Рекламный баннер.

Общество

19:15, 13 ноября 2013

МиГи военной судьбы

«Кузьма не много сбил вражеских самолетов, но скольким из нас он спас жизнь в воздушных боях! Скромный, застенчивый человек, прямой и честный товарищ, настоящий боевой друг», – писал трижды Герой Советского Союза Александр Покрышкин о сослуживце Кузьме Егоровиче Селиверстове (1913, д. Ольхи ныне Плавского района – 1941, район Таганрога). 14 ноября исполняется 100 лет со дня рождения нашего земляка.

Под уважительными словами маршала авиации скрывается и лукавство: Селиверстов был самым результативным летчиком в полку. Уже через полтора месяца после начала войны командир представил Кузьму Егоровича к званию Героя Советского Союза. В наградном листе отмечалось, что он «за период с 22 июня по 1 августа 1941 года в воздушных боях лично сбил пять вражеских самолетов и два самолета сбило звено Селиверстова. Имеет 132 боевых вылета». Это по два – три вылета в день, а то и больше, если учитывать непогожие дни. «Командир звена лейтенант Селиверстов во всех воздушных боях показал исключительную хладнокровность, выдержку, железную силу воли и беспредельную преданность социалистической Родине», – писал комполка.
В авиацию Селиверстов пришел необычным путем – благодаря наркому обороны. Парень из бедной крестьянской семьи, рано оставшись без родителей, после неполной средней школы выучился на тракториста, работал в колхозе, но мечтал о небе. С этой мечтой приехал в Москву к старшей сестре, поступил на автозавод, овладел профессией фрезеровщика, а в декабре 1933 года комитет комсомола направил Кузьму на строительство первой очереди московского метро. В свободное время метростроевец занимался в аэроклубе, стал не только летчиком, но и мастером парашютного спорта. Поэтому при призыве в Красную армию его направили в парашютно-десантные войска. Чтобы добиться перевода в авиацию, Кузьме пришлось написать наркому. По его решению Селиверстова приняли в Оренбургское военное авиаучилище. Уже через год он – официально признанный летчик-истребитель, в 1939-м назначен командиром звена 55-го истребительного авиаполка, который формировался на юге страны. При присоединении Бессарабии к СССР полк чуть ли не парадным строем перелетел на постоянное место базирования – аэродром Сингурены у границы с Румынией. Сюда в мае 1941-го начала поступать новая техника – истребители МиГ-3 взамен старых самолетов И-16 и «чаек», но завершить перевооружение не успели. «К 20 июня свыше четырех десятков летчиков полка летало на Мигах, однако большинство из них закончили только тренировочные полеты по кругу и в зону и не приступали к полетам на боевое применение», – вспоминал Герой Советского Союза Викентий Карпович, прошедший с полком всю войну.
Воспоминания Викентия Павловича «На Ишаках и Мигах!», вышедшие в 2007 году, – это не просто мемуары, а подробная хроника боевых действий 55-го полка, основанная на тщательном изучении документов Министерства обороны РФ. Книга особенно интересна тем, что мнение автора порой идет вразрез с мемуарами знаменитого маршала Покрышкина, отмечает в аннотации издательство «Эксмо». Вот и Селиверстова Александр Иванович упоминает мельком, хотя поднимался вместе с ним в небо не один раз. Зато у Викентия Павловича фамилия нашего земляка встречается часто, особенно при рассказе о боевых вылетах в самом начале войны. По его данным, в момент нападения фашистской Германии на СССР Селиверстов с группой других летчиков нес боевое дежурство на аэродроме и сразу же взлетел для отражения налета на город и аэродром немецких бомбардировщиков, прикрываемых истребителями. Первую победу Кузьма Егорович одержал на четвертый день войны под Бельцами, сбив в бою «юнкерса». Там же, в молдавском небе, он сбил и второго, и третьего врага.
Летчикам некогда было отдыхать, вспоминал Карпович: они не только прикрывали наши войска, переправы и дороги, но и вылетали на штурмовку противника, боевое патрулирование и сопровождение бомбардировщиков, воздушную разведку. «Самолеты, получившие повреждения в бою, подлежали восстановительному ремонту, а летчики в это время вынуждены были использовать любые исправные самолеты, даже другого типа, зачастую ранее на них не вылетая, приспосабливаться к ним непосредственно в боевом вылете, а это требовало достаточного мастерства, – пишет Карпович, отмечая: – Селиверстов никогда не отказывался летать на самолетах устаревших типов, успешно выполняя задания как на Мигах, так и на «чайках» с «ишачками...» В бою «этот летчик был смел до бесшабашности», – свидетельствует дважды Герой Советского Союза Григорий Речкалов, – для него «само собой подразумевалось: «Враг! Уничтожай, и никаких гвоздей!». Зато на земле он весь был как на ладони: «Простой, бесхитростный, смешной в безалаберности», «Глядя на Селиверстова, нельзя было не улыбнуться и тем более сердиться на него».
В очередном бою Селиверстов сбил «юнкерса», но при выходе из атаки на него набросилась стая «мессеров», и Миг вспыхнул факелом, рассказывал Карпович: «У Кузьмы был единственный выход – покинуть горящий самолет и воспользоваться парашютом. Этим последним шансом он и воспользовался. Приземлился в расположении своих наземных войск превратившийся в уголь реглан, сапоги да очки со шлемом спасли от ожогов. Его подобрали пехотинцы, оказали медицинскую помощь. К вечеру Селиверстов возвращался в авиаполк на попутном транспорте тягой в одну лошадиную силу, запряженную в тачанку, в весьма веселом настроении. Немудрено, что по такому случаю пехота поделилась своими фронтовыми ста граммами».
Полк воевал на Пруте и мелитопольском рубеже, а в начале октября перебазировался на Дон, под Ростов, – к этому времени Селиверстова назначили командиром эскадрильи. 14 октября на воздушную разведку и штурмовку вражеских войск пошло звено «ишачков», возглавляемое заместителем командира полка старшим лейтенантом Константином Ивачевым, неразлучным другом Кузьмы Егоровича. С задания Константин и еще один летчик не вернулись. На следующий день с раннего утра лейтенант Селиверстов обратился к командиру полка с просьбой разрешить вылет на поиски пропавших: «Попытаюсь найти их, не верю, что они погибли», – сказал Кузьма. Получив разрешение, Селиверстов на И-16 ушел в район, где его боевые товарищи вели воздушную разведку и штурмовали вражеские войска. Когда время нахождения в воздухе вышло, вспоминал Карпович, Селиверстов возвращался на аэродром, но не снизился, а прошел мимо – оказывается, он заметил, что впереди на значительном удалении «два наших устаревших биплана И-15 вели с группой «мессеров»… Кузьма настиг вражеские истребители и вступил в неравный поединок. С первой атаки Селиверстов сбил одного «месса», но вторая пара немецких истребителей набросилась на него. Неуправляемый самолет пошел к земле, отсчитывая витки штопора, и упал в 12 километрах западнее села Чалтырь». К тому времени на его счету были более 250 боевых вылетов, десятки воздушных боев и 12 уничтоженных фашистских самолетов.
…Через пять месяцев после гибели Селиверстова ему присвоили звание Героя Советского Союза. Кузьма Егорович стал первым Героем в 55-м истребительном авиаполку, открыв список, который продолжили трижды Герой Александр Покрышкин, дважды Герой Григорий Речкалов и другие полковые асы.
Валерий РУДЕНКО
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий