Общество

19:06, 06 апреля 2015

На плитах не значатся

На плитах не значатся
  Сергей МИТРОФАНОВ

«А вы знаете, что почти в каждом районе на мемориальных плитах воинских захоронений имеются досадные ошибки? – задался вопросом тульский краевед Сергей Новиков и сам же пояснил, о чем идет речь: – Часто указаны не те фамилии или инициалы, а кто-то вообще не упомянут, перепутаны даты рождения и гибели, воинские звания…»


Он первым в нашем регионе озвучил эту непростую тему. И не просто сделал громкое заявление, а привел массу доказательств правоты своих слов. Сергей Константинович в течение долгих лет изучал тысячи документов из фондов Центрального архива Министерства обороны России в подмосковном Подольске и пришел к неутешительному выводу: очень многие надписи на братских могилах и памятниках в перспективе придется исправлять и дополнять.
– Ну вот вам для примера такая ситуация: жительница Тамбовской области выяснила, что ее дед-фронтовик Иван Федорович Бочаров в боях с гитлеровцами получил ранение и скончался  3 августа 1943 года в хирургическом передвижном полевом госпитале на территории Тульской области, – рассказывает Новиков. – Его тело и останки еще 115 солдат и офицеров похоронили на сельском кладбище в деревне Кузьминки Арсеньевского рай­она. А в послевоенный период перенесли в деревню Манаенки. По неизвестным причинам при увековечении имен погибших на мемориальных плитах в этом населенном пункте про Бочарова, а также еще 72 красноармейцев «забыли», и они на памятнике не были указаны. Тамбовчанке пришлось написать массу обращений во все инстанции, чтобы фамилия ее деда наконец появилась на братской могиле в Манаенках.
Краевед изучал положение дел и в других районах. И вот что выяснил. В поселке Дубна на памятной плите увековечены тридцать человек, тогда как их должно быть на девятнадцать больше. А в селе Поповка Алексинского района в список захороненных «неправильно» внесли 16 человек, «забыв» еще о 75!
– Также я проверил крупное захоронение в поселке Епифань Кимовского района, – продолжает наш собеседник. – Оно появилось в 1941 году, а в 1967-м сюда перенесли останки красноармейцев из 33 окрестных населенных пунктов. И что же выяснилось? До пятидесяти процентов из них не имеют никакого отношения к боевым действиям в районе Епифани. Например, уроженец села Монастырщина Андрей Беликов на самом деле умер в плену в Могилеве, но числится при этом захороненным в Епифани.
Мало того, все в том же Кимовском районе увековечен и Сергей Иванович Прахов, 1909 года рождения, который считается погибшим 18 декабря 1941-го. И этот же человек якобы похоронен  в поселке Лазарево Щекинского района, но уже с иной датой смерти – 28 декабря. А в некоторых  источниках говорится, что воина не стало16 декабря! А между тем, судя по другим документам, Сергей Прахов демобилизовался из армии в 1946 году...
Хватает с лихвой у нас, по словам Новикова, и надписей с исковерканными именами. Особенно страдают фамилии бойцов, призванных из среднеазиатских и северокавказских республик, Татарской и Башкирской АССР.
Впрочем, подобная неразбериха наблюдается и в других регионах страны. Например, часть солдат, увековеченных в братской могиле села Никольское Таловского района Воронежской области, на самом деле погибла в Луганской, Киевской и Курской областях. А на Орловщине, по словам следопытов, в семидесятые годы произошла такая история. На самосвал нагрузили мемориальные плиты с именами павших и хаотично вывалили в одной из деревень. «У кого есть братские могилы – берите и везите, куда вам надо», – сказали людям районные чиновники. В итоге плиты разобрали, и они до сих пор стоят, но «как карта легла»: прах воина может находиться в одном месте, а плита с его именем – в лучшем случае в нескольких километрах от убитого…
Как же можно решить проблему? Сергей Новиков предлагает создать поисково-ис­сле­до­ва­тельский центр для проверки всех воинских захоронений. Головным его учреждением может стать один из тульских музеев, при этом к работе, по мнению краеведа, надо привлекать представителей архивов, библиотек и энтузиастов. Все это позволит достойно и достоверно увековечить память защитников Родины, определить реальное число потерь, предоставить родственникам возможность посещать мемориалы, где увековечены их близкие. А самое главное – тем самым мы продемонстрируем пример бережного отношения к вопросам сохранения памяти о фронтовиках. И только тогда фраза «никто не забыт» обретет свой истинный смысл.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

Ранее на тему

На эту же тему