Общество

19:00, 08 апреля 2015

Мы просто выполняли долг

Мы просто выполняли долг
 Андрей ЖИЗЛОВ
 Андрей ЛЫЖЕНКОВ

Совсем немного осталось до дня, когда весь мир будет отмечать 70-летие Победы советского народа над нацистской заразой, которая грозила уничтожить человечество. В эти весенние дни особые почести воздают нашим ветеранам. Не остается в стороне и тульское ОАО «Конструкторское бюро приборостроения им. академика А. Г. Шипунова».


435  работников КБП – от рабочих до конструкторов – прошли Великую Отечественную: кто-то с оружием в руках, кто-то приближал Победу, работая в тылу. 87 человек здравствуют и поныне. Ветеранов предприятия помнят, уважают их трудовой и воинский подвиг.

Свадьба
после Победы

Выдающийся тульский оружейник Николай Михайлович Афанасьев и его супруга Лидия Ивановна прожили вместе 64 года – до его кончины в 2009-м. А познакомились они как раз в то время, когда у западных границ Советского Союза шли бои.
– Я родилась в пригороде Коломны и в 1941 году только окончила девятый класс, – рассказывает она. – Была общая мобилизация, и нас, комсомольцев, отправили работать на завод. А когда перешла в десятый класс осенью 1941-го, немцы уже подходили к Москве, были в тридцати километрах от Коломны, и мы рыли окопы, делали завалы, а на зимних каникулах школьников отправили в Шатуру на торфоразработки.
Окончив школу, Лидия поступила в институт на учителя физики и математики, но отца убили, и учебу пришлось отложить: пошла работать в ремесленное училище чертежницей.
– Неподалеку у нас был Щуровский полигон, и мой будущий муж там работал конструктором. И вот как-то пошла с подругой на Щуровский в кино – там и познакомились. А в апреле 1945 года уже расписались. Свадьба была 13 мая, на Красную горку, так что для нас День Победы был двойным праздником. Война забрала у меня отца и старшего брата, но для всех людей это был большой праздник, огромная радость, все были счастливы.
В начале войны Афанасьев настойчиво просился на фронт. Толь­ко в сентябре 1941-го его направили в Рязань в отдельный запасной автотранспортный полк. Когда Николай Михайлович прибыл к месту назначения, полк уехал на Урал. Здесь же остался один батальон. К этому времени враг взял город Михайлов и подошел к Туле.
В октябре-декабре 1941 года Афанасьев участвовал в обороне Рязани и освобождении Михайлова, после чего был отправлен с частью в тыл, а в феврале 1943-го отозван на полигон НИПСВО.
Он перебрался из Коломны в тульское КБП в 1948-м и проработал здесь до 2001 года, пройдя путь от старшего инженера-конструктора до начальника отдела – главного конструктора проекта. Николай Михайлович – создатель крупнокалиберного пулемета А-12,7, одиннадцати различных высокотемпных авиационных и зенитных пушек различных калибров (в том числе авиапушки АМ-23), целого ряда образцов стрелкового оружия. Отдавая всего себя делу, жене Афанасьев долго не позволял работать.
– У нас было двое маленьких детей, девать их было некуда, так что только в 1962 году я пришла в теоретический отдел ЦКИБа. От тех 18 лет, которые я провела на предприятии, остались очень хорошие воспоминания. Сложились хорошие отношения и с коллективом, в котором трудился муж, и с моими сослуживцами. Никогда о нас не забывали – не забывают и теперь.

Через лед и огонь
Николай Иванович Поварков отправился на фронт 7 ноября 1942 года. По улице Коммунаров (сейчас это проспект Ленина) молодой лейтенант, выпускник Тульского пулеметного училища, прошагал на Ряжский вокзал, откуда наши земляки отправились в Ростовскую область, где и приняли вскоре первый бой. Из нынешнего времени сложно и страшно представить, как 18-летние ребята переходили по тонкой ледяной корке Дон, проваливаясь по пояс в воду в минус 25, затем, уже на том берегу, где стояли итальянские войска, снимали одежду, выжимали ее и вновь надевали на себя… Вскоре Поварков получил тяжелое ранение в ногу, а когда с нее сняли гипс, оказалось, что одна нога короче другой на пять сантиметров. Вердикт врачей был недвусмысленным: к строевой не годен.
И все же в 1944-м он вернулся на передовую, в Витебск, в качестве разведчика. Самые жестокие бои принял в Прибалтике, где его Полоцкая дивизия сражалась с Латышским батальоном смерти, освобождала Митаву, Шауляй, громила Курляндскую немецкую группировку.
Ветеран показывает свои награды. Среди них – два ордена Славы, медаль «За отвагу»…
– Честно сказать – не знаю, за что они. Сведения о наших боевых заслугах передавали в штаб батальона, и там уже решали, какие награды присваивать. Есть и благодарность от Сталина, – говорит Николай Иванович. – Мы были первыми демобилизованными, и нас долго везли по Советскому Союзу домой. А потом поступил в Тульский механический институт на факультет автоматического оружия, где нам преподавали такие знатоки своего дела, как Павел Марков, Михаил Мамонтов. С 1952 года трудился в КБП, в технологическом отделе производства, откуда и ушел на пенсию в 1984-м. Это время вспоминаю с теплотой, как и выдающихся людей, с которыми довелось работать вместе.

Как уцелел, не знаю

– Никакими героями мы не были, просто выполняли долг перед Родиной, – говорит, надевая пиджак с орденскими планками, Иван Владимирович Климакин. – Вот и медали – раньше их многим давали, поэтому я, когда вернулся домой с войны, подарил их племянницам – пусть играют.
Его призвали на фронт в октябре 1943 года, когда врага уже теснили за границу Советского Союза. Но война оставалась войной – впереди были еще полтора года выматывающих боев, погибшие товарищи, потери…
– Сначала нас отправили в полковую школу для обучения специальностям пулеметчика, минометчика и стрелка. Она располагалась в лесах Марийской АССР. Сами строили землянки, сами потом в них и жили. Условия были такие, что даже обрадовались, когда нас отправили сначала в Наро-Фоминск для получения техники, а потом на фронт.
Так Климакин оказался на передовой в качестве командира зенитно-пулеметной установки, руководил расчетом в количестве пяти человек. Задачей зенитчиков было прикрытие танков от нападения с воздуха и отражение атак пехоты. Танковые части использовались в основном для растягивания и прорыва обороны врага, для внезапных ударов в тыл. Поэтому часто были вынуждены дожидаться пехоту, попадали в окружение, несли тяжелые потери. Иван Владимирович участвовал в наступлении на столицу Польши, за что был награжден медалью «За освобождение Варшавы».
– Что вспоминается? Конечно, как первый раз попали под обстрел. Нам по восемнадцать лет, глупые еще, не ощущали боязни. Но как уцелел – не знаю: снаряды рвались рядом. Одного солдата на моих глазах разорвало на куски… Но и 9 мая 1945 года не забыть! Мы были под Данцигом, на немецкой территории, ждали пополнения. А Берлин наши войска уже взяли – и тут объявили об окончании войны. Радость – безграничная, начали палить в воздух!
Еще пять лет после победы зенитчик Климакин служил в Группе советских войск в Германии, а демобилизовавшись, вернулся в Тулу и поступил в механический институт. После его окончания 13 лет проработал в почтовом ящике 18, а в 1969 году пришел работать в КБП на должность инженера-механика. Работа была сложной, но интересной. Иван Владимирович снискал уважение как рационализатор, изобретатель, да и просто как человек, который честно и качественно исполнял свои трудовые обязанности. Даже с выходом на пенсию продолжал работать слесарем, занимался наладкой и ремонтом оборудования. 23 года Климакин отдал КБП и вспоминает предприятие с теплотой:
– У нас был хороший, спаянный коллектив, друг друга мы уважали. Ну и, конечно, Шипунов держал все в своих руках, управлял работой предприятия.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий