Общество

09:15, 05 июня 2015

Пациент, как никогда, в цене

Пациент, как никогда, в цене
 Екатерина ГАРБУЗОВА

Недавно портал правительства Тульской области предложил новую госуслугу: прикрепиться к любой, на выбор, поликлинике можно теперь по Интернету. Для пациентов, выросших в условиях труднопреодолимой медицинской «участковости», это почти неприличная степень свободы. Кто-то сразу кинется данное право реализовывать: вдруг сегодня разрешили, а уже завтра запретят?
Но работающие в здравоохранении финансисты знают: предоставление права выбора лечебного учреждения – не акт политической воли руководства региона/страны, а переход всего здравоохранения на иной уровень обслуживания населения эволюционным, экономически обоснованным путем.
При выборе медицинской организации заявление должно быть подано до 1 ноября текущего года, то есть поликлиники будут считать прикрепленное население по осени, как в поговорке – цып­лят. И тут возникает резонный вопрос: им что, обслуживать лишних людей стало выгодно? Не кинутся ли теперь все в Клинико-диагностический центр или в поликлинику Управделами президента, оставив захудалые амбулатории в глубинке вообще без больных?
Директор Территориального фонда обязательного медицинского страхования Борис ФЕДОРЧЕНКО таких опасений не разделяет:
– К диагностическому центру областной клинической больницы прикрепиться вообще невозможно: это не участковая поликлиника. Как и названное мед­учреждение в Москве. Но уйти, допустим, из городской больницы №7 в горбольницу №12 можно, пожалуйста. Единственной законной причиной отказа в прикреплении является обоснованная сверхнормативная загруженность учреждения. К тому же пациент должен ясно представлять себе, что вызов врача на дом все равно будет осуществляться из той же участковой поликлиники, что и раньше, поскольку закрепления за врачами участков и территории обслуживания никто не отменял. Остальные вопросы он сможет решать в ЛПУ по своему выбору, и в прикреплении откажут ему вряд ли.
– Но почему так? Мы привыкли к тому, что врачи, на­оборот, стремятся сбыть больного с рук, перекинуть заботы о нем на коллегу…
– Принципы финансирования здравоохранения в течение последних нескольких лет настолько изменились, что теперь лечить больного – означает заработать. В эпоху бюджетной медицины деятельность лечебных учреждений оплачивалась по смете: столько-то коек в стационаре, на столько-то посещений рассчитана поликлиника, умножаем на норматив оплаты, получаем положенные по смете деньги. Лежали больные в стационаре, приходили в поликлинику пациенты или врач целый день газету читал, не имело значения. Абсурд такого положения вещей был очевиден. С переходом на страховую медицину деньги начали поступать в медицинскую организацию только вслед за больным, смета ушла в прошлое, поликлинике стали оплачивать посещение, а стационару – койко-день. Однако, приспосабливаясь к новой ситуации, врачи пробовали держать больных в стационарах по месяцу ради приема трех витаминок в день. При таком подходе больной никак не цель, он только средство. Нужен был экономический рычаг, способный поднять качество медицинской помощи. И такой рычаг был найден, он называется «законченный случай». Сегодня чем больше пациентов вылечишь, тем больше получишь средств, в том числе и на заработную плату. Вот почему прикрепление новых больных стало выгодно поликлиникам.
– А нормативы упразднены?
– Нет, на смену старым пришли новые. На самом деле система финансирования в обязательном медицинском страховании прозрачна и понятна. Основополагающее понятие – подушевой норматив. Для того чтобы обеспечить медицинскую помощь гражданину, в 2015 году нужно 8260 руб­лей. Умножаем на число жителей региона, получаем сумму, которая придет к нам из Федерального фонда ОМС. А уже здесь, в области, сколько каждое лечебное учреждение пролечит больных, зависит от него самого. Больнице выдается задание на каждый вид медицинской помощи, есть тарифы, простым умножением можно рассчитать бюджет больницы. Территориальная программа госгарантий в прошлом году была выполнена на 100,3 процента, ее стоимость превысила 12 550 655 рублей. Общая сумма финансирования лечебных учреждений растет год от года, хотя, может быть, и не такими темпами, как хотелось бы…
– Что вы имеете в виду?
– Система обязательного медицинского страхования прошла испытание на прочность, даже экономический кризис не смог ее подорвать. Задача нашего терфонда – нивелировать возникающие финансовые риски, уберечь лечебные учреждения от лишних потрясений. Ритмичная плановая работа всегда лучше авралов и экстренных ситуаций. Тульскому территориальному фонду ОМС Тульской области 25 мая 2015 года исполнилось 22 года, мы опытны и одновременно полны сил. Недавние проверки Счетной палаты РФ и Федерального фонда ОМС не выявили никаких нарушений в работе фонда. Все бы хорошо, но у нас не самые лучшие попутчики – инфляция, рост цен на лекарства, технику, коммунальные, транспортные услуги, программное обеспечение… Поэтому денег на местах на самом деле не так уж много, а иногда и вовсе недостаточно.
– А начинали за здравие… Какой же выход?
– Выход в эффективном расходовании имеющихся средств. Система финансирования здравоохранения непрерывно совершенствуется. Законченным случаем лечения считается тот, при котором цель обращения пациента в медицинскую организацию достигнута. В прошлом году мы оплачивали медицинскую помощь по клинико-профильным группам пациентов, в этом – по клинико-затратным группам. Не буду утомлять объяснениями, чем один подход отличается от другого, скажу только, что он стал более точным. На первом плане всегда больной и его лечение, именно это в цене. Руководителям лечебных учреждений надо открыть все шлюзы, через которые в учреждение идут деньги. Это не так просто. Между прочим, возможно, что новое время потребует новых людей. Врачебная профессия сегодня настолько связана с экономикой, что здравоохранению нужны не просто главные врачи, но эффективные менеджеры. В иных сферах это может и не превратиться в проблему, но медицина слишком сложна и специфична, тут банального опыта продаж никогда не будет достаточно. На главных врачах сегодня двойная нагрузка, они вникают и в лечебный, и в хозяйственный процессы.
– Не кажется ли вам, что за всеми этими заботами о больном на самом деле разглядеть больного никто уже не пытается. Знаете, сколько жалоб на то, что простому человеку в стационар лечь невозможно… А у нас все отделения сокращают, из больниц делают амбулатории, а из амбулаторий медпункты…
– Как раз недавно я встречался с населением одного района по поводу сокращения коек в больнице. Люди против, и их можно понять. Они привыкли к существующему положению вещей. Им сложно объяснить, что современные виды медицинской помощи сильно отличаются от тех, что были. Многие методики сегодня позволяют делать амбулаторно то, что еще вчера требовало госпитализации. Безусловно, больницы должны нести на себе и социальные нагрузки. В отдаленных сельских районах сам по себе факт наличия своей больницы может быть мощным лечебным фактором, и даже если она поможет спасти всего одну жизнь, она оправдает себя, потому что жизнь человека не имеет цены. Надо пройти по лезвию бритвы, чтобы определить, в каком случае мы можем принять экономическое решение. В Тульской области на сегодняшний день около тысячи подлежащих сокращению коек, но закрывать их следует постепенно и аккуратно. Человеку надо объяснить, что он получит эффективную помощь не возле дома, а в специализированном отделении районного центра или в Туле.
Когда больных с инфарктом или инсультом стали госпитализировать исключительно в профильные центры, смертность сразу ушла вниз. Поэтому принцип концентрации и специализации медицинской помощи я считаю единственно верным. Если мы будем стремиться возле любой многоэтажки открывать многопрофильную больницу, у нас ни на что денег не хватит. Точно такие же процессы идут во многих областях – в образовании, в экономике. Так что давайте не будем, как китайцы во времена культурной революции, строить домну в каждом дворе.
Обязательное медицинское страхование – это такая система финансирования, которая объединяет нас в одно целое и где каждый гражданин несет ответственность за уровень финансирования и здоровья, своего и всех граждан. Во-первых, деньги в здравоохранение поступают с наших налогов. Чем лучше гражданин работает, тем больше денег в здравоохранении.
Во-вторых, главный принцип медстрахования – здоровый платит за больного. Каждый должен руководствоваться принципом: «Я отвечаю за здоровье близких, друзей, соседей, коллег, коллектива, земляков, сограждан». Этот лозунг должен стать национальной идеей.
– Борис Николаевич, степень свободы пациентов повысилась ведь не только за счет упростившегося выбора медицинской организации. Сегодня многие выбирают уже между регионами. Явление известное, его успели окрестить медицинским туризмом. Как вы к этому относитесь?
– Проблема действительно стоит остро, ее надо решать. Жители прилегающих к столице областей частенько работают в ней и лечатся там же. Бывает, что подгадывают специально съездить полечиться, почему бы, например, не отправиться туда родить? Тарифы обязательного медицинского страхования в Москве гораздо выше, а оплачивать законченные случаи приходится нам. В прошлом году мы направили в ТФОМС РФ за пролеченных в столичных клиниках туляков 376 миллионов 669 тысяч рублей. Жители других регионов, в том числе и москвичи, тоже иногда ездят к нам лечиться, в прошлом году нам за это заплатили 159,5 миллиона. Но все равно в итоге потери превысили 217 миллионов рублей. За 2014 год Москва и Московская область получили хороший доход от такого рода «медтуров» – 1 миллиард 218 миллионов рублей. В плюсе только они, все остальные регионы ЦФО в минусе. Больше всех потерял город Владимир – 430 миллионов. В этой связи надо принимать серьезные решения на государственном уровне.
– Борис Николаевич, в преддверии Дня медицинского работника хочется пожелать вашему коллективу и в дальнейшем столь же стойко держать удары финансовых бурь.