Общество

13:42, 30 декабря 2021

От лежиона до цивиль: исповедь туляка, служившего во французском легионе

От лежиона до цивиль: исповедь туляка, служившего во французском легионе

Французский легион — армейское соединение, состоящее из добровольцев, преимущественно иностранцев. Легион создан в 1831 году. Франция того времени полнилась наемниками, которые были основным источником криминала. В это же время Луи Филипп I планировал колонизацию Алжира. Пазл сошелся: избавляясь от иностранцев, король получал армию за пределами страны и сокращал «нежелательные» слои населения. Именно тогда пошла традиция не спрашивать имени добровольца.

Героем нашей сегодняшней публикации стал Сергей Заславский, который тоже в свое время побывал во французском легионе и согласился рассказать, через что прошел и как вернулся.

Из Щекино – во Францию

…В 1995 году, когда прилавки магазинов были пустыми, а газетные страницы пестрели самыми заманчивыми предложениями, работник одного из Щекинских заводов, не дождавшись очередной зарплаты, решил податься в наемную армию.

К тому времени за плечами Сергея была служба в ВДВ. Правда, судьба распорядилась так, что пока другие сражались в Чечне, их полк ходил парадным строем. А душа хотела развернуться, тело жаждало адреналина, а сам Сергей – наконец-то заработать.

Написав по указанному в рекламе адресу, парень вскоре получил ответ. Ему прислали несколько брошюрок с яркими картинками и заманчивым текстом. Если ты сильный – тебе к нам! Если не дружишь с законом – к нам! Если сможешь обмануть пограничников и самостоятельно доберешься до Франции – точно к нам!

Впрочем, Сергей уже знал, что на деле все непросто. Один из его приятелей несколько лет назад тоже подался, было, в легион, прихватил с собою нож и решил доехать до Франции автостопом, но был снят нарядом милиции и получил год условно. Сергей знал и о том, что в иностранном легионе давно уже не приветствуются проблемы с законом, ведь человек, не способный жить в определенных рамках, не сможет подчиняться своему командиру. Был известен и тот факт, что не возьмут с боевым прошлым: сложившиеся личности там не нужны, а нужен человек-кусок пластилина, из которого слепят то, что надо…

Между тем Европа менялась, менялась постепенно и наша страна.

– Я занял у приятелей 800 долларов и решил ехать поездом, открыв шенгенскую визу. Добрался до Франции без проблем. Вышел на вокзале в Страсбурге, а как ехать дальше – не знаю. Хотел расспросить местного копа, два часа ходил по площади и не нашел ни одного полицейского. Пришлось поймать такси:

– Лежион?

– Лежион!

Местные таксисты, скажу я вам, ничем не отличаются от наших. Парень катал меня минут сорок, показал все набережные и каналы, и потребовал космическую плату. Я отдал ему половину, и как оказалось, был прав: КПП легиона находилось в десяти минутах ходьбы от вокзала…

Сергея встретил красивый военный с рыжей бородой и в парадной форме.

– Националитет?

– Рюс.

– О!

Это восхищение было логичным. Русских, к которым в легионе относят всех представителей СССР, здесь реально уважают за простоту и неприхотливость: «Ест из котелка и спит под шинелью».

Вместе с другими прибывшими иностранцами Заславского разместили в четырехэтажном общежитии, которое напоминало нашу армейскую казарму – с большой спальней и «ленинской комнатой».

Новобранцев отправили на медосмотр, проверили кровь на наркотики. Дальше – душ, спортивный костюм… Как оказалось, рядом с расположением воинского соединения стояло другое, в котором служили обычные французы. По большей части это были ребята – белые воротнички, «цветочки в горшочке», «мамины сыночки», регулярная армия, которая разительно отличалась от легионеров.

Каждое утро начиналось с зарядки, и здесь Сергей не испытывал трудностей. А вот к еде пришлось привыкать. Мясо полагалось только на обед. Завтрак и ужин – круассан с горячим шоколадом и сплошные вареные овощи. Вечером можно было выпивать, но утром ты должен выйти на зарядку. Новобранцам платили по 250 франков в день, если выходной – то 350. По местным меркам – совсем немного, ведь средняя зарплата в стране была 7000 франков. Конечно, контрактники получали больше, но в их число надо было попасть.

