Рекламный баннер.

Общество

14:41, 19 апреля 2022

Мили Миллера: о маршрутах и приключениях тульского путешественника

– В Ясную поляну не люблю ходить – туда можно на автобусе доехать! А вот ходить надо туда, куда не доберется общественный транспорт. Вот тогда любой турист получит от маршрута массу удовольствия, сможет прикоснуться к живой истории, не приукрашенной лубочными вывесками, и к такой же живой географии, не захламленной горами мусора.

…За плечами Александра Миллера – тысячи пройденных километров, он по праву может похвастать многочисленными походами самых высоких категорий сложности. Впрочем, сотни и сотни туристов, которые идут вслед за ним, в большинстве своем даже не знают, что рядом с ними шагает уникум – мастер спорта по спортивному туризму, обладатель золотого знака «За спортивные достижения в туризме», заслуженный путешественник России, спортивный судья Всероссийской категории, член совета Тульского отделения Русского географического общества, а еще в честь этого человека назван один из перевалов Верхнеангарского хребта!..
Александру Миллеру – 80 лет, в штормовке он ходит больше 60, поэтому знает, о чем говорит, когда утверждает, что туризм – это та ипостась, которая со временем не меняется.
– Можно идти в поход по старой топографической карте в рваной телогрейке, а можно – по навигатору в дорогущей спортивной куртке, но ни то и ни другое ничего не скажет вам о человеке. Потому что туристом считается тот, у кого под любой из этих одежек бьется чистое доброе сердце; тот, кто готов поделиться последним и способен получить кайф, вдыхая туманы и слушая кузнечиков.
И если вы один из них, вас обязательно позовут в дорогу – в походы выходного дня, которые вот уже больше полувека водит Александр Эдмундович Миллер, водит с удовольствием – и совсем бесплатно более чем по сорока маршрутам!
Алексин – Варфоломеево, Прилепы – Дедилово, Чекалин – Доброе, Семеновский – Пришня… Группы всегда набираются разные – от пяти до шестидесяти человек. У одних за плечами сотни километров, у других – те же сотни, но пока впереди… А пока – гигантский муравейник высотой в полтора метра, рвы и валы древних крепостей, еще не тронутые людьми родники, забытые церкви с удивительной росписью, искореженный трактором культурный слой с жалкими остатками черепков из минувшего, пасека – посреди леса, хрупкий мосточек через ручей… А потом – долгожданный драгоценный привал, травяной душистый чай из термоса, неожиданный – тягучий и пряный глинтвейн, пирожки и вкуснейший «лисичкин хлеб», робкий взгляд незнакомой девушки, раскрытая ладонь веселого парня и еще масса памятных моментов того «щемящего чувства дороги», которое снова зовет в путь. И одни снова пойдут в поход, чтобы обойти родные просторы, а другие устремятся дальше…
Ну а мы с Александром Миллером пройдемся по интересным моментам, наполнившим его туристическое прошлое, которое всегда вспоминается с теплотой, и расскажем о самом-самом…

Самый первый поход: приключения в плавках
– В первый поход выходного дня меня вывел ваш коллега, фотограф «Тульских известий» Вячеслав Малахов. В то время мы оба работали в политехническом институте, и мне тогда было 20 лет. «Пойдем в поход! – говорит Малахов. – На речку, на два дня». Я ответил, мол, не пойду, и вообще к спиртному равнодушен. «Ты что, мы ж не на рыбалку!»
Я согласился, собралась команда, и тут надо заметить, что в то время в каждом учреждении был свой байдарочный клуб. Мы поплыли по Оке, суббота выдалась просто чудесной! А на следующий день, подплывая к Алексину, мы услышали вой сирен. И тут надо опять заметить, что это были те времена, когда вся наша страна жила ожиданием ядерной войны.
Мы не на шутку перепуга­лись, видим, местные рыбаки стали спешно грести к берегу. Прошла еще одна минута, и начался настоящий ураган! Шквалистый ветер валил деревья, дождь шел сплошной стеной, нас прибило к какому-то острову, а с неба посыпался град. Чтобы хоть немного согреться, мы спрятались под байдарки и по шею залезли в реку… А когда стихия унялась, за бортом резко похолодало. И конечно, встал вопрос, кто из нас пойдет за напитком, который согреет тела и души? Общим решением отправили меня. А теперь представьте картину: люди в магазине прячутся от потопа, я захожу туда в плавках, покупаю две бутылки и зависаю в тяжком раздумье, как я поплыву обратно? К счастью, вернулся без приключений… Все ребята были в сборе, после никто не заболел, и нашей единственной потерей стала одна из общественных байдарок.

Соленое испытание, или самый необычный маршрут
– Этот маршрут был не просто необычным, он был уникальным! Им никто не шел до нас, и, видимо, никто уже не пройдет!
Район нашего пешего похода, в котором участвовали пятнадцать человек, в том числе две женщины, – туркменский залив Кара-Богаз-Гол, а причиной интереса к этому месту стала информация о том, что этот – самый большой залив Каспийского моря – высох! Здесь надо напомнить читателям печальную историю Кара-Богаз-Гола. В свое время его «обвинили» в том, что что он иссушает Каспий. В итоге нашлись горячие головы, которые велели пролив перегородить глухой дамбой. Образовавшееся огромное озеро высохло за три года, очень резко изменился климат: зимой стали свирепствовать морозы, а снимки из космоса показали, что пылевые соляные бури, которые стали рождаться здесь, понеслись аж до Кубани. Пытаясь исправить ошибку, через дамбу проложили одиннадцать труб, но проблему решить не удалось. Мы же, узнав про обмелевший залив, в 1992 году решились на фантастическое мероприятие – пройти по его дну.
Конечно, сразу разыгралась фантазия: что же нас ждет в этом девственном месте, совсем не изученном и невиданном? Соляные болота? Скелеты морских обитателей? В то время наши союзные республики уже получили независимость, и все же вопрос удалось решить: мы составили положение о Международной спортивно-экологической экспедиции, которая имела своей целью изучение влияния осушения залива на окружающую среду. И вот этот документ, подписанный знакомыми туристами из России, Белоруссии и Литвы, мы послали в Ашхабад, руководству Туркменистана. Не прошло и месяца, как мы получили ответ с приглашением президента Ниязова, в котором писалось, что совсем скоро тамошняя дамба будет разрушена и члены экспедиции могут успеть на это историческое событие.
…Чем нас встретил Кара-Богаз-Гол? Главная сложность нашего маршрута, конечно, состояла в отсутствии воды: здесь не было родников, рек, прудов и даже оазисов. Сначала мы шли по барханам, поросшим кустарником и полынными травами. Поскольку ноги утопали в песке, а мы несли по 8 литров воды, часто приходилось устраивать привалы. Вскоре появились солончаковые острова, а растительность совсем исчезла. Постепенно рыхлая сухая соль перешла в крупнозернистую соляную гальку. На одном из привалов мы увидели вдали силуэт непонятного объекта. Сначала подумали, что это мираж, а потом наткнулись на разбитый самолет-истребитель, который, видимо, затонул в заливе… Ночевали, развернув палатку и думая о том, как спасаться, если президент про нас забудет и дамбу взорвут с часа на час, ведь уровень Каспийского моря на 7 метров выше дна, по которому мы проложили маршрут!.. На следующий день похода одной из самых необычных находок стал небольшой корабль, который стоял на киле. В его борту зияла пробоина, но двигатель был в рабочем состоянии, целым оказался бортовой журнал. По записям мы определили, что это гидрографическое судно, а сделано оно было из дерева, потому что пересоленная вода разъедала все, кроме него!
На третий день пути была намечена встреча с президентом. Мы дошли до условленного места, туда же прилетели два вертолета: в одном Ниязов со свитой, в другом — местные журналисты. Последние включили камеры, а президент взялся за лопату и сделал на дамбе канавку: «Здесь, в присутствии международной общественности свободный туркменский народ пускает новую жизнь в залив».
После этого мероприятия мы снова тронулись в путь. Поскольку не было ориентиров, не было и возможности определить, как далеко мы находимся от берега. Очень страшил тот факт, что из-за сильного магнитного отклонения выйдут из строя наши компасы и мы станем ходить по кругу. К тому же заканчивалась вода… Из-за постоянного воздействия соли импортные кроссовки у всех расклеились, а отечественные кожаные ботинки задубели дальше некуда. К вечеру вышли к развалинам заброшенного поселения. Там же мы обнаружили скважину с теплой струйкой соленой воды. Мы достали опреснитель, дежурили рядом по полтора часа и к утру смогли набрать 13 литров питьевой воды. А потом неожиданно обнаружили, что, стоит ей немного постоять, и она опять становится соленой! Оказалось, что воздух на дне залива был настолько насыщен солью, что она попадала в открытые емкости и опять насыщала собой воду.
Наш маршрут подходил к концу, когда мы к ночи оказались в лощине без воды и ориентиров. Честно сказать, мы приуныли, потому что понимали всю опасность необитаемого пространства. Куда нам идти в кромешной тьме по совершенно незнакомой местности? А у одной из наших спутниц в тот день были именины. Она достала фляжку с водкой, припасенную к дню рождения, а ведь там 60 процентов воды! Мы нарезали остатки сала, по кусочку клали в рот и запивали горячительным напитком, чтобы хоть как-то напитаться влагой. Алкоголя было очень мало, поэтому он не лишил нас разума, а, наоборот, стимулировал сознание. Было решено разойтись в стороны и подняться на ближайшие вершины. В итоге часа через полтора один из нас заметил огонек, и это стало нашим спасением: светить мог только фонарь, а значит, рядом были люди и там была вода…
Протяженность нашего маршрута составила 270 километров, а время в пути – 17 дней. Мы прошли по берегу Каспия, миновали несколько горных цепей, спускаясь с каждой скалы на веревках, пересекли Кара-Богаз-Гол и вышли к поселку в пустыне Каракум. Мы видели крабов и рыб, ослепших от соленой воды, множество покинутых людьми аулов, из которых ушла спасительная влага, слышали, как рядом воют шакалы, и однажды, сбившись со своего маршрута, были приглашены на ночевку в юрту чабанами, которые пасли овец… А когда мы грузи­лись в самолет до Москвы, услышали сообщение о взрыве дамбы…
Кстати, за это уникальное путешествие мы получили 3-е место в чемпионате России по туризму.
Самое крупное животное:  медвежий угол океана
– Мне исполнилось 70 лет, и я решил пройти по местам, в которых путешествовал лет 20 назад, а это Камчатка и ее побережье. Прибыли с друзьями в Усть-Камчатск и пошли с севера на юг. Нас, было, начали отговаривать: куда вы идете, гиблое место! Туда ни рыбаки, ни охотники не ходят! Но мы были хорошо подготовлены, поэтому трудности нас не пугали. Мы подошли к устью реки, которая тоже называется Камчатка, а интересна она тем, что впадает в Тихий океан и живет по своим правилам, согласуясь с приливами и отливами. Мы же о них совсем не поду­мали и, остановившись для отдыха на суше, совсем скоро неожиданно поняли, что оказались на островке, который вот-вот уйдет под воду. Пришлось наладить альпинистское снаряжение, чтобы перелезть через скалу… А там подоспело время обеда, и мы отправились ловить рыбу, да не какую-нибудь, а горбушу! Было ее очень много, и в пятидесяти метрах от нас вышел рыбачить бурый медведь. На людей он совсем не обращал внимания, не проявлял ни капли агрессии, и потом мы видели других, причем сразу несколько особей, которые паслись на брусничной полянке, и мы – смело паслись рядом.

