Общество

19:09, 15 ноября 2016

Оружейник – величайший из великих

Оружейник – величайший из великих
 Сергей МИТРОФАНОВ
 В. Митрофанов – пресс-служба АО «КБП
им. академика А. Г. Шипунова» и из архива «Тульских известий»

7 ноября в микрорайоне Климовск подмосковного города Подольска на доме № 4 по проспекту 50-летия Октября в торжественной обстановке состоялось открытие мемориальной доски, посвященной выдающемуся отечественному конструктору стрелково-пушечного и высокоточного оружия, Герою Социалистического Труда, академику, лауреату Ленинской и Государственной премий СССР Аркадию Георгиевичу Шипунову.

Что любил Шипунов?
В этом четырехэтажном доме знаменитый на весь мир оружейник, в 1950 году приехавший в этот город после окончания института, проживал с 1955-го по 1962-й годы. А с 1962-го по 2006-й он являлся генеральным конструктором и руководителем государственного унитарного предприятия «Конструкторское бюро приборостроения» в Туле. Кстати, дата открытия памятной доски была выбрана не случайно. 7 ноября 1927 года Шипунов родился в небольшом городе Ливны на Орловщине. В этот день в 2016 году многочисленная делегация возложила цветы к бюсту на Аллее Славы музея оружия в городе Туле.
– Наша семья всегда отмечала 7 ноября – день Октябрьской революции, отец с удовольствием, в приподнятом настроении ходил на демонстрации. А домой возвращался просто окрыленным, – поделилась с журналистами дочь прославленного оружейника Анна Шипунова. – Отца вспоминаем как истинного патриота, который очень много сделал для своей Родины. Мы и сегодня живем его трудами, и страна благодарна такому человеку. Он был простой, знал народ и жизнь простого человека. Любил лес, прекрасно знал природу, ходил и за грибами, хотя последние годы был очень занятым человеком. Любил компании и поездки в Ясную Поляну, которую обожал. Радовался общению с друзьями-интеллектуалами и ценил это чрезвычайно. Любимая поговорка папы: лучше с умным потерять, чем с глупым найти. Ум ценил превыше всего! Уважал тех, кто имел свое мнение.
На открытие доски в Климовске приехали дочери Шипунова – Анна и Татьяна, а также представители военно-промышленного комплекса России и министерства промышленности и топливно-энергетического комплекса Тульской области. Заместитель министра ­Сергей Пурдин назвал Аркадия Георгиевича главным оружейным конструктором последних десятилетий и человеком, который создал в Туле одну из ведущих научных школ.
– Тула, где он учился после войны в механическом институте, дала ему первую профессию. А в Климовске он состоялся как ученый, защитив диссертацию. Но все-таки большую часть жизни он провел именно в Туле, где творил, создав тот коллектив, который видел в своих мечтах и который продолжает плодотворно работать и сегодня, – выступил ­Сергей Викторович. – Сейчас акционерное общество «Конструкторское бюро приборостроения им. академика А. Г. Шипунова» – это одно из ведущих предприятий. Большинство производств военно-промышленного комплекса Тульской области сейчас участвует в реализации проектов КБП, которые заложил Аркадий Шипунов со своими коллегами.

«Золотой фонд» и «длинная воля»
Один их тех, кто близко знал оружейника, – начальник отдела акционерного общества «Конструкторское бюро приборостроения им. академика А. Г. Шипунова», ученый секретарь НТС, доктор технических наук профессор Евгений Семашкин. В КБП он трудится свыше сорока лет. Евгений Николаевич своего бывшего руководителя вспоминает с теплотой. Гигант, титан, человек особого склада – так он характеризует Аркадия Георгиевича.
– Он в работе был жестким руководителем, требовательным и к себе, и к окружающим, но при этом, конечно, справедливым, – говорит Семашкин. – Например, когда он видел, что человек, которого он ругал или воспитывал, исправляется, то всегда ему помогал. Отношение к приходящей в КБП молодежи испытывал самое благожелательное, он ее воспитывал, находил для этого время, хотя нагрузка на него ложилась постоянно колоссальная – особенно в девяностые годы. Он даже для молодых оружейников создал учебный центр, делая все возможное для того, чтобы они росли, развивались. Велика заслуга Шипунова в создании зенитного ракетно-пушечного комплекса «Панцирь», а это происходило как раз в то время, когда предприятие переводили, по сути, «делать кастрюли». То есть от нас требовали перепрофилироваться на выпуск гражданской продукции. Да, мы делали швейную машинку, да, она получилась на выходе хорошей – что говорить, если мы в этой сфере даже догнали Японию. Но все-таки мы все были «заточены» на оборонную продукцию, и именно она принесла известность и авторитет КБП.
Наш собеседник признается: конечно, Шипунов прекрасно понимал, что действовать в одиночку – неконструктивно. Издавна известно: один в поле не воин. Потому и сформировал вокруг себя плеяду талантливых сподвижников, на которых всегда и во всем можно было положиться. Их насчитывалось человек 40–50. Он называл эту группу «золотым фондом». В КБП так и говорили: если за тобой никого нет, то ты голый.
– Каким был Аркадий Георгиевич? Оптимистом, у которого была так называемая длинная воля: это когда поставил перед собой и коллективом цель, а достичь ее можно лет через 10. И он каждый день, видя эту цель, делал какие-то шаги. Тот же ЗПРК «Тунгуска» разрабатывали почти десять лет. А если нет этого качества, ты ничего не сделаешь, – продолжает Евгений Семашкин. – Шипунов был уверен в коллективе, который он же и воспитал. Если окунуться в историю, то Аркадий Георгиевич пришел на предприятие, где кандидатов наук можно было пересчитать по пальцам одной руки. Он же добился того, что вскоре здесь стали трудиться десятки профессионалов высочайшего класса. Постоянно работал над собой и сам Шипунов. Исключительная его особенность – очень мощное самообразование. Когда к нему приходили на прием, то видели такую картину: весь стол постоянно был завален книгами по оптике, радиолокации и так далее. И в последние годы жизни память у него была феноменальная, голова работала прекрасно!

«Климовские» пушки
Ведущий научный сотрудник АО «ЦНИИТОЧМАШ», кандидат технических наук Михаил Рубинштейн помнит Шипунова в его «климовский» период жизни. В Московскую область выпускник Тульского механического института прибыл в 1950 году. И стал усиленно заниматься скорострельными пушками.
– Тогда у вероятных противников СССР появились бомбардировщики, которые были способны нести атомные бомбы. Перед советскими оружейниками была поставлена задача повысить скорострельность пушек наших самолетов, – вспоминает Михаил Маркович. – Тогда темп стрельбы составлял где-то 900 выстрелов в минуту. Важным вопросом занимались многие выдающиеся конструкторы страны: Афанасьев, Скворцов, Макаров, Шпитальный… Первая работа Шипунова была связана с анализом процессов, которые происходят в скорострельной пушке. Впоследствии Аркадий Шипунов и его друг-единомышленник Василий Грязев создали более 30 пушек, многие из которых и сейчас стоят на вооружении нашей армии. В частности, ими была сконструирована пушка с невиданным в мире темпом – 10 тысяч выстрелов в минуту! Потом Аркадий Георгиевич перешел в ЦКБ-14 (ныне АО «КБП им. академика А. Г. Шипунова»), но связь с Климовском не утратил.
Дочь знаменитого тульского конструктора Татьяна Саклакова соглашается: здесь же к ее отцу пришло стратегическое понимание важности пушечного направления, которое позднее было реализовано уже в Туле, родиной всем ныне известной пушки ГШ-23 действительно является подмосковный Климовск. Здесь были проведены расчеты, изготовлена автоматика, проведены стендовые испытания...
– В Климовске, куда он прибыл молодым человеком с одним небольшим саквояжем в руке, в 1955 году ему дали отдельную двухкомнатную квартиру. Я помню, как отец не ходил, а взлетал на четвертый этаж, перепрыгивая через ступеньки. А вот по этой дороге он носил огромные свертки книг, которые покупал в магазине в соседнем доме. В выходной мы с ним бежали на электричку, чтобы поехать в Москву в Третьяковскую галерею, – рассказывает Татьяна Аркадьевна. – Будущее папе не могло быть известно. Но многое он уже себе представлял, будучи в Климовске. Он был талантлив и ощущал в себе силу своей одаренности, получив хорошее – как он говорил, классическое – образование и выбрав профессию. Неординарность его проявлялась в исключительной самостоятельности. «Я сам для себя нашел работу, которая была мне интересна. И занялся ею, провел все расчеты, привлек к этой деятельности Василия Грязева и указал ему новый совместный путь проектирования авиапушек», – говорил папа. Я написала книгу об отце. Она еще не вышла, но я считаю, что издание станет явлением. Выход из печати запланирован на начало 2017 года. Книга повествует и о профессиональной деятельности отца, и о различных жизненных ситуациях, участником которых становился папа, – я ее наполнила и семейными воспоминаниями, и воспоминаниями соратников.

