Рекламный баннер.

Общество

09:00, 27 ноября 2015

Одна учительница и шесть ее любимых мужчин

Одна учительница и шесть ее любимых мужчин
 Нелли ЧУКАНОВА
 Геннадий ПОЛЯКОВ

– Любовь к родному слову, русской речи – народной, исконной – во мне воспитала бабушка Пелагея Ивановна. Она растила нас, трех своих внучек, на русских народных сказках. Никогда не забуду ее рассказы про Зорьку-богатыря. А когда выходила замуж, 76-летняя Пелагея Ивановна своим тоненьким, дрожащим от волнения голоском пела величальную. Думаю, тем самым она благословила нашу семью на долгую и счастливую жизнь, – признает многодетная мама, отмеченная Почетным знаком Тульской области «Материнская слава», завуч Буныревской школы № 4 Ирина Кучерская.

Предков достойны
Семьи предков Ирины и ее супруга Анатолия были многодетными. Вот у Прасковьи Климовны, прабабушки Кучерской, родилось аж 12 отпрысков, правда, в живых остались только пятеро. А дочь Прасковьи Климовны Пелагея, выйдя замуж за Ивана Сладкова, успела родить только первенца. Дальнейшему семейному счастью молодых помешала война. Десятилетиями о судьбе деда Ивана было известно лишь то, что пропал он без вести под Ленинградом. И только старший сын Кучерских Виталий, окончивший истфак ТГПУ имени Л.Н.Толстого, в результате кропотливых поисков в различных архивах сумел раздобыть информацию о том, что же произошло в трагические дни блокады Ленинграда с его прадедом.
«Иван Анисимович был призван в 1941 году в качестве сапера-минера группы штурма 196-го батальона инженерных заграждений в составе 39-й отдельной инженерной бригады специального назначения. Он участвовал в операции «Искра» по прорыву блокады Ленинграда в январе 1943-го, – рассказывал Виталий в одной из региональных газет в номере, посвященном 70-летию Победы. – В районе южного побережья Ладожского озера Иван Сладков отличился в боях с фашистскими захватчиками. Как сказано в наградном листе, «при овладении шоссейной дорогой Синявино–Гонтовая Липка он отразил контр­наступление превосходящих сил немецких фашистов, беспрерывно вел интенсивный огонь по атакующему противнику». Прадед был ранен 20 января 1943-го, 25 января был отмечен за свой подвиг медалью «За отвагу», а 6 февраля скончался в госпитале от полученных ран. Неизвестно, успел ли он узнать о прорыве блокады Ленинграда, но мы гордимся тем, что наш предок сделал все возможное, чтобы приблизить Великую Победу».
…Всего сыновей у Кучерских пятеро. Старшие, Виталий и Владислав, по образованию учителя истории, Вячеслав в этом году тоже поступил на истфак ТГПУ имени Л.Н. Толстого. Мечтающий стать врачом Владимир учится в 10-м, а младший, Станислав, в 4-м классе Буныревской школы.
Сейчас первенец Кучерских увлечен составлением семейного древа, и ему уже удалось докопаться аж до ХVII века! Виталий разузнал, что в роду матери были новосильские и орловские казаки, староверы, и все они были многодетными. А со стороны отца – не менее чадолюбивые казаки сибирские.
– Иногда информация приходит совершенно неожиданно. Вот недавно разговорились с одной из сотрудниц школы, и оказалось, что мы с ней дальние родственницы, имеющие одного предка – моего прапрадеда Клима Пчелкина, – радуется Ирина. – Прабабушка-то моя Прасковья Климовна в девичестве Пчелкина была. Помню, старая совсем уже, под 100 лет, а все носом своим возмущалась. И вот я держу в руках старинную фотографию Клима Пчелкина и вижу тот самый выдающийся нос – родовое отличие!

