Рекламный баннер.

Общество

19:02, 22 июня 2016

Не первый раз в первый класс

Не первый раз в первый класс
 Анастасия КАЛИНИНА
 Андрей ЛЫЖЕНКОВ

Книга рекордов Гиннесса пополнилась новой записью: японец Сигэми Хирата окончил университет в 96-летнем возрасте. Когда ему было 85, он решил заняться изучением поэзии и поступил в вуз Киото. Освоение программы продолжалось 11 лет. Кстати, рекорд Сигэми наверняка долго не продержится. Образование взрослых и пожилых людей развивается стремительными темпами во всем мире.

Курсы английского в одной из частных школ Тулы. Аудитория в классе разновозрастная: пара студентов, которых родители заставили подтянуть иностранный язык, несколько учащихся в возрасте от 25 до 35, иностранный им нужен для работы и свободного общения в зарубежных поездках, и один-два представителя старшего поколения.

Английский для пенсионера…
– Мне 50, – рассказывает Ольга, она уже третий год «сражается» с английским. – По профессии я пищевой технолог, без работы никогда не сидела. Работаю с молочной, мясной продукцией. Образование еще в СССР получила добротное, молодежь мне не конкурент. Но вот устроилась в международную компанию на очень хорошую зарплату. Взяли с условием – подтянуть английский. Все рецептуры, документы, инструкции у нас на международном языке. Плюс – видеоконференции, командировки… Мне пришлось осваивать предмет с нуля. Первое время было невыносимо тяжело, но сейчас я вошла во вкус.
63-летний пенсионер Борис Иванович на курсах всеобщий любимец. И преподаватель, и студенты терпеливо ждут, пока пожилой человек выговорит положенную фразу или обдумает вопрос.
– Он нас очень вдохновляет. Такой взрослый мужчина решил учиться! Пока узнаешь новое – ты молод, – рассказывает сокурсница Бориса Юлия.
– Мои ученики в возрасте за 45 практически ничем не отличаются по успеваемости от молодежи. Особенно те, кто прилежно занимается, выполняет домашнюю работу. Женщины рассказывают, как мозг, поначалу неповоротливый, не привыкший к напряжению, становится все более тренированным, все легче и легче усваивает новую информацию. Это многих по-настоящему вдохновляет, «словно второе дыхание открывается», – делится наблюдениями Ольга Егорова, директор школы MY ENGLISH.
Преподаватель рассказывает, что студенты, независимо от возраста, бывают разные. Кто-то старается, у кого-то вечно нет времени на домашнюю работу и дополнительные занятия.
Приятный бонус ожидает тех, кто решил снова сесть за парту. Методики преподавания, в том числе иностранного языка, изменились за последние 15–20 лет в лучшую сторону.
– Ученики часто говорят: в школе мучились, в институте зубрили, а заговорили только сейчас. Урок стал более насыщенным, интересным. Мы постоянно обсуждаем важное, любопытное для каждого: семейные проблемы, свадьбу принца и Кейт Мидл­тон, выход нового блокбастера, планы на отпуск. В общем, каждый, даже совсем плохо говорящий по-английски, не сможет промолчать, – рассказывает Ольга.

…и компьютер для охранника
Современный мир меняется стремительно. Если в СССР предметом гордости многих была одна запись в трудовой книжке – то есть человек всю жизнь работал в одной организации, – то сегодня такое невозможно. Даже самые стабильные структуры и предприятия постоянно оптимизируются и реформируются, что уж говорить о небольших конторах и учреждениях. Более того, с расширением цифровых технологий практически любая специальность требует освоения компьютерной грамотности. Изу­чать программы приходится и учителям, и врачам, и паспортистам, и продавцам, и рабочим. Усвоенные знания приходится постоянно освежать, все новые и новые устройства, программы и требования появляются практически ежедневно. Все чаще возникают ситуации, когда уже в зрелом возрасте человек диаметрально меняет профессию. Агроном переучивается на педагога, библиотекарь – на соцработника, кандидат математических наук идет работать дизайнером.
Инженер одного из тульских оборонных предприятий Алена в 38 лет решила освоить специальность педагога.
– Я понимаю, что на работе достигла своей планки, как говорится, выше головы не прыгнешь. Меня все меньше интересуют технические документы. Зато очень хочется понять, как думает мой сын, какие особенности развития в его возрасте. Сейчас жду второго ребенка, хочу стать ему профессиональной мамой, – улыбается она. – А еще смогу подрабатывать репетитором. Вот такая диверсификация, повышение личной экономической устойчивости.
Впрочем, многие грызут гранит науки не ради повышения квалификации или из-за требований руководства. «Учиться для удовольствия», реализовывать желания – это сегодня не менее сильный мотиватор для похода в школу или вуз, чем угроза увольнения по причине некомпетентности.

Свободу Музе!
57-летняя Нурия Султанова – это вдохновляющий пример для всех, кто был послушным ребенком своих родителей и в угоду семейному благу похоронил мечты в ранней юности. Девушка желала творческой карьеры, музыкальной или художественной.
– Я тысячу раз представляла себе, как стою на сцене возле концертного рояля, кланяюсь публике. В зале – овации, и сам Святослав Рихтер благодарит меня за виртуозное исполнение. Но мама сказала: «В нашей семье уже есть один музыкант. Двоих представителей богемы я не прокормлю! – вспоминает свою юность Нурия. – Мама сказала – мама сделала. Очнулась я студенткой математического факультета. И понеслось: матрицы, многомерные системы, дифуравнения, изоморфизм, сходимость рядов…
После реализовать творчес­кие планы не давала ­замкнутая система «ра­бо­та–ком­со­мол–семья», в советское время вырваться из рутины будней не удавалось почти никому.
– Потом росли мои дети. 20 лет жизненного марафона под названием «воспитание подрастающего поколения». Годы, когда ты – машина для зарабатывания денег, выпекания пирогов и невыспавшаяся прачка. Я научилась писать лучшие сочинения по литературе, вышивать крестиком, шить фартуки, мастерить скворечники, узнала философию боевого искусства тхэквондо, как ставить баррэ и отличать акустику от электрогитары, писать эссе по истории, чинить велосипед...
Жизнь для Нурии Султановой началась, только когда выросли дети. Она отправилась в художественную студию, где наконец-то
стала делать то, что хочется, а не то, что должна. Она рисует карандашом, тушью, гуашью, маслом и акварелью.
– Теперь я знаю, что нет ничего невозможного. Надо только захотеть, и Вселенная выстроит пути к достижению цели, – завершает беседу Нурия.

Попутный ветер
Поговорка гласит, что кораб­лю, не выбравшему курс, ни один ветер не будет попутным. И наоборот – если знать, к чему «плыть», помощники найдутся. Сегодня ставку на образование взрослых людей делают очень многие учебные заведения, прежде всего коммерческие и частные. К примеру, известная в Туле танцевальная студия «Мэджик Дэнс» создавалась именно для взрослых. Языковые курсы, художественные… Все крупные тульские вузы имеют вечернюю форму обучения, где желающие получают и второе, и третье высшее.
Учеба стала еще более «дружественной», мотивирующей. Такие понятия, как «художественный талант», «дар», «склонность к языкам», «музыкальный слух», уходят на второй план и уже не являются обязательными условиями, чтобы научиться рисовать, петь или играть на инструменте.
– ­Конечно видно, когда у человека есть склонность к какой-то деятельности, – рассуждает Дарья Савченкова, основатель и руководитель художественной студии «Alter Ego». Если, например, рисование доставляет ему удовольствие, он постоянно делает наброски, то становится все более и более успешным. Талант, словно данный извне, – редкость… Но простым трудом и усердием можно компенсировать многое. Одна из моих учениц, женщина, воспитывающая внука, пришла к нам, не умея рисовать вообще. И за три года упорных занятий она достигла потрясающего прогресса.
По словам Дарьи, сегодня учиться рисовать – модно. Ее студию, которая существует уже два года, посещают около полусотни человек. Обучение в мастерской строится с учетом потребностей работающих учеников: есть курсы-интенсивы, кратко­временные и постоянные вечерние занятия. Есть мастер-классы, когда ученики поэтапно, шаг за шагом повторяют за педагогом определенные действия, получая на выходе готовую картину или панно. Такой подход позволяет ученику поверить в себя, подогревает желание заниматься дальше.
Для многих взрослых учеников занятия в студии сродни психотерапии.
– Это просто поражает, когда видишь, как человек от тяжелых и контрастных цветов постепенно переходит к выбору все более гармоничных сочетаний, – делится Дарья.
Что касается зарубежной практики, здесь андрагогика, или наука об обучении взрослых шагнула еще дальше. Ведущие вузы мира предоставляют тысячи курсов обучения, доступных онлайн. Разнообразие тем для изучения повергает в ступор – от прикладной математики до способов ухода за пациентами с заболеванием печени. И пенсионеры представляют значительную часть потребителей этих образовательных программ. В Европе учиться модно, независимо от возраста. И это та мода, которую не стыдно перенять.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий