Общество

16:06, 05 ноября 2015

Мученики Тесницкого леса

Мученики Тесницкого леса
 Нелли ЧУКАНОВА
 Андрей ЛЫЖЕНКОВ

В нашей области проживают более пяти тысяч жертв и пострадавших от политических репрессий. 30 октября, когда страна вспоминала людей, подвергнувшихся преследованию по политическим мотивам, часть из них, а также их родственники и знакомые, представители власти и общественности собрались в Туле на митинг. После они приняли участие в церковном поминовении и возложили цветы к закладному камню, установленному на месте массовых расстрелов и захоронений в Тесницком лесу.

Выступая перед собравшимися, заместитель председателя областной Думы Юлия Марьясова отметила, что обращение к прошлому страны необходимо, чтобы осмыслить нашу общую непростую историю, с особой силой прочувствовать ценность человеческой личности, незыблемость права каждого из нас на жизнь и свободу. И ради исторической справедливости, ради будущего наших детей и внуков мы должны знать не только светлые, но и мрачные страницы прошлого. Память погибших почтили минутой молчания.
Среди тех, кто прибыл в Тесницкий лес, была пожилая женщина с букетом алых гвоздик, трогательно завернутых в газетку. Галина Ульянова рассказала, что ее отца Октавиана Ильницкого расстреляли как врага народа в 1937 году. Он был хорошо образованным человеком, знал четыре иностранных языка и трудился механиком подъемных кранов на судостроительном предприятии Владивостока. Мужчина недавно создал семью, и у них с женой Ириной родилась маленькая дочурка. Как выяснилось позднее, Октавиана уже не было в живых, когда сотрудники НКВД пришли и за Ириной.
– Я, нескольких месяцев от роду, сидела в тюрьме вместе с мамой. После освобождения мы приехали в Тулу, поближе к ее родственникам, проживавшим в Богородицке, – рассказывает Галина Октавиановна. – В войну мама работала санитаркой в госпитале, располагавшемся в школе №38, что на Красном Перекопе. Оставить ребенка было не с кем, и она брала меня на дежурства. Помню, как мама ставила меня на скамеечку, и я читала раненым какие-то детские стишки. Как жена врага народа гонения мама претерпела страшные, ей не раз приходилось менять работу. В результате помешалась рассудком и вскоре умерла. А меня поместили в детский дом.
О том, что произошло с отцом, Галина Октавиановна узнала только в 1959-м, когда его реабилитировали.
К счастью, дальнейшая жизнь этой женщины сложилась удачно. Тридцать лет Ульянова отработала на Тулаточмаше, вырастила детей, а теперь она уже бабушка и прабабушка. Галина Октавиановна позаботилась о том, чтобы потомки знали историю семьи, и записала для них свои воспоминания.
– Прах отца покоится во Владивостоке, мне туда уже не добраться, хотя очень хотелось бы найти место его захоронения. Где могилка мамы, неизвестно. Но вот уже много лет я приезжаю 30 октября в Тесницкий лес, чтобы поклониться памяти всех безвинно погибших в годы кровавых репрессий.
…Цветы и гирлянды легли к подножию памятников, на плитах которых – имена безвинно погибших. В один только день – 7 апреля 1938 года, на светлый праздник Благовещения, в этом лесу были расстреляны более 60 человек: Аркадий Деев из тульской деревни Жировка, Роза Резникова из Латвии, Абрам Вайнберг из Румынии, Абит сын Таги-Бек из Ирана, Виктор Коган из Одессы, Йоган Эссель из Австрии, Альфред Кнеч из Германии, Николай Дроган из Турции и Лин Фен Фун из Китая...
Их имена увековечены на табличке, закрепленной на литом чугунном кресте. Несколько лет подряд в День памяти жертв политических репрессий доводилось видеть у этого креста двух пожилых женщин – дочерей китайского рабочего Су-Ю-Сан (позже он поменял имя и стал Андреем Андреевичем Ермиловым), прибывшего из Поднебесной, чтобы поддержать Октябрьскую революцию и помочь строить на освобожденной от самодержавия земле самое справедливое общество в мире. Поначалу он трудился на шахте, женился на русской. Это была настоящая красавица, умелая белошвейка, но хроменькая, а потому вековавшая в девичестве. Су-Ю-Сан влюбился в нее без памяти и, придя свататься, предложил родителям в качестве выкупа мешок гречки.
Время было голодное, и девушку просватали против ее воли. Но жили Ермиловы счастливо. Со временем перебрались в Тулу, глава семьи поступил на оружейный завод, и вот однажды ночью его увез в неизвестность черный «воронок» НКВД...
Да сколько их тут, иностранцев, простых русских крестьян, рабочих, представителей интеллигенции, священнослужителей и защитников Отечества… По данным прокуратуры Тульской области, жертвами политических репрессий в конце 30-х – начале 40-х годов стали более 15 тысяч жителей региона, и каждый пятый из них покоится в Тесницком лесу.

Ранее на тему

Дорога в будущее

05 ноября, 16:05

Дневник врага

02 ноября, 19:39

Соломону и не снилось

30 октября, 09:00