«Достичь и превзойти»
По словам Саклаковой, именно в Климовске Шипунов и Грязев «взяли себе на вооружение» девиз из повести Лескова «Левша»: «Достичь и превзойти!» Здесь же Аркадий Георгиевич подготовил к защите свою кандидатскую диссертацию. Наука тут стала путеводной звездой талантливого оружейника, в Подмосковье рано проявились его и организаторские, и лидерские качества.
Шипунов мог если не все, то многое: и в колхозе стоговать сено, и играть в футбол, и построить курятник. У него были все шансы уехать в Москву и там продолжить карьеру, но он выбрал Тулу.
– Меня с Аркадием Шипуновым связывают долгие годы совместной работы, и я очень горжусь этим периодом, о котором у меня сохранились только самые добрые воспоминания, – признался соратник нашего земляка Виктор Басов. – Он был эрудированный человек, высокообразованный интеллектуал, богатый научно-техническими идеями. Талантливый организатор, он добился высочайшей самоотверженности от всех сотрудников КБП, люди работали, не считаясь со временем и не думая о каких-то благах. Это истинные патриоты. Вспоминаю, как в КБП при нем шла разработка противотанкового ракетного комплекса «Фагот». Им занимался молодой коллектив, без сложностей не обходилось, но в итоге ПТРК успешно был принят на вооружение. В развитие этого направления потом пошли комплексы «Конкурс», «Метис», ЗПРК «Тунгуска», огнеметное и другое вооружение. Шипунов сделал КБП в сфере оборонки многопрофильным. Заслуга его и в том, что им была создана научно-техническая школа. И соратники Аркадия Георгиевича сегодня успешно продолжают работы по конструированию новых образцов вооружения.
Другой соратник нашего выдающегося земляка – Николай Тархов так отзывается о Шипунове: «Я знал и многих других оружейников, но Аркадий Георгиевич поистине – величайший из великих».
– Родина его отметила многими наградами. Он к ним относился спокойно. Однажды в шутку сказал: «Вот Михаил Калашников создал только автомат и пулемет, вооружив один род Вооруженных сил. А мы с Василием Грязевым вооружили и авиацию, и Сухопутные войска, и моряков. Калашников по званию генерал-майор. А если бы каждый из командующих ВВС, пехотой и ВМФ дал бы нам по звезде на погоны, то мы бы уже были генерал-полковниками», – рассказал Николай ­Сергеевич.
И вот – волнующий момент: под аплодисменты собравшихся в Климовске с мемориальной доски снимают полотно. Аркадий Георгиевич отлит в металле на фоне «Панциря».
– Мне хотелось изобразить Шипунова именно на фоне этой военной техники, – делится автор памятной доски скульптор из Москвы Владимир Курочкин. – Сам оружейник у рабочего стола, в творческом процессе. Для меня было очень почетно трудиться над его образом. Я долго работал, месяца три-четыре. Ездил в Тулу, изучал фото «Панциря». Советовался с Татьяной Саклаковой, которая высказывала свои предложения и замечания. Отливали доску – ее вес 200 килограммов – в Смоленске, а лепил я ее в Москве в своей мастерской.
Владимир Курочкин добавил: в перспективе он готов взяться за изготовление памятника нашему прославленному конструктору-оружейнику, который могут установить около акционерного общества «Конструкторское бюро приборостроения им. академика А. Г. Шипунова». Возможно, он появится там в 2017-м – как раз в год 90-летия Аркадия Георгиевича. Тогда же оружейники отпразднуют и девяностолетие предприятия, ведущего свою историю с проектно-конструкторского бюро (ПКБ) ручного оружия при Тульском оружейном заводе. С той поры туляки здесь производили различное оружие: пистолеты ТТ и ПМ, авиационные пулеметы ШКАС, ШВАК и УБ, пушки ВЯ и Б-20 и многие другие образцы. Какие-то из них использовались в небесах и на земле в период обороны Тулы, 75-летие которой мы отмечаем в эти дни.
Многие разработки стоят на страже мира сегодня. И в этом – прямая заслуга Аркадия Георгиевича Шипунова.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

Ранее на тему