Общество

19:30, 24 июня 2014

Менеджер имперской оборонки

Менеджер имперской оборонки
Андрей ЖИЗЛОВ
Из архива предприятия

«Скажи детям и внукам, что отец не взял ни единой казенной копейки и с завода гвоздя не унес», – наказывал жене выдающийся тульский оружейник Павел Третьяков. Честность и благородство были его неотъемлемыми качествами. Как и мастерство организатора и конструктора. Именно он стоял у истоков предприятия, которое сегодня известно всему миру как ОАО «Конструкторское бюро приборостроения имени академика А. Г. Шипунова». В июне исполняется 150 лет со дня рождения Павла Петровича Третьякова.

Все начиналось с «Максима»
Третьяков происходил из старинного дворянского рода. Он появился на свет в 1864 году в Гельсингфорсе (теперь это финская столица Хельсинки) и выбрал обычную для людей его круга военную службу. Учился во 2-м военном Константиновском училище в Санкт-Петербурге, Михайловском артиллерийском училище, а затем и в академии, которую окончил с отличием. После этого служил офицером артиллерии. В 1892 году Павлу Петровичу пришлось сменить ремесло: его направили на императорский Тульский оружейный завод. Здесь он сначала работал помощником начальника инструментальной мастерской, а потом возглавлял ряд мастерских. И был не только, как сказали бы сейчас, «менеджером», но и практиком. Так, он участвовал в организации изготовления и сборки мосинской винтовки образца 1891 года.
Одним из первых крупных достижений конструктора Третьякова стало производство на ТОЗе пулемета «Максим». Ему предшествовали испытания в Туркестане, в ходе которых Павел Петрович вместе с учеником Иваном Пастуховым изучил все нюансы оружия. Эти знания помогли быстро наладить выпуск «Максима» и внести более двухсот усовершенствований в его конструкцию. Они, в частности, дали возможность уменьшить массу самого пулемета на десять килограммов, а его станка – на двести! Кроме того, улучшились боевые характеристики, и в итоге русский «Максим» показал себя не только на Первой мировой войне, но и на Великой Отечественной. «Пулеметы знает Бог, Третьяков и Пастухов» – эта поговорка родилась именно в ту пору, когда создавался новый облик известного оружия.
В июне 1915-го Павел Петрович возглавил ТОЗ. За три года ему удалось сделать огромный вклад в увеличение объема производства винтовок Мосина, пистолетов Нагана, пулеметов – шла война, и наращивание мощностей было необходимостью. Но в 1918 году Третьякова сняли с должности и отправили в долгую командировку в Ковров, где он занимался приемкой автоматов конструкции Федорова. На Владимирщине Павел Петрович трудился два года, пока не оказалось, что в его отсутствие на ТОЗе не могут выдержать заданного темпа производства. Третьяков вернулся в Тулу, где сначала руководил пулеметным отделом предприятия, а затем возглавил машиностроительный завод, который осваивал производство ткацкого и прядильного оборудования. Новую линию удалось запустить с нуля за два года – уже в 1923-м начался серийный выпуск продукции.
Но на мирном производстве Третьяков оставался недолго. В 1925 году его снова отправили в командировку, на этот раз в Германию – знакомиться с новейшими достижениями оборонки.
Задача государственного значения
1927 год стал важным в судьбе Павла Третьякова и всей советской оружейной промышленности. Красная армия нуждалась в масштабном перевооружении, и правительство разработало пятилетний план развития советской оборонки. 1 апреля 1927 года при ТОЗе создали Проектно-конструкторское бюро ручного оружия (ПКБ). Задачи стояли масштабные: конструировать образцы пистолетов и пулеметов и изготавливать единичные опытные образцы – как по проектам, разработанным конструкторами ПКБ, так и переданным через трест. Первоначально бюро состояло из ружейно-пистолетной, пулеметной и охотничьей секций, работу которых обеспечивали технико-чертежная и чертежная секции. Также в составе ПКБ были опытная мастерская, музей, библиотека и канцелярия.
Возглавить бюро доверили Третьякову. Лучшей кандидатуры было не найти. Павел Петрович досконально знал не только принципы работы пулеметной автоматики, но и войсковые требования к системе в целом, размеры всех деталей, приемных калибров, допуски. Кроме того в совершенстве умел организовать производство, объединить разработчиков и изготовителей. Помогало и знание зарубежного опыта: помимо Германии он еще в царские годы побывал в Англии и Франции.
Третьяков рьяно взялся за дело. Уже в апреле-мае были составлены ведомости по инвентарю, заявка на приобретение 66 станков, приборов, другого оборудования – в основном немецкого производства. В июле утвердили предложенный им штат в составе 26 человек, и к октябрю 18 вакансий уже были заполнены. В первую очередь Третьяков опирался на своих главных соратников – Курбасова, Пастухова, Кочетова, Коровина, Кушникова, Ярцева, Волкова. Кроме того, ряд конструкторов направили из Москвы и Ленинграда.
ПКБ работало в том же ритме, которым жил весь молодой Советский Союз. Напор индустриализации был мощным и требовал выполнять поставленные задачи быстро и качественно. В числе первых целей, поставленных перед бюро, значились разработка пулемета по схеме «Дрейзе», создание скорострельного пулемета для авиации, пулемета на универсальном станке, позволяющего вести огонь по наземным и зенитным целям, самозарядных винтовки и пистолета, а также комплексных установок под пулеметы «Максим» или «Кольт», турельных установок для вооружения самолетов.
Для того чтобы справиться с этими задачами, требовалось развитие бюро. Третьяков просил от руководства ТОЗа и профильных управлений и наркоматов расширения штата ПКБ, направления на работу опытных инженеров, конструкторов, выпускников технических учебных заведений, талантливых специалистов, склонных к изобретательству, укрепления материальной базы. Такую необходимость советское правительство поймет: к Великой Отечественной войне ПКБ подойдет с мощным коллективом и современными разработками. Но Третьяков проработает на посту всего два с небольшим года: осенью 1929-го его арестовали по обвинению в контр­революционной деятельности.
Жить и работать по чести
Казалось бы, сложно придумать обвинение абсурднее для человека, занимающегося вооружением Красной армии. Но времена были такие – достаточно одного недоброжелателя, одного доноса… К тому же Третьяков – бывший царский офицер, сестра живет за границей – в Хельсинки, это теперь столица другого государства. Да и встречу в Германии с сыном Вадимом, который жил и учился во Франции, тоже наверняка припомнили. В январе 1930 года содержавшемуся в Бутырке Третьякову вынесли расстрельный приговор, позже замененный десятью годами лагерей. Но вместо этого его вновь направили на ТОЗ, где Павел Петрович фактически работал под конвоем, продолжая совершенствовать пулемет «Максим». В это время семья Третьякова испытывала нужду – ее выселили из старого дома в куда более стесненные условия. Кроме того, средств к существованию не было: приходилось продавать награды, книги…
В мае 1931 года выяснилось, что никакой связи с контрреволюцией Павел Петрович не имеет – обвинения были сняты. Он вновь стал работать на заводе – сначала в отделе изобретательства и рационализации, затем на все более низких должностях…
Третьякова не стало в 1937 году: в начале января у него произошло мозговое кровоизлияние, а 16 апреля Павел Петрович скончался. Он похоронен на Всехсвятском кладбище в Туле.
Третьяков не изменял Родине, какой бы ни была идеология, с одинаковой самоотдачей работал на благо страны при Александре III и Николае II, Ленине и Сталине. Человеком был скромным и незлопамятным: однажды, узнав, что один знакомец, для которого сделал много добра, предал его, сказал: «Будем выше этого!» Любил не только оружейное дело, но и литературу и в конце жизни передал остатки библиотеки ремесленной школе при ТОЗе, в создании которой сам участвовал. Прожил 31 год с женой Еленой Филипповной (урожденной Челноковой), родившей ему пятерых детей – каждый из них тоже вырос достойным человеком.
Не менее достойным стало и еще одно детище Третьякова: из Проектно-конструкторского бюро ручного оружия выросло тульское КБП – флагман российской и мировой оборонки. Именно Павел Петрович обозначил те принципы, на которых должно строиться сильное оружейное предприятие: качественные кадры, творческий коллектив, современное оборудование. В 60-е годы от этих постулатов будет отталкиваться Аркадий Шипунов, который дал КБП новую жизнь. Оборонная промышленность с тех пор шагнула далеко вперед, но те же принципы по-прежнему определяют жизнь предприятия и помогают ему прогрессировать и добиваться новых успехов.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий