Рекламный баннер.

Общество

09:00, 31 января 2014

Невеста с приданым

Людмила ИВАНОВА

Она была убежденной сторонницей одного ребенка. А он всю жизнь мечтал о большой семье. Она, деревенская девушка, хотела в город. А он, городской мальчишка, жаждал уединения в большом доме на берегу реки. Она даже профессию выбрала совсем не сельскую: окончила Московский технологический институт по специальности «ремонт и изготовление мебели». А он стал офицером, служил в десанте, потом военпредом в Новосибирске. Она так и осталась в деревне. А его снова и снова направляли в города. Сегодня Татьяна Александровна и Александр Тимофеевич Масликовы вместе. И то, что они пересеклись, – настоящее чудо. Впрочем, истинное волшебство только начинается. Но мы-то с вами знаем, что все в этой жизни происходит не просто так…

Пропало общение – пропал муж
– Татьяна Александровна, 25 лет назад вы получили вузовский диплом столичного института и вернулись в Одоевский район, в свои родные Ченцовы Дворы. Почему?
– Семья у меня появилась, когда я еще училась в институте. Вышла замуж за сокурсника, родила дочку. Это он настоял, чтобы мы поехали в деревню. Тогда молодые специалисты были в цене, супругу дали должность главного инженера и ключи от новенькой квартиры. Когда пришло время отдавать Машу в детский сад, почему-то стало жалко расставаться с девочкой. Я решила: пусть появится еще один малыш – пока он будет расти, дочка в школу соберется. И так один за другим родились Артем, Свято­слав, Алексей, Никита…
– Работал, выходит, один муж?
– На мне были хлопоты по дому, а в деревне их предостаточно: постирать белье, полить огород, подоить коров, покормить поросят. Дети пошли учиться, но я уроками занималась только с Машей – да и то потому, что в новинку было, очень хотелось себя попробовать в качестве мамы первоклассницы. Все мои ребята, к счастью, учились играючи, хлопот с ними не было, так что я растворилась в сельском хозяйстве. Конечно, к ночи от усталости засыпала прямо в кресле, но – молодая была, сил на все хватало. А потом колхоз «Спутник», в котором трудился мой муж, развалился. Народ рванул на заработки в Москву, супруг тоже поехал в столицу, стал с друзьями торговать на «Горбушке» телефонами. Он и меня агитировал заняться бизнесом. Но кабаны и быки были здесь, рядом, и я знала, что могу с ними управляться, а какая бы из меня вышла торговка, еще неизвестно. Стали с мужем спорить, как нам жить дальше. Он все чаще задерживался в Москве, я одна крутилась в деревне. Так и отдалились друг от друга. Я не хочу судить, кто из нас прав или виноват, плох или хорош. Просто для того чтобы быть вместе, нужно общение. А оно пропало.
Судьбоносные встречи
– И именно в это время вы решаете взять в семью чужого ребенка?
– Так получилось, что Катюшка никогда не была мне чужой. Ее мама – беженка из Грузии. Она какое-то время трудилась в нашем колхозе, а когда с перестройкой все рухнуло, стала перебиваться случайными заработками. Потом забеременела, а когда пришло время рожать – попросила отвезти ее в больницу. Поехали мы в Одоев, но там родильного отделения уже не было. Помчались в Суворов, а нас отругали: в медучреждение надо на «скорой» приезжать, а не на иномарке. И со схватками отправили обратно. Мы снова к одоевским врачам, потом в Тулу. Еле успели до роддома добраться. Не успела женщина дочку родить, с нее стали требовать российский паспорт. А его нет. И памперсов нет, и еду с собой не взяла – да и на что бы она купила? Наверное, если бы я тогда не стала навещать молодую маму, она бы с горя от ребенка прямо там и отказалась. Но – обеих выписали. А справку для оформления свидетельства о рождении не дали: платите, говорят, за роды – и называют кругленькую сумму. Уехали мы ни с чем. Маму и Катюшку я привезла в свой дом. Стала сама хлопотать о документах, но везде мне давали от ворот поворот. Несчастная гостья моя вконец расстроилась и… сбежала. Осталась я с ребенком, который без бумажки и не человек вовсе – ни имя дать, ни в больницу отвезти. Дошла я со своим горем до «опеки» и руководства района. Слава богу, Антонина Ивановна Кудинова, Вячеслав Алексеевич Косарев и Евгений Борисович Пантюхин прониклись моей бедой, за что я им бесконечно благодарна. Каким способом они уладили проблему – не знаю, но свидетельство о рождении вскоре было оформлено. Катюшку, как того требует закон, на время поместили в больницу. И так получилось, что оттуда я забирала уже двух девочек: в детском отделении находилась маленькая сиротка Ксюша, и я поняла, что Бог дает мне обеих. А потом приняла в свою семью еще пару детей: братика и сестренку Сашу и Машу.
– Вот в этот момент и произошла судьбоносная встреча с Александром Тимофеевичем…
– Чтобы кормить детей, собирать их в школу, покупать обновки, нужны деньги. Я стала во­зить на щекинский рынок молоко, мясо, вишню. Покупателям все нравилось, и однажды мне предложили торговать не на базаре, а в зеленом дворике среди пятиэтажек. Люди выстраивались ко мне в очередь, а я, соответственно, тоже держала марку. Весь товар всегда привозила чистый и качественный, а приезжала исключительно в белой футболке и таких же брюках.
– Этим вы, похоже, и свели с ума Александра Тимофеевича: подходит он к машине, а тут невеста готовая, только без фаты…
– Примерно так и оказалось. Подошел, стал какие-то вопросы задавать на отвлеченную тему, а у меня народ собрался, да и домой пораньше уехать хочется – ребятишки-то без присмотра! Я и отшила его вместе с ухаживаниями. Через несколько дней он снова появился у машины: я, говорит, к вам с самыми серьезными намерениями пришел, руку и сердце предлагаю, детей хочу. Ну тут я ему и выдала: «Ах, детей хотите? Так они уже есть. Девять. Запоминайте». И огласила весь список. Думала, повернется и сбежит. А он остался.
Настоящий
полковник
– Александр Тимофеевич, все, что случилось семь лет назад, – случайность или судьба?
– Наверное, разговор обо мне нужно начать издалека. Было у отца три сына: двое умных – кандидат технических наук, кандидат биологических – и один военный. Это я. Мне всегда хотелось иметь кучу детей. У меня и размолвки с первой женой пошли только потому, что она решила ограничиться минимумом. Ребятишки выросли, и семья «кончилась». К тому времени, когда я служил в военном представительстве Министерства обороны, аккредитованном на Тульском оружейном заводе, я был свободен от домашнего уюта, от заботы, от понимания. А тут – Татьяна! Я почему-то сразу осознал, что именно ее мне всю жизнь и не хватало.
– Вы попали в семью в нелегкое время: большая часть детей Татьяны Александровны были подростками. Как вы нашли с ними общий язык?
– Как в армии с солдатами: хочешь, чтобы они поверили в тебя, докажи делом, что ты старший брат и отец в одном лице. Я сразу обозначил, что желаю их матери, а значит и им, только добра; что не намерен с ней прятаться по лопухам, а хочу узаконить отношения. Конечно, не сразу, но мальчишки, а их в семье пятеро, поверили. Девчонки приняли меня более спокойно…
– Александр Тимофеевич давно убедил нас, что настоящий полковник должен быть в «горячей точке». А многодетная семья – это она и есть, – вступает в разговор Татьяна Александровна. – У нас, к примеру, в доме ремонт бесконечный. А специально обученных людей, которые могли бы пол поменять или плитку положить, нет. И этим «специально обученным человеком» он всегда назначает самого себя. И берется за любую работу.
А взамен получает огромную порцию любви и внимания. Без этого нельзя.
Способность
на поступок
– Татьяна Александровна, на определенном этапе приемные дети узнают правду о своем прошлом: если не расскажут родители, то «постараются» окружающие…
– Мы уже рассказали. Конечно, в первый момент ребята были ошарашены, плакали из-за того, что когда-то их бросили. А потом выдали: «Если мы с вами – значит, вы любите нас больше, чем родные мама и папа». На этом разговоры и закончились.
– Детдома сегодня обеспечены очень хорошо. С детьми постоянно работают воспитатели-медики-дефектологи-нянечки, ребята одеты, накормлены, живут в чистоте. Зачем же нужны приемные семьи?
– А зачем человеку нужна Родина? Затем и семья. Ни для кого не секрет, что слово «детдомовский» по сей день звучит оскорбительно. А чем детдом отличается от семьи, лучше всего знают те, кто познал и то, и другое. Я считаю, что приемные семьи нужны, чтобы дети научились жить в атмосфере уюта. Чтобы поняли: светильнички, кружки разнокалиберные – все это естественные атрибуты родного дома. А еще – посиделки за ужином, шашлык на берегу речки, рыбалка до зари. Ну и самое главное – чтобы дети научились жить сообща, относиться с уважением к близким, отвечать за свои поступки и при этом знать, что рядом есть люди, которые не бросят тебя никогда. А еще – честно и доходчиво объяснят, что есть добро, а что зло.
– Ваши дети учатся в Крапивенской школе. До последнего времени вы возили туда сразу пятерых. На обычной легковушке…
– И каждый день думали: если нас остановят гаишники, то сразу расстреляют! По закону многодетной семье, в которой воспитываются семь и более детей, положено удобное пассажирское транспортное средство. Но чиновники, как это часто бывает, намудрили, и получилось, что автомобиль причитается только тем, кто растит своих или приемных ребят. А у нас – и те, и другие! В какие бы инстанции я ни обращалась, мне давали один и тот же ответ: не положено! В итоге все решил случай. В области сменился губернатор, стал ездить по райцентрам, встречаться с народом. Я поняла, что другого шанса не будет, а когда Владимир Сергеевич Груздев приехал в Одоев, первый раз достала из коробочки знак «Материнская слава» и – вперед! Оттеснила охранника – и к «первому лицу». Он удивился: «Что вам нужно, девушка?» – «Я не девушка, – отвечаю, – у меня десять детей!» И выложила ему, как ребят моих разделили на своих и чужих, как не дают машину. Он выслушал внимательно и тут же спрашивает: «Вам «соболя» будет достаточно?» Конечно, кто-то может сказать, что это всего лишь широкий жест. Но ведь остальные оказались на этот жест неспособны. Поэтому мы с мужем очень благодарны Груздеву за понимание и здравомыслие. Дай бог, чтобы таких руководителей было побольше.
– Удобная машина?
– Конечно! Мы на ней всей семьей можем колесить, не нарушая правила дорожного движения. Прошлым летом к сыну в Тверь ездили, он в медицинской академии учится. И даже Аленку брали – нашу младшую дочку, ей всего три года было.
– В семье снова появились малыши?
– И не один! Два месяца назад внучка родилась!
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

На эту же тему