Рекламный баннер.

Общество

15:36, 13 июля 2017

Медвежий угол первооткрывателей

Медвежий угол первооткрывателей
Юлия МОСЬКИНА
Елена КУЗНЕЦОВА

Нынешнее лето тульские туристы «перезимуют» на Камчатке. 12 наших земляков планируют преодолеть часть сухопутного маршрута, которым шли 300 лет назад первооткрыватели полуострова. А затем в городе Ключи, где построили первый в России военный бот «Святой Гавриил», установят крест – в память о «российском Колумбе» Алексее Чирикове.

Дело жизни?
Про себя они говорят: избалованы походами по тем местам, где раньше людей не было. Потому вполне и сами могут называться первооткрывателями. Руководит экспедицией, которая началась сегодня и продлится месяц, мастер спорта Юрий Рожков. Наставником команды стал руководитель Тульской школы туризма, заслуженный путешественник Александр Миллер.

святой гарвиил.jpg

Туристы планируют не просто пройти медвежьими тропами туда, где располагалась старинная верфь. Маршрут, который они составили, имеет пятую категорию сложности. А всего их шесть. Путешественникам предстоит «сделать» 240 километров: от города Усть-Камчатска по берегу Тихого океана в глухую тайгу. Затем туляки «штурмом возьмут вершину» вулканов Шиш и Ключевской. А еще переправятся через своевольную реку Большая Хапица. Когда вернутся, заявят сложнейший маршрут на чемпионат России по пешеходному туризму.
Что до памятного знака Чирикову, тут тоже не все так просто. Рожков хочет всем «нашим ребятам», как он называет туляков-перво­открыва­те­лей, поставить кресты. Начал с Семена Челюскина, участника Великой Северной экспедиции – ее еще называют Второй Камчатской. Уже в 2013 году удалось установить памятный знак на его родине в Арсеньевском районе.
– Хорошее получилось мероприятие. Мы тогда его приурочили к Первому фестивалю великих путешественников, – говорит Рожков. – Второй фестиваль – снова экспедиция в Арсеньевский район, где в этот раз мы установили крест. Шли туда разными маршрутами, тремя отрядами: пешим, велосипедным и на внедорожниках. Это была своеобразная отсылка к экспедиции 1773 года – там тоже было несколько отрядов. Только велосипедов и внедорожников, разумеется, не было. В том же году возле креста сделали схему проезда к деревне Мишина Поляна, где было одно из родовых имений Челюскина. Усадьбы уже нет, и на ее месте установили стелу. Оставили напоминание не только о человеке, но и его доме.
Рассчитывали при этом только на себя и свой кошелек. Действовали не спеша, одну миссию растянули на два года. И видимо, установку всех десяти памятных знаков можно будет приравнять к делу жизни.

Между Азией и Америкой
Теперь они идут на Камчатку в городок, который раньше назывался Нижнекамчатск, а теперь – Ключи. Там Витус Беринг и Алексей Чириков в 1728 году построили первый в России военный бот «Святой Гавриил». А туляки здесь установят крест. Его изготовят в Петропавловске, с собой туристы этот груз не понесут.
– Чириков мало известен, незаслуженно забыт, – поясняет Рожков. – А ведь он – первый русский капитан-командор – сделал больше, чем Беринг, но остался в его тени. К примеру, Беринг не дошел до Аляски, а Чириков смог это сделать и поставил там столб. Когда через 50 лет Джеймс Кук ступил на эту землю, обнаружил, что она уже застолблена русскими.
Первая Камчатская экспедиция, отправленная Петром I, должна была установить, есть ли пролив между Азией и Америкой. Мероприятие было секретным, и данные, собранные тогда путешественниками, хранились в тайне еще 50 лет.
– Своих специалистов, штурманов и геодезистов не было, многие из них – французы, англичане, голландцы, – рассказывает Александр Миллер. – Так что открытия «уплывали» за кордон быстрее, чем попадали в Россию. Потому секретность была более чем оправданной мерой.
Миллер говорит, что участие в такого рода экспедициях давало мгновенное повышение в чине и зарплате, молодые люди охотно участвовали.
– Туляк Чириков был лучшим из молодых моряков, поэтому его к Берингу и отправили, – продолжает он. – Силен был, карты составлял и сумел «зарисовать» весь юг Камчатки. По его картам ходили иностранные моряки и удивлялись точности. Но еще больше удивились наши современники, снабженные электронной навигацией, констатировавшие высокую точность исследований.
В 1725 году еще не было известно, есть ли морской путь, ведущий к полуострову, – этот факт установят участники следующей, Второй Камчатской экспедиции.
Благоразумие подсказало идти дорогой выверенной – по суше. Путь из Санкт-Петербурга в Нижнекамчатск занял три года и полтора месяца. Тракт, по которому можно было ехать на лошадях, закончился в Тобольске, дальше не было ни троп, ни дорог. Путешественники страдали от цинги и жестоких простуд, голодали и съели в пути все кожаные ремни и сумки. Экспедиция везла с собой ценный и массивный груз: пушки, порох и все, что нужно для постройки корабля, – от парусов до якорей. Исследователи не знали, чего ждать от края, куда они стремятся, не надеялись найти на полуострове лес, поэтому и древесину везли с собой.

Сложность первая, вторая и третья
Тулякам придется не так туго, как участникам экспедиции трехсотлетней давности. Но легко не будет.
– Сложность первая: три дня пути по побережью Тихого океана, – Юрий Рожков почему-то переходит на заговорщицкий тон. – Полоса прибоя до полутора метров. Попадешь в прилив – выловят у берегов другого континента. Дальше вторая сложность – неделя пути по тайге.
– Стоп, – перебивает Миллер. – Надо пояснить, что там за тайга. А то Юрий как-то слишком спокойно о ней говорит. Охотники туда не ходят, рыбаки не заплывают, ущелья там тесные, и нет ни троп, ни каких-либо следов пребывания человека.
– Но есть медведи, – подхватывает Юрий. – Как бы описать точнее: они в тайге пасутся, как коровы на лугу у нас в средней полосе. Бывает, идешь и звериную лежанку встречаешь, еще теплую, видимо, чует косолапый приближение человека и убегает. Лишний раз с кем-то связываться ему тоже смысла нет. Так что не так страшен медведь, как может показаться. Две проблемы могут нас там ждать: медведь-подранок или мамка с медвежатами. Говорят, в этом году особенно много медведей на Камчатке. Впрочем, каждый год так говорят…
– Медведь по лесу ходит своими тропами, где отец его ходил и дед. Идет, ягоды ест и даже морды не поднимает, – продолжает Миллер. – Мы стоим возле палатки – топоры взяли, к обороне готовы. А зверь запах почуял, встал на задние лапы, будто на его 200-килограммовую тушу гравитация влиять перестала, – и дал деру в кусты.

Мюллер рассказывает, что из тайги ребята выйдут к горе под названием Шиш, никто еще на нее не поднимался, потому что она очень далеко. 

– Вот вам и третья сложность. – улыбается он. – Юрий со товарищи должны там тур построить и записку оставить. А еще хорошо бы, чтобы нашли на месте постройки бота хотя бы гвоздь – в музей отдать.

1 комментарий
, чтобы оставить комментарий
Гость
14 июля 2017
Очень круто, молодцы! Успехов!