Рекламный баннер.

Общество

09:00, 07 августа 2015

Магазин на колесах

Магазин на колесах
 Анастасия КАЛИНИНА
 Геннадий ПОЛЯКОВ

На полчаса площадка перед заброшенным магазином в Лелюхино оживает. Приходят почти все местные жители – человек пятнадцать. Бабушки в опрятных платочках, теплых, несмотря на жару, кофточках и парадных юбках, чинно, по очереди подходят к бортовой «газели». Репортерской группой не интересуются, любопытных взглядов в нашу сторону не бросают. Изучают ассортимент привезенного товара, обсуждают текущие новости.

И первое, и второе практически неизменно уже не одно десятилетие. Но все равно приезд автолавки – главное светское событие в деревне, происходящее с регулярностью пару раз в неделю. Главные действующие лица – продавец Лариса Хозиморданова и водитель Валерий Курбатов. Это одна из двух рабочих бригад райпо, пять дней в неделю колесящих по отдаленным деревушкам Арсеньевского и граничащих с ним районов. Приходят в 8 утра, загружаются товаром и отправляются в путь. Работают до последнего клиента.

Райпо
С ходу трудно определить, когда первая автолавка проехала по российской проселочной дороге, везя в отдаленную от райцентра деревушку товары повседневного спроса – хлеб, масло, спички, соль... В советское время ЗИЛ-130, ГАЗ-66 или ГАЗ-52 обслуживали и праздники – тогда в скупой ассортимент включались кондитерские изделия, фрукты, безалкогольные напитки и пиво, папиросы... Там, где не было промтоварных магазинов, они возили более обширный набор: хлопчатобумажные ткани, готовое платье, чулки, носки, головные платки, галантерею.
Советский Союз распался, а необходимость доставлять хлеб, соль, растительное масло и прочие товары первой необходимости в отдаленные населенные пункты осталась. Это города прочно захвачены гигантами ретейлерами, торгующими чем угодно в любое время суток. Деревушки с населением в 5–10 человек не интересны бизнес-монстрам, потому там шопинг, как и раньше, доступен два раза в неделю. Или даже реже, если на дворе зима. Да и покупатели, хоть и стали требовательнее к ассортименту, остались теми же: бабушки в пестрядевых платочках, выезжающие из деревни только в экстренном случае.
Кое-где сохранились и райпо – люди решили не менять форму собственности, ведь суть работы осталась прежней.
– Сейчас у нас в Арсеньеве два потребкооператива: хлебокомбинат и, собственно, райпо. Последний занимается розничной торговлей и снабжает бюджетные организации продуктами питания, – рассказывает председатель районного совета потребительского кооператива Ольга Шишова.
С 1988 года, когда она пришла в организацию, изменилось очень многое. ЗИЛы и ГАЗ-52 сменили «газельки», множество маленьких населенных пунктов исчезло, на рынок, где раньше держали монополию «официальные» автолавки, зашли частные предприниматели, а покупатели стали придирчивее и требовательнее.
– Когда-то мы торговали тем, что нам давалось по разнарядке. Теперь подстраиваемся под потребителя, – пояснила она. – Везем что просят: надо ананасы в банках – будут ананасы в банках. И еще, удивительное дело – везем в деревни сельхозпродукцию. Нам заказывают картошку, лук, молоко, яйца… Раньше такое казалось невозможным, а сегодня это обыденность.

Продавщица – это звучит гордо
Развертывание торговой точки занимает считаные минуты. Водитель откидывает борт и раскрывает тент, вешает написанный маркером прайс. Лариса, привычно подставив ящик из-под бутылок, легко взлетает в кузов. Достает доисторический калькулятор – деревянные счеты, чьи косточки щелкают, отсчитывая десятки и сотни рублей.
Первый посетитель не заставляет себя ждать – Анна Ивановна пришла за хлебом, растительным маслом, вареной колбасой и мороженым для правнука.
– Шоколадное он у тебя не ест, – рассуждает вслух Лариса Юрьевна, – вот возьми в рожке. Или в плоском стаканчике, подойдет?
Кто любит колбасу с жиром, а кто докторскую – за пару десятков лет Лариса Хозиморданова выучила вкусы деревенских обитателей наизусть. Она и продавец, и психолог, и социальный работник. В курсе, кто из постоянных клиентов не придет, потому что продуктов им привезли дети, а кто в назначенное время не появился у автолавки из-за болезни... Ее телефон есть у большинства арсеньевских бабушек и дачников – накануне поездки автолавки в деревню Ларисе звонят, чтобы заказать лекарства, отраву для жуков и прочие мелочи, не входящие в постоянный ассортимент.
За годы в дороге чего только с ней не приключалось. И машину толкать приходилось, и ночевать в деревне, где заглох мотор... Торгует Лариса согнувшись, распрямиться под тентом нельзя. Но она говорит – привыкла, даже зимой в открытом кузове не мерзнет, работает в одной кофте.

Почем молоко?
…За десяток минут с момента прибытия автолавки в Лелюхино вокруг нее собирается небольшая очередь из благообразных бабушек и пары дачниц. На полчаса они отложили хлопоты в огороде и летние заготовки, чтобы пополнить запасы продовольствия и обсудить новости местного масштаба. Так, у одной из женщин забродило варенье из малины, вторая опробовала новый рецепт засолки огурцов. А третьей захотелось купить у соседки козьего молока, да вот незадача – та напрочь отказывается.
– Я его не продаю, понимаешь, не продаю! – горячится бабушка в голубом платье. – Почем оно? Я не знаю!
Пришедшие начинают вспоминать, сколько обычно стоит молоко. В итоге бабушка соглашается продать его по 70 рублей литр.
– А что же вы с излишками делаете? – интересуемся у женщины.
– Творог. А если и творог не съедаем, то курей им кормлю. Говорят, сыр можно делать… Но у меня не получается.
Через несколько минут она принесет угощенье – пригоршню козьего творога, удивительно вкусного, пахнущего деревней, лесом и немного хлебным мякишем. Сюда бы предпринимателей – оторвали бы с руками экологически чистый деликатес. Но деревня далека, мала. Единственный представитель бизнес-сообщества здесь – автолавка.
…Тем временем все, кто нуждался в Лелюхино в покупках, их совершили. «Газелька» тронулась. И снова за окнами бесконечная дорога, остовы сельхозпостроек и ржавой техники, речушки, уютные названия на указателях – Рыбкино, Истичка, Песочное.

Миссия невыполнима
Сразу за силосной ямой шустрая «газель» лихо сворачивает на проселочную дорогу. Где мы находимся, сказать трудно… Достоверно известно одно – как минимум в 160 километрах от Тулы, более чем в 50 километрах от Арсеньева… На редакционной легковой машине пытаемся догнать автолавку – да куда там. Через пару сотен метров мы безнадежно отстаем. Путь оканчивается возле колеи, чья глубина двукратно превышает дорожный просвет городского автомобиля.
Вместе с фотографом мы попытались пешком добраться до деревни, прошли два километра в тишине, от которой звенело в ушах. Посокрушались о том, что растущие ковром вдоль дороги маслята от жары засохли. Но когда добрели до Бандиков, где, судя по справке, живут всего два человека, автолавка уже поворачивала обратно. Что ж, ей еще несколько населенных пунктов нужно объехать, и ждать досужих журналистов абсолютно некогда…
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

Ранее на тему

На эту же тему