Рекламный баннер.

Общество

19:02, 16 февраля 2015

Общественность – не троянский конь

Общественность –  не троянский конь
 Екатерина ГАРБУЗОВА
  Геннадий ПОЛЯКОВ

Накал дискуссии, разгоревшейся на заседании экспертной группы при уполномоченном по правам человека в Тульской области, показал: формы защиты прав недееспособных и нуждающихся в психиатрической помощи граждан надо менять. И чем быстрее, тем лучше.

Экспертной группе, практически полностью состоящей из врачей, было предложено обсудить предложение уполномоченного по правам человека в Российской Федерации о создании независимого института защиты прав недееспособных пациентов, находящихся в психбольницах, домах престарелых и интернатах. Новая структура могла бы включать в себя общественные организации, физических лиц и волонтеров. Для этого надо внести изменения в Закон о психиатрической помощи и подзаконные акты. Член Совета Федерации Юлия Вепринцева, специально приехавшая на заседание экспертной группы, так объяснила необходимость обсуждения поправок на уровне регионов:
– Именно суждения специалистов по этому вопросу должны быть особенно дороги. Вы знаете проблему изнутри, а значит, ваше мнение не будет ошибочным.
Тон дискуссии задал руководитель экспертной группы, главный врач Тульской областной клинической психиатрической больницы Лев Лосев:
– В регионе 1805 психиатрических коек. 164 недееспособных пациента находятся в стационаре в Петелине и 84 в больнице поселка Петровский. Когда психохроник признается судом недееспособным, ему назначается опекун, обычно из числа близких родственников. Но очень часто они имеют чисто меркантильные интересы. Довольно скоро родня помещает больного к нам, а на свидание приезжает только в день выплаты ему пенсии. И мы бываем вынуждены рано или поздно поднять вопрос о неисполнении опекуном своих обязанностей. В результате опекунство ложится на наше учреждение и начинается морока с имуществом недееспособного пациента и удовлетворением его запросов. Вот, например, одна из психически больных женщин недавно пожелала потратить свои сбережения на норковую шубу. Но зачем ей норковая шуба, хотел бы я знать? Куда она в ней у нас ходить будет?
Риторические вопросы Лосева, вопреки его ожиданиям, присутствующим дамам таковыми не показались.
– Да пусть она хоть спит в ней, если это в удовольствие… Диагноз – еще не повод отказать женщине в меховом манто, – такие возражения послышались с мест.
Лосев тут же исправился, уточнив, что такого рода вопросы практически всегда решаются в пользу пациента, за 10 лет было всего 6–7 жалоб на действия руководства больницы. Но контролеров в психиатрии и так более чем достаточно: комиссия по опеке и попечительству, прокуратура, Росздравнадзор, Роспотребнадзор, профильное министерство, Общественная палата. Еще одна подобная структура, по его мнению, уж совсем ни к чему. Тем более, когда с этой целью в психбольницу приходят волонтеры. Они, мол, лишь пиариться будут...
Главврача поддержал заместитель руководителя Управления Росздравнадзора по Тульской области Александр Сучков:
– Подключить к контролю за опекой общественные организации – все равно что ввести в свой лагерь троянского коня!
Однако главный советник департамента здравоохранения Глеб Мамчев вбил клин в единодушие коллег, напомнив, что Россия обязана привести свое законодательство в соответствие с международными конвенциями, а значит, чем больше у недее­способных граждан будет вариантов защиты прав, тем лучше.
И тут в дискуссию вступила руководитель общества матерей с детьми-инвалидами «Свет ты мой» Раиса Лазарева, единственный «неспециалист» в составе экспертной группы.
– Меня всегда раздражает, что законы такого содержания обсуждаются исключительно профессиональным сообществом, – подчеркнула она. – Почему вы ни о чем не спрашиваете нас, людей, интересы которых этот закон должен защищать? В нашей общественной организации есть матери, чьи дети лишены дееспособности. Абсолютно никакой юридической, методической помощи от областной психиатрической службы они не получают. Я хочу спросить психиатров: почему вы так боитесь контроля? Почему профессионалы и общественники – два враждующих вечно лагеря? Разве за двадцать лет существования общества «Свет ты мой» я кого-нибудь из вас подставила,  в чем-то помешала? Я всегда хотела только помогать! Почему же вы думаете, что другие активисты, волонтеры  – это какие-то монстры, рвачи, которые станут только пиариться? Мне никогда не нравилось слово «контроль», но если вы его боитесь, значит, у вас есть что контролировать. Мы работаем с опекунами, объясняем им на своем жизненном примере, как в какой ситуации следует действовать. И если у вас, Лев Викторович, как у областного психиатра, проблемы в общении с опекунами, посылайте их в «Свет ты мой», общественники будут учить их выживанию. Почему в области нет школы для опекунов – по примеру школ для гипертоников, диабетиков? Может, кто-то и взял бы своего родственника из интерната, но не знает, как с ним обращаться, в каких организациях искать поддержки. Вероятно, вы не хотите обучать опекунов, чтобы они, чего доброго, каждому шизофренику по норковой шубе не купили… С безграмотными проще. Давайте же жить в интересах инвалидов, а не в интересах здравоохранения как системы.
Вывод заседания экспертной группы, озвученный уполномоченным по правам человека в Тульской области Галиной Фоминой, был таков: в деле защиты прав недееспособных граждан нуждающихся в психиатрической помощи, требуются усилия как государственных структур, так и общественных организаций.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

Ранее на тему

На эту же тему