Подарок из прошлого, или самая необычная находка
– 22 года назад мы с товарищами отправились на Алтай, а эта целая горная страна, которая лежит на территории России, Монголии и Китая. И вот на монгольской стороне мы вышли к древнему леднику, который тянется на тринадцать километров. На одном из его участков лежит наш пограничный вертолет, зацепивший винтом скалу и упавший в сопредельном государстве. Но не он – самая интересная находка! Ледник, стекая между гор, выпахал из скал камни, среди которых мы нашли охотничьи стрелы с наконечниками и деревянное приспособление для добывания огня. Две стрелы и то самое огниво я потом привез домой – им лет по 30 тысяч…
…Кстати, за подъем на 10 вершин того самого горного Алтая, высота каждой из которых превышала 4 тысячи метров, наш герой получил звание «Барс Алтая» 1-й степени. Такого же звания удостоен только 21 россиянин.

Самое удивительное место: каменный лес
– Коптевский песчаный карьер! Необычен он тем, что здесь спрятаны уникальные окаменевшие деревья, которым по 300 миллионов лет. Подобные «месторождения» есть в Египте, Америке, Патагонии. Но в европейской части России они найдены только у нас. Как же появились эти экспонаты? Ученые считают, что деревья оказались под толщей воды и сохранились без доступа кислорода, либо были засыпаны вулканическим пеплом, оползнем или песками дюн. Все видимые окаменевшие деревья располагаются с одной стороны и идут полосой в 2–3 метра, встречаются и одиночные стволы, и те, что лежат целыми группами, при этом на деревьях отлично видны полосы годичных колец.
Но каждый поход в Коптевский карьер меня тревожит и печалит. Добыча здесь прекращена, но песок выбирают стихийно, выгребая тот, что снизу. И деревья, расположенные в средней и верхней части, постепенно выдвигаются, ломаются под собственным весом и падают вниз, рассыпаясь под колесами автомобилей. Песок отсюда везут грузовиками, и раз от раза деревьев все меньше, значит, их забирают из карьера, одни – просто на сувениры, а другие – чтобы пустить в дело, потому что сегодня это модно… И никто почему-то не думает, чего лишается Тульская земля! А ведь эти деревья видели динозавров на древней Пангее, когда Африка, Америка, Австралия, Антарктида и Евразия составляли единый континент!
Благодаря стараниям энтузиастов предпринимались попытки создать здесь особо охраняемую природную территорию. Но дальше установки столба с дощечкой и соответствующей надписью дело так и не пошло. В итоге табличку прострелили охотники, а столб сперли какие-то жулики. И очень жаль, что чудо природы, вот такая палеонтологическая находка способна исчезнуть навсегда, хотя могла бы привлекать туристов, стать изучаемым заповедным местом, одной из изюминок Тульского края, ее нерукотворным брендом.

Самое теплое воспоминание: увидеть в гробу и не умереть!
– Недавно мы ходили от Анастасова монастыря до Орлова городища, что неподалеку от Крапивны, а это 12 часов по равнинам и оврагам и сорок километров пути. С нами шла молодая учительница, всю дорогу она отставала, а когда пришла на финиш, то присела и разрыдалась: «В гробу я видела ваши походы!» А спустя две недели – смотрю – опять стоит с рюкзаком. Только теперь в другом походе, не по Упе, а по Синетулице… Сразу видно – наш человек!


Мили Миллера

Людмила ИВАНОВА
Фото: Елена КУЗНЕЦОВА
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий