Рекламный баннер.

Общество

12:39, 19 декабря 2018

Обыскать и изъять

Кем в конце 1941 года в Щекино была организована немецкая полиция? В каких зловещих мероприятиях она была задействована? Ответы на эти вопросы, интересующие сегодня многих историков, удалось найти только недавно в архивных материалах, рассекреченных при содействии пресс-службы УФСБ России по Тульской области. Эти сведения дают нам четкое представление о том, что гитлеровцы, прикрывающиеся идеей свергнуть власть большевиков и тем самым якобы помочь советским гражданам зажить мирно и счастливо, на самом же деле планомерно и хладнокровно проводили расправы над патриотически настроенным населением или же держали его в постоянном страхе.
Оккупанты и их помощники были твердо убеждены: любые попытки сопротивления советских граждан нацистскому режиму должны жестко пресекаться. И для этого в первых числах ноября 1941-го сформировали в составе городской управы немецкую полицию. За период оккупации сменилось три ее начальника. Кроме них, организацией карательного органа, куда входили 57 человек, занимались сам бургомистр Дмитрий Кувшинов и его заместитель Иннокентьев (фамилия изменена – Прим. ред.). «Полицейский аппарат по моему указанию под руководством того или другого начальника немецкой полиции производил аресты советских граждан, выезжал на обыски и изъятие имущества у населения, нес охрану арестованных, содержащихся под стражей при городской управе, доставлял арестованных в фельджандармерию и ортскомендатуру на допросы и приводил таковых обратно в горуправу под стражу, нес охрану предприятий в Щекино. Часть немецких полицейских вела наблюдение за порядком в Щекино, для этой цели четыре человека ежедневно ходили по городу и наблюдали, не проявляет ли кто из граждан хулиганство, сопровождающееся вредными действиями для немцев, проверяли посты, выставленные на предприятиях, следили, не расхищает ли кто из граждан имущество немецких воинских частей», – вспоминал Кувшинов.
На первый взгляд, штат в количестве 57 человек может кому-то  показаться раздутым – не многовато ли для маленького городка? Но с другой стороны, не забывайте: в Щекино и его окрестностях в 1941 году размещались керамический и кислотоупорный заводы, пара шахт и столько же технических складов треста «Щекинуголь», рудоремонтные мастерские, два угольных склада, столярные мастерские. И хотя при немцах действовала лишь пара столярных мастерских, гитлеровцы, разумеется, имели большие виды и на остальные объекты: во-первых, планировали их эксплуатировать уже в ближайшей перспективе, а во-вторых, старались сберечь для своих нужд имевшееся там имущество. «Как часто немецкие полицейские выезжали на обыски и изъятие имущества у населения? Таких случаев было очень много, – говорил Кувшинов. – Изымались в большинстве своем мебель, различная посуда, постельные принадлежности, мануфактура, швейные машины и продукты питания. Куда шло изъятое имущество? Первоначально на склад горуправы, а затем на оборудование квартир для немцев или же распределялось по работникам городской управы».
Надо отметить, Кувшинов с большим энтузиазмом взялся за организацию горуправы. При ней, в частности, создали биржу труда, которая занималась учетом рабочей силы – большей частью ее направляли на хозяйственные работы по обслуживанию частей вермахта: на подвозку топлива, пилку и колку дров, ремонт помещений... А торгово-промышленный отдел отремонтировал и открыл два магазина (там продавали только хлеб), пекарню, три парикмахерских, валяльную, овчинную, портняжную, сапожную и две механических мастерских. Им же брались на учет различные мелкие предприятия и мастерские (например, пошивочные), которые, как утверждал сам же бургомистр, могли быть полезными немцам. Так гитлеровцы решали сразу несколько актуальных для них задач: во-первых, создавали видимость искренней помощи людям, а во-вторых, в любой момент, напомним, могли сами же воспользоваться услугами граждан. Ну и, конечно, нацисты понимали: если не трудоустраивать население, то начнет расти градус недовольства со всеми вытекающими для вермахта последствиями. Внимательный читатель заметит: а как же быть с открытием пекарни и торговлей хлебом в магазинах? Это ли не забота немцев о щекинцах? Здесь требуется пояснить: мука-то для пекарни доставлялась вовсе не из Германии. Оказывается, ее брали со склада в поселке Станционном, а оттуда ее попросту не успели или не смогли вывезти части Красной армии во время отступления из района. Кроме того, две-три тонны муки оставались в двух щекинских колхозах. Так германские власти, не прилагая особых усилий, и решили проблему снабжения горожан продовольствием – не привлекая собственных резервов.
Продолжение следует.
Сергей МИТРОФАНОВ
Подпись к фото: на обороте этой фотографии имеется надпись на немецком языке: «На долгую память о тяжелой кампании в России, полной упорства, вшей и грязи. Щекино, 20 километров от Тулы»
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

Ранее на тему

На эту же тему