт или нет, знают: с медом могут запросто обмануть. Его стараются покупать у «своих», проверенных пчеловодов или, по крайней мере, у тех, о ком слышали хорошие отзывы. Ведь отоварившись у непроверенного поставщика, можно вместо лакомства получить банку слегка подкрашенного сахара, иногда плохо размешанного.
Если не полениться и поискать в Интернете упоминание о китайском меде, станет понятно: его доля на российском рынке довольно велика, причем время от времени в разных регионах случаются «вбросы» крупных партий имитированного продукта. В составе суррогата – исключительно сахарный сироп, крахмал, ароматизаторы и красители. А значит, пчелы к такому продукту вообще никакого отношения не имеют.

Некоторые деньги пахнут
Тулячка Евгения Михайлова рассказала, что недавно к ее отцу, пчеловоду-любителю, обратился случайный знакомый, который предложил предоставить мужчине сырье на сто банок фальсификата. От пасечника требовалось смешать его с настоящим медом и получившийся суррогат реализовывать. «Предприниматель» хотел за это процент с продаж. Пчеловод, впрочем, от щедрого предложения отказался, потому что доброе имя и чистая совесть дороже «липких» денег.
А ведь подделка проста и незатратна в производстве, тогда как цена настоящего меда в среднем составляет порядка 400 руб­лей за килограмм. Суррогат же позволяет неплохо заработать тем, кто его изготавливает, а, скажем, крупным кондитерским заводам и фабрикам дает возможность хорошо сэкономить на сырье, заменив деликатес «липой».
В целом ситуация с контрафактным медом, который ввозят в Россию из Китая, обстоит так остро, что в конце лета помощник руководителя федерального Россельхознадзора Алексей Алексеенко, предложил безжалостно уничтожать суррогат и бить тем самым по кошельку его производителя.
Пока же, учитывая, что ГОСТ для пчеловодческой продукции составлен так, что его можно обойти, нельзя быть уверенным, что, покупая в супермаркете любимый торт «Медовик», вы не становитесь жертвой скрытого надувательства.

Контроль качества
В то же время местным пчеловодам, для того чтобы выйти на рынок, нужно выдержать серьезную проверку и получить сертификат на свою продукцию. Исследованием проб в Туле занимается испытательная лаборатория. Как рассказала ее начальник Марина Кольтюгина, основной показатель натуральности и зрелости продукта – это диастазное число: чем выше данный показатель, тем лучше мед. Диастаза – не что иное, как фермент, по содержанию которого можно судить о том, насколько конкретный продукт полезен для организма.
– Определение диастазного числа проводится в рамках исследования на качество, – пояснила Кольтюгина. – Стоит отметить, что заниженность показателя может свидетельствовать не только о ненатуральности меда, но и о том, что его, возможно, подогревали, чтобы растопить кристаллики, а значит, придать более привлекательный товарный вид. В таком меде, конечно, число полезных веществ будет куда ниже.
Также специалисты проверяют процент воды, сахара и пыльцы. И даже наличие механических примесей, иными словами – любых частиц, которые могли попасть в природную сласть, пока пасечник качал мед и разливал его по банкам.
Но и это еще не все! Чтобы дать добро на продажу меда, сотрудники лаборатории должны удостовериться, что в нем нет радиоактивных элементов, таких как цезий и стронций, например. И тяжелых металлов: свинца, ртути, кадмия. Смертоносные примеси вполне могут оказаться в меде, ведь пчелам законы не писаны, и нектар они собирают в том числе возле крупных дорог, где вся эта дрянь в изобилии осаждается на цветы и травы.
Впрочем, никто не мешает медовому бизнесмену представить для лабораторных анализов лучшие образцы, а получив заветный сертификат, понизить планку.
Как же разобраться, где хороший мед, а где нет? Ряд нехитрых, но действенных тестов каждый из нас может провести и сам, без помощи лабораторного оборудования. К примеру, у настоящего меда, в отличие от сахара, очень низкая температура плавления. Покатав между пальцев закристаллизованный комочек продукта и добившись его растворения, можно убедиться, что перед вами натурпродукт.
Можно также нанести мед на промокательную бумагу. Если листочек не размокнет, значит, мед настоящий. А учитывая, что мед «бодяжат» не только сахаром, но и крахмалом, нелишним будет и проверить его знакомым со школьной статьи методом – добавить капельку йода и посмотреть, не посинеет ли. Кроме того, знатоки предлагают обращать внимание на то, как представлен сладкий товар. К примеру, на ярмарках местные пчеловоды обычно расфасовывают свой продукт по небольшим пластиковым тарам или по банкам. А вот китайский «химический» накладывают прямо на месте из больших квадратных контейнеров, в которых и везут из-за границы. Кроме того, у контрафактного меда обычно броские названия, например «Царский» или «Мужской». Тогда как натуральный российский продукт зовется скромно – «липовый», «гречишный». Но самый верный способ не прогадать и избежать обмана – это пробовать. Тот, кто хотя бы раз ел настоящий цветочный мед, уже ни с чем не спутает его тонкий аромат и терпковатый вкус.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий