Рекламный баннер.

Общество

16:52, 24 мая 2022

Непростая судьба самоварщиков. Малоизвестные факты о туляках Шемариных

Непростая судьба самоварщиков. Малоизвестные факты о туляках Шемариных

Сегодня мы завершаем рассказ о самоварщиках Шемариных, начатый в номере от 13 апреля. Напомним, Людмила Бритенкова – главный палеограф отдела «Научно-справочный аппарат» Государственного архива Тульской области и хранитель частного музея самоваров и бульоток – провела в оружейной столице лекцию о наших земляках, славу и прибыль которым принесли именно водогреи.

 

И фабриканты, и благотворители

– Статус Шемариных среди торгово-промышленной элиты в начале прошлого века значительно повысился. В «Памятных книжках Тульской губернии» за 1902–1917 годы есть сведения о том, что Владимир и Дмитрий являлись гласными членами Тульской городской думы. Александр тоже там был, но более короткий срок – с 1910 по 1913 год, – рассказала лектор. – Дмитрий заседал и в других органах самоуправления: с 1909-го по 1912-й – он депутат Купеческого общества, а в 1908–1910 годах – член уездного Земского собрания. Участвовали Шемарины и в работе налоговых органов – в качестве представителей населения. Александр стал членом второго участка городского присутствия по государственному налогу с недвижимых имуществ. Владимир заседал там же и был членом губернского присутствия по промысловому налогу при Казенной палате от Губернского земства (в 1914–1917 годах). Их состояние позволяло им также достаточно широко принимать участие в деятельности различных благотворительных обществ. Интересно, что как раз бездетные Александр и Владимир все свое внимание отдавали детскому призрению: Александр в 1909–1917 годах – почетный член попечительства тульских детских приютов, а Владимир являлся директором Николаевского и Ксениинского детских приютов. Дмитрий был старостой Вознесенской церкви, членом правления общества поощрения коннозаводства, членом отделения комитета для оказания временной помощи пострадавшим от военных бедствий в 1916–1917 годах…

При этом, занимаясь общественной деятельностью, Шемарины уделяли большое внимание развитию своего производства. К 1908 году Дмитрий расширяет свою фабрику (ныне это место на углу улиц Герцена и Луначарского) – в советское время на этой территории располагался котельно-вентиляторный завод. Жилые дома находились при производстве. Но жить на предприятии в тесном соседстве с семьей брата не очень удобно. Поэтому Дмитрий решает переехать – купить участок, построить дом. Выбор пал на более престижную улицу – Миллионную, ныне Октябрьскую; строительство началось после 1904 года, дом был готов в 1910-м и застрахован на 53 300 руб­лей. Из всех братьев больше остальных увлекался безудержным строительством Владимир Иванович – он постоянно что-то возводил и перестраивал, на него как-то даже составили протокол о нарушении правил строительства. Дело не было бы доведено до суда, но составитель протокола услышал нелицеприятные слова из уст Шемарина… Владимира Ивановича в итоге обязали снести центральные постройки, убрать сарайчики.

 

Выходных мало – работы много

– Конечно, богатство Шемариных – это дело не только лично их рук, но и рабочих. Если посмотреть на распорядок работы фабрики Дмитрия Ивановича, то труд покажется тяжким – 11-часовой рабочий день. Но для того времени это – обычное положение дел, – продолжила Людмила Бритенкова. – Практически на всех самоварных фабриках был такой рабочий день, а где-то трудились и одиннадцать с половиной часов, и двенадцать. Один час отводился на чай – в 7 часов. Обед – с 12 до 14 часов. Малолетним разрешали трудиться с 12 лет, они работали 8 часов. Работали в субботу и даже в воскресенье, но все большие религиозные праздники объявлялись выходными. В декабре выходных получалось, например, семь, а в январе – три. В августе – пять. Июнь – всего один выходной. При этом особых выступлений рабочих за свои экономические выгоды не фиксировалось, не считая требований поднять расценки: когда-то их удовлетворяли, а когда-то и нет. Но эксцессов с вызовом полиции, драками на фабриках Шемариных не происходило. В 1910-е братья берутся за модернизацию фабрик; Дмитрий, например, устанавливает керосиновый двигатель (32 лошадиные силы), электродвигатели. Шемарины были крупнейшими конно­владельцами, лично у Владимира Ивановича – три экипажа, три ломовые лошади, а у Дмитрия Ивановича – 11 экипажей и одна ломовая лошадь. Имелись у них и коровы. Шемарины купили участок в Судаково (где Косогорский металлургический завод), где было хозяйство; они даже выиграли тендер на поставку молока в Ваныкинскую больницу.

А потом – события 1917-го. Все крупные предприятия объявляют национализированными. Самоварные фабрики перешли в руки государства в 1919-м. Производства Шемариных включили в трест медеобрабатывающей промышленности при учреждении «Центромедь». Братья потеряли свое имущество. В феврале 1919-го создали коллегию по управлению национализированными фабриками, а 23 апреля она приняла решение эти фабрики присоединить к медеобрабатывающему заводу – это патронный завод, ныне «Штамп», так как он имел возможность поставлять латунь. Шла Гражданская война – и никакого производства на фабриках Шемариных не велось! Оборудование патронный завод вывез на свои склады и опечатал. В бытовом плане Шемариных уплотнили, в их дома подселили квартирантов. Лошадей и экипажи реквизировали для нужд городского распределительного комитета. Денег не было. Выживали, продавая на рынке вещи.

 DSC_4671.jpg

«Имущество приобретено эксплуататорским трудом»

Дмитрий Шемарин умер от сыпного тифа в 1922-м – его семья оказалась в бедственном положении, 46-летней супруге пристроиться в какое-нибудь учреждение не получалось, безработной была и 23-летняя старшая дочь Варвара, хотя она отлично знала несколько языков. Младшие дети – Игорь служил по мобилизации в Красной армии на Ставрополье, Евгений учился, а 16-летний Григорий работал в Москве чернорабочим, получая 10 миллионов руб­лей без пайка. Анфиса Шемарина после смерти мужа обратилась в секцию посмертных имуществ при городском коммунальном хозяйстве с заявлением о передаче ей дома.

– Сохранилось описание этого дома за 1922 год. Что на тот момент существовало? Двухэтажный дом, крытый железом (нуждался в ремонте). Деревянный одноэтажный флигель и сторожка (старые). Два каменных одноэтажных строения, крытые железом (старые, но годные для торговли). Два сарая и амбар (ветхие). Три ледника. Все оценили в 52 тысячи руб­лей, – перечислила Людмила Владимировна. – Комиссия секции, осмотрев имущество и опросив квартирантов, вынесла вердикт: «Материальное положение плохое, жить приходится трудно, доходов никаких». И указала, что имущество нетрудовое, приобретено эксплуататорским трудом – и семье в праве наследования отказали. Имущество передали в жилищную комендатуру коммунотдела. «Бывших» из дома выселили (они перебрались в деревянный флигель), в доме расквартировали 20 красноармейцев 124-го полка. Семья Дмитрия Ивановича некоторое время проживала в Туле: Анфиса Ивановна – до 1939 года, Евгений жил с ней, погиб в результате несчастного случая в 1935-м. Григорий остался в Москве, Игорь переехал под Ленинград. Дочь Варвара все-таки устроилась на службу – переводчицей в техотдел оружейного завода; от домашней неустроенности скоропалительно вышла замуж за рабочего завода Николая Савкина – воспоминания об этой семье оставил писатель Волков в своей книге «Погружение во мглу». Из Тулы Варвара перебралась в Кисловодск. Анфиса перед войной уехала под Ленинград к сыну, после войны родственники пытались ее разыскать, но следов найти не удалось. Александр Шемарин умер в 1926-м, Владимир – в 1923-м, Андрей уехал в Москву, где скончался в 1939-м.

Напомним, Людмила Бритенкова является хранителем частного музея самоваров и бульоток. В основном коллекционеры покупают водогреи у частных лиц, реже их дарят. Массовый шемаринский самовар стоит сегодня до 100 тысяч руб­лей, а вообще иные редкие экземпляры – необязательно Шемариных – предлагают и за 11 миллионов! Хватает сегодня и начинающих собирателей, и «матерых».

– Мы подали заявку о внесении нашей коллекции самоваров в «Книгу рекордов России». И ее внесли. А попробовали подать в «Книгу рекордов Гиннесса» – получили ответ: «Самовар – очень узкое явление, специфичное для России, и вы не можете соревноваться с участниками из других стран, потому что там вообще ничего не слышали о самоварах, там никому не придет в голову их собирать, ну, кроме выходцев из России», – поделилась лектор. – При этом шемаринских самоваров до сих пор много и за рубежом, туда они попали разными путями. Я очень рада, что столько туляков пришло на лекцию: это только кажется, что в Туле все знают о самоварах, но начни общаться – выяснится, что знаний о самоварщиках не так уж и много. А ведь самоварное производство – это целый пласт истории Тулы!

Сергей МИТРОФАНОВ
Фото Екатерины КОНОВАЛОВОЙ 

0 комментариев
, чтобы оставить комментарий