За любимым –
да хоть в прачки!
–Я родом из Алексина, мы жили в микрорайоне Горушки, – продолжает Ирина Васильевна. – Нас у родителей три дочки. Мама очень хотела, чтобы я получила серьезную профессию, и настояла, чтобы поступала в химико-технологический техникум. Там я отучилась год, окончив первый курс на четверки и пятерки, но поскольку всегда осознавала, что мое призвание – филология, пошла поступать в Тульский пединститут на факультет русского языка и литературы.
Училась на филфаке Ирина с отличием, а потому по окончании вуза ей предложили распределение в город Северо-Задонск. Девушку такая перспектива обрадовала не очень, и она попросилась поближе к исторической родине. Выбор пал на село Бунырево Алексинского района, что совсем недалеко от райцентра.
– На алексинской стороне село называют Бунырево, а бабушка моя Пелагея Ивановна, уроженка древней калужской деревни, стоявшей на противоположном берегу, звала его Бундрево, – повествует Ирина Васильевна. – Она рассказывала, что в старину здесь стоял большой красивый храм и жили солидные, очень вежливые люди. Калужские крестьяне были прихожанами буныревской церкви, летом они добирались до нее в лодках, а зимой переходили реку по льду. Так что, выходит, мои калужские предки бывали в этом селе не раз.
Маленькая сельская школа молодой учительнице понравилась сразу. Ирине дали комнату в общежитии для персонала детского лагеря «Заполярье». Ставка в школе была немалая – 26 часов, и на хорошую зарплату девушка быстро обзавелась и цветным телевизором, и новенькой мебелью. А вскоре здесь же, в Бунырево, встретила свою любовь. Коренной житель, Анатолий трудился теплотехником, обслуживал местную котельную. Познакомились, как водится, на дискотеке.
– Один взгляд, другой – и закрутилось. Встречались год, а тут Анатолию от военкомата предложили поехать на работу в Чехию, – говорит Кучерская. – Расписались и позвали на свадьбу самых близких. За свадебным столом моя 76-летняя бабушка и благословила нас старинной величальной песней. Муж уехал, а я смогла присоединиться к нему год спустя. В военкомате предупредили, что есть вакансия только оператора котельной, но меня это не испугало – к любимому ехала! Правда, кончилось тем, что накидала в топку столько топлива, что чуть все не взорвала. Называется, дала угля! Перевели меня на мыльно-прачечную станцию. Там, облачившись в резиновые фартуки и сапоги, мы стирали солдатские портянки. А потом я пошла на повышение, став завскладом чистого белья. К тому времени уже носила первенца. В отпуске по беременности и родам научилась вязать, благо отличной пряжи там было навалом. Всем в подарок кофт наготовила – и маме, и сестрам, и мужу свитер безразмерный сработала!

Земля всегда прокормит
Вернувшись в Бунырево, поселились в трехкомнатной квартире, полученной Анатолием от колхоза. Один за другим появились на свет пятеро сыновей. Как признается Ирина, стать многодетными они с Анатолием не стремились, просто родили столько детей, сколько Бог дал. Но как вообще ей живется одной среди шестерых мужиков?
– Я мальчишек люблю, с ними проще, они народ непритязательный, – улыбается Ирина Васильевна. – Вот нас было три девчонки, но родители мечтали о сыне. Вспоминаю из детства: купит мама себе отрез шелка на платье, а старшая сестра выпрашивает его себе на юбку. Мол, на танцы пойти не в чем. Мамочка и отдаст… А мои мужчины понимают, что я женщина, мне в смысле нарядов больше надо. Да и вообще рядом с ними я чувствую себя защищенной.
Что интересно, в декрете Ирина Кучерская не побывала ни разу. Растить младенцев помогал муж, вот ему-то удалось посидеть в отпуске по уходу за ребенком. Годы были тяжелые, работы на селе сезонные, и многодетной семье было выгодно, чтобы мама трудилась, а папа находился дома с малышами. И впоследствии супруги работали по очереди: Ирина к вечеру возвращалась из школы, и Анатолий заступал в ночь сторожем.
Чтобы свести концы с концами, держали коров и коз, поросят, а еще огород. Одной только картошки сажали 17 соток – 40 грядок, уходящих куда-то за горизонт.
– Иду с работы, а соседки докладывают, что видели моих мальчишек в поле, картошку выкапывали. Никого вокруг, а они ковыряются… Корову, а временами держали и двух, муж доил, – признается Ирина. – А я, несмотря на свои сугубо крестьянские корни, эту науку так и не освоила. Помню, как-то Анатолий был в отъезде, а корова стоит недоенная. Увидела меня – глаза несчастные. Мучилась я, мучилась, но несколько стаканов все же надоила… Был период, когда хозяйство мы забросили, но в этом году решили вернуться к земле. И старания не пропали даром – капуста удалась на славу, я ее уже засолила, так что буду своих мужчин зимой угощать!
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий