Общество

09:00, 05 декабря 2014

О пользе инструкций

О пользе инструкций
 Анастасия КАЛИНИНА

Что греха таить: для русского человека пренебрежение правилами безопасности – практически норма. Только в России фраза «Не влезай – убьет!» означает «Ты уж поосторожнее там…».

Что касается меня, после одного случая я внимательно выслушиваю все рекомендации специалистов, отвечающих за безопасность гражданского населения. И стараюсь им безукоснительно следовать.
Началась моя всепоглощающая любовь к технике безопасности несколько лет назад в чудесный майский день накануне годовщины Победы…
На традиционной Вахте памяти в Белевском районе поисковики, как водится, нашли целую кучу неразорвавшихся боеприпасов. Гранаты, авиаснаряды, мины… Искатели, согласно требованиям, как только обнаруживали очередную взрывоопасную вещь, раскопки прекращали, маркировали место и оставляли все неприкосновенным до приезда спасателей.
Мы со съемочной группой – видеооператором и водителем – прибыли в день «утилизации» боевых отходов. В тот день невероятно везло – в соседней деревне сняли на камеру вьющего гнездо аиста, который, по моему замыслу, отлично символизировал бы в сюжете мирное время. А эхо войны должен был изобразить взрыв уничтожаемых боеприпасов.
Сейчас уже не вспомню, сколько их было, этих снарядов. Много. Их аккуратно перевезли в овраг в пустынной местности, сложили под березу… МЧСники работали очень осторожно. Мы же, беспечные журналисты, посматривали на происходящее немного свысока. Предельная собранность, повышенные меры безопасности казались нам совершенно излишними. Ведь весь этот металлолом пролежал в земле больше 60 лет! Не взорвался за все это время – значит, не опасен.
Пока специалисты возились в овраге, подготавливая взрыв, мы заняли удобное для съемки место. Правда, сотрудники МЧС прогнали нас – мол, слишком близко, уезжайте.
– Мы же ничего не сможем снять! – со всем журналистским пылом возмутилась я. – И на какое же расстояние нам отъехать?!
– Ну… на километр, – пожал плечами спасатель. Затем прыгнул в «уазик» и укатил с глаз долой.
Ворча о нелюбви к перестраховщикам и трусам, мы отъ­ехали на положенное расстояние. Ориентир – береза – был виден хорошо.
Через несколько минут спасатели предупредили о предстоящей детонации в громкоговоритель. Его, кроме нас, никто не услышал – место было совершенно безлюдное, только где-то на горизонте по проселку ползла белая «нива», казавшаяся из-за расстояния не больше жука.
Через еще пару минут грохнул взрыв. Бабахнуло отменно – большая береза переломилась пополам, комья земли взлетели на десяток метров в воздух. Наша съемочная группа радостным гиком поприветствовала успешную съемку кульминационного для сюжета момента.
Но через несколько секунд после взрыва до нас донесся парализующий звук – мы слышали его в детстве в кинофильмах про войну, и ошибиться было невозможно. С мерзким свистом вокруг нас начали падать осколки.
Скажу честно: я инстинктивно упала на колени, закрыла голову руками и, кажется, даже собиралась трусливо заползти под редакционный автомобиль. Испуганно пали ниц и мои спутники…
Даже после того как все стихло, еще несколько минут мы отходили от пережитого страха. Потом отправились к месту взрыва. По дороге нашли несколько искореженных, размером с ладонь взрослого мужчины, осколков. При мысли, что было бы, если такая железяка чиркнула по моему, слава богу, все еще живому телу, начало мутить.
В месте взрыва овраг стал глубже метров на 7. Березу снесло подчистую.
…На обратной дороге в Тулу мы почти не разговаривали. Не знаю, что там думали мои коллеги, но я мысленно по­обещала себе ВСЕГДА слушать и исполнять требования спасателей. А заодно – врачей и полицейских. И свое обещание я держу.
Продолжение темы
на стр. 23.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

Ранее на тему

На эту же тему