Лагерь с кроссом и с «гестапо»

Через неделю наш герой был переведен в селекционный лагерь, который размещался в городе Абань. Там парни работали в столовой, мели плац и ухаживали за престарелыми солдатами, давно вышедшими на пенсион, но одинокими и неприкаянными, оставшимися без семьи и родного дома.

Впрочем, главным делом новобранцев было прохождение ряда тестов. Интеллектуальные – проверяли память и логическое мышление. Спортивные – выявляли выносливость и физическую форму, причем нормативы во французском легионе куда легче, чем в нашей армии. И здесь Сергей весьма удивился, когда после марш-броска несколько новобранцев отсеялось. С теми, кто пришел последним, более-менее было понятно: зачем армии слабаки? Но один мулат пришел первым, обогнал остальных на целый круг! Как оказалось, лидеры и аутсайдеры одинаково не нужны в коробке с пластилином, а нужна безликая серая масса.

Самым сложным тестом был психологический, который русские парни прозвали «гестапо». Беседа с психологом, в случае Сергея это был прибалт, длилась больше пяти часов и таких встреч было три. Каждого претендента на лычки контрактника с пристрастием расспрашивали о всей жизни: как звали воспитателя в садике, когда случилась первая любовь. Как потом оказалось, весь процесс снимался на камеру, а прибалт периодически выходил и следил за новобранцем из соседней комнаты, за его эмоциями, поведением… Вся эта сложная процедура должна была выявить скрытые черты характера новобранца, к примру, лживость.

Вместе с Сергеем те же тесты проходили несколько парней-славян. Чех Радик когда-то учился в Киеве, хорошо говорил по-русски. Марио – выходец из российской глубинки, в раннем детстве уехал с родителями в Грецию, купил там дом, женился, а потом решил пойти в армию. Пешком дошел до Франции, похудел в дороге с 90 до 55 килограммов, но был очень счастлив… Был грузин, который давно уже жил во Франции, женился на чернокожей, завел трех дочек… Был русский из Москвы, который приехал в легион за романтикой, а все остальное у него имелось – хорошая машина и квартира…

Парни-славяне сидели за столом рядом. Чуть поодаль обедали арабы и алжирцы. И в один из походов в столовую Сергей поругался с чернокожим соседом: стал торопить его с обедом, потому что прозвучала команда закончить прием пищи.

Поначалу конфликт закончился миром, но уже на улице к Сергею подошла группа арабов с обиженным парнем. Слово за слово, завязалась драка… А днем позже решалась судьба всех новобранцев, прошедших тестирования, и тот, кто справился с испытаниями, получал красную лычку на форму и отправлялся служить в учебку. Но что ждало подравшихся парней?

…И не сняли с поезда

Утром Сергея вызвали к начальнику селекционного лагеря.

В дверном проеме он увидел чернокожего парня, который что-то очень эмоционально объяснял сидевшему в кабинете. Сергей зашел в просторное помещение и понял, что его судьба решена. Перед ним сидел начальник лагеря – лиловый по цвету своей кожи.

Следующим утром на армейском плацу построилось огромное подразделение. Те, кто получил красные лычки, выходили с вещами и строились в колонну. Те, кто слышал в свой адрес «цивиль», понимали, что должны вернуться на гражданку.

Командир произнес фамилию, и перед строем вышел тот самый араб, с которым подрался Сергей:

– Цивиль!

– Заславский! – голос командира замер. – Цивиль! Дифинитив!

И это означало полное фиаско. «Цивиль» без права вернуться в легион.

– Собрали нас человек восемь, посадили в автобус, дали денег до Страсбурга. Один украинец предложил съездить в Париж, посмотреть Елисейские поля, но мне стало жалко денег… В итоге, заработав 500 долларов, я сел на поезд и поехал домой. Кстати, за билет я не платил, просто сказал, что с легиона, и меня даже не сняли с поезда. Да и кому я там был нужен?..

А дома сложилось все удачно. Сегодня у Сергея хорошая работа, есть жена и двое детей. Только имя добровольца – другое. И не хочется показывать его лицо. Отношение к наемникам – везде одинаковое.

   Людмила ИВАНОВА

   Геннадий ПОЛЯКОВ