Рекламный баннер.

Общество

19:45, 27 ноября 2013

На зимние квартиры

На зимние квартиры
70 лет назад, в конце нояб­ря 1943 года, в Тулу передислоцировался авиаполк «Нормандия». Теплолюбивые французы побаивались «страшной русской зимы». Однако не столько и не только она была причиной, по которой полк отправили с фронта в тыл: записав на свой боевой счет 75 самолетов противника, сбитых за девять месяцев боевых действий, он потерял 16 летчиков…

Первые французские добровольцы появились в СССР в ноябре 1942 года. Их приезду предшествовали дипломатические переговоры, начавшиеся в конце 1941-го: сначала между действовавшим в Лондоне Национальным комитетом Свободной Франции и советским послом в Великобритании, а затем, уже на практической стадии, – между французской военной миссией, прибывшей в СССР для приема своих воинских частей, и советским руководством. Сначала речь велась о переброске в Советский Союз пехотной дивизии из Африки и с Ближнего Востока, однако в феврале английское правительство заявило о невозможности этого. Французы, однако, не оставили мысль об участии в боях на Восточном фронте и в апреле 1942-го предложили направить на советско-германский фронт 30 летчиков и 30 авиатехников. Советская сторона предложение приняла, но у Национального комитета и штаба французских ВВС в Каире на согласование деталей ушло еще несколько месяцев. Авиагруппу решено было назвать именем французской провинции Нормандия, которая больше других пострадала от бомбардировок и немецко-фашистской оккупации. «Пусть это название, – сказал тогда ее будущий командир майор Жан Луи Тюлян, – всегда будет напоминать нам о слезах наших матерей, о муках и страданиях наших жен и детей. Пусть оно переполнит наши сердца ненавистью к проклятому врагу и станет постоянным призывом к беспощадной борьбе».
В ноябре 1942 года в Москве состоялось подписание соглашения об участии французских авиаторов в составе советских ВВС в борьбе против общего врага, и в конце месяца в Советский Союз прибыли через Иран первые 14 летчиков. «Мы с первых дней почувствовали, что ступили на землю своих лучших друзей», – признавался позже Тюлян. Некоторые из прибывших уже имели боевой опыт – капитан Литольф, например, одержал 10 побед в небе Франции и Ливии. Группа технического состава насчитывала 58 человек.
В начале декабря приказом командующего ВВС Красной Армии эскадрилья «Нормандия» была включена в состав советских Военно-воздушных сил. Французам предоставили право выбрать для предстоящих полетов любой тип самолета-истребителя. Они остановились на Як-1 – простом в управлении, но имевшем хорошие летно-тактические качества. На борта предназначенных для французов машин был нанесен герб провинции Нормандия – квадрат красного цвета с двумя золотистыми львами.
Новые самолеты французы осваивали в Иванове. После переподготовки эскадрилья вошла в состав 1-й воздушной армии и в марте 1943-го убыла на фронт. Боевое крещение «Нормандия» получила на орловском направлении, где одержала несколько побед. А в августе к французам прибыло пополнение, и ее переформировали в отдельный истребительный авиаполк в составе 303-й истребительной авиадивизии. На его вооружение были переданы новые самолеты Як-9. Штаб полка состоял полностью из советских офицеров и солдат, еще раньше французских авиатехников заменили советские технические специалисты. Теперь в «Нормандии» кроме французов воевали представители 15 различных национальностей.
Передислокация в Тулу не отменила боевой работы для французского авиаполка, он был временно включен в состав истребительной авиации ПВО, прикрывавшей Москву. Однако в 1943-м врагу было уже не до налетов на столицу и город оружейников. У летчиков появилась возможность спокойно переучиться на новую модификацию «яков», более скоростных и лучше вооруженных, и поделиться опытом с прибывшим пополнением.
«Нам понадобилось пять часов, чтобы попасть из Астрахани в Москву. Поездка же от Москвы до Тулы заняла двенадцать часов, – вспоминал один из французов, прибывших в СССР с этой группой. – Поезд почти не двигался. В вагоне, обогреваемом железной печкой, мы дремали на деревянных полках. Было холодно. На улице стоял по крайней мере 25-градусный мороз, а мы были в легких туфлях. Тула. На перроне пустынного вокзала гуляет ледяной ветер. Выходим из вагона и начинаем приплясывать от холода. Переводчик объявляет: «Садимся в этот грузовик. В нескольких километрах отсюда аэродром, где нас разместят, там и обогреемся». Карабкаемся по бортам в грузовик, открытый для всех ветров России, в котором дорогой буквально превращаемся в сосульки. Господи, какой холод! Какой чертовский холод! Наконец, аэродром… Жизнь продолжается. Война тоже».
В Туле французские летчики занимались интенсивной учебой. «Все думали только об одном: «Скорее на фронт и затем – домой, если посчастливится вернуться», – писал пилот Франсуа де Жоффр. По его словам, «пребывание в Туле явилось для нас периодом выжидания, предисловием к большой книге, при чтении которой каждый старался познать сердца и души других».
Валерий РУДЕНКО
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий