Общество

09:00, 14 ноября 2014

Бегущий сердцем

Бегущий сердцем
Анастасия КАЛИНИНА
фото Андрея ЛЫЖЕНКОВА
и из архива Натальи ГЛАДКИХ
и Елены СНЫТИНОЙ

У Макса карие глаза, морда с элегантной серой маской и черные уши мягкими тряпочками. Это, пожалуй, самый ласковый пес, которого мне доводилось видеть. Пока я записываю в блокнот рассказ Сергея Матюшкина, его нового хозяина, собака тычется в мои руки мокрым носом. От этого карандаш оставляет на бумаге длинные росчерки.

lij_201411124245.jpg

Никто не знает, как на самом деле зовут этого кобеля породы французский брак. И спросить не у кого – места, где тульские туристы впервые встретили собаку, обезлюдели после природной катастрофы. Сейчас можно с некой с долей вероятности предположить, что Максу примерно полтора-два года. Но одно ясно точно – это невероятно преданный всем людям пес.

Брошенки
 
Группа тульских туристов 1 ноября начала свой поход по Краснодарскому краю с Темрюка. Восемь человек на велосипедах планировали пройти 480 километров по дельте реки Кубань на Ейск и Ростов. Маршрут был проложен через  заболоченные низины Кубани с многочисленными лиманами, озерами, островами и островками, камышовыми и тростниковыми зарослями просто кишат живностью. Здесь живет невероятное множество редких птиц, а протоки богаты рыбой. Из года в год эти места привлекают охотников и рыболовов со всей страны. Но к моменту начала похода тульских туристов райские кущи были безлюдны.
Дело в том, что в конце сентября на Краснодарский край обрушилась стихия. Несколько дней в сторону Азовского моря дул сильный ветер, но за одни сутки он внезапно сменил направление. И на дельту реки Кубань обрушилась волна, сметавшая все на своем пути. Как утверждают очевидцы, она была высотой свыше трех метров.
Такие капризы, хотя уместнее будет сказать – истерики, природы для этих мест не редкость. В 2012-м наводнение унесло жизни 170 человек. И, памятуя об этом, спасатели экстренно эвакуировали всех, кто оказался в зоне риска. Как рассказали туристам встретившиеся пограничники, люди бежали, бросая снаряжение, лодки, иногда даже машины, что уж говорить о домашних животных...

90a08cb9dfde54f38ed2d75125b53108.jpg

Неудивительно, что в ходе путешествия туляки видели десятки охотничьих собак, которые сбились в стаи и теперь самостоятельно выживают на заболоченных островках. Они сторонились людей, и это было даже к лучшему – ведь такие животные могут стать по-настоящему опасны для одиноких путешественников.

– Охотники – они разные бывают, – рассуждает руководитель экспедиции, председатель Тульской областной Федерации спортивного туризма. – Для кого-то собака – друг. Такие люди будут спасать животное: к примеру, если пес не вернулся из норы, охотник выкопает ее, даже если потребуется несколько дней. Но есть и те, кто относится к живому существу как к расходному материалу, как к пуле. Не поразила она цель – значит, была плохая, не жаль ее. Не вернулся пес – он ни на что не годен. Не отвечает собака неким рабочим требованиям – ее можно пристрелить…

По зову сердца
Неизвестно, при каких обстоятельствах потерялся Макс. А нашелся он в первый же день путешествия туляков, решив, видимо, для себя, что оставаться в одиночестве в этих заповедных местах ему совершенно не хочется.
К туристам часто прибиваются животные, – продолжает рассказ Сергей. – Мы люди добрые, и всегда найдется тот, кто подкормит собаку хлебом, погладит и приголубит. Несколько лет назад к группе известного тульского путешественника Невского на Кольском полуострове прибилась лайка. Она до сих пор живет в Туле.
Но в Краснодарском крае все было по-другому. Собаку никто не подманивал и не прикармливал. Пес сам выбрал себе спутницу из числа девушек-велосипедисток. Он просто побежал за ней.
В день туристы проезжали по нескольку десятков километров. Пятнистая легавая не отставала, с легкостью выдерживая скорость 30 километров в час. Она преодолела две водные переправы самостоятельно. А когда на бурном потоке, где глубина превышала 2 метра, пришлось доставать лодку, собака зашла в нее, демонстрируя спокойную решимость оставаться с людьми в любой ситуации.
Кто-то из русских писателей назвал собак «бегущие сердцем», потому что подушечки лап древнейшего спутника человека напоминают сердечко. В случае с Максом эти слова получили еще одно значение – бег за теми, без кого невозможно жить, по непреодолимому внутреннему зову.

– Пес очень сильно привязан к людям. Ему надо находиться рядом, сидеть на носках чьих-то туфель, класть на кого-то лапу или тереться лбом, – рассказывает Сергей, поглаживая мягкие уши собаки, – ну, и конечно, ему нужно охотиться. Это высокопрофессиональный пес. Пока мы ехали по маршруту, он постоянно становился в рабочую стойку, поднимал и выгонял на нас фазанов и уток.

Когда Макс преодолел вместе с туристами 100 километров, велосипедисты без обсуждения приняли его в команду. Собаке купили корм и, как говорится, поставили на полное довольствие.
Около 300 километров отмахали песьи лапы с подушечками в виде сердца – и тут выяснилось, что Макс сбил их до крови. Но даже несмотря на это, пес продолжал бежать.

В рюкзаке и в вагоне
Бросать легавую теперь уже было невозможно. Решили усадить животное в велосипедный рюкзак-брюки. Но Макс категорически отказывался ехать в мешке, вырывался, подвывая и жалуясь.
– Он растопыривал свои длинные лапы, сопротивлялся и орал, – с улыбкой вспоминает Сергей.
С десятой попытки собаку все-таки запихнули в сумку, оставив высунутой наружу лишь голову.

1f9db6e9923f8adc19a08df71d7b0fc8.jpg

Оставшиеся 150 километров пути для велосипедистов оказались трудными. И дело не только в том, что багаж увеличился на 22 килограмма за счет живого груза. Макс болезненно реагировал на проезжающие мимо автомобили, каждый раз взвизгивая, барахтаясь в рюкзаке и пытаясь выскочить. От этого двухколесный транспорт опасно раскачивался. И, вероятно, только благодаря опыту и физической подготовке руководителя экспедиции, который вез Макса, велосипед не падал.

В Ростове туристы все оставшееся до поезда время опять-таки потратили на легавую – получали ветеринарный допуск, покупали контейнер, намордник, ошейник.

В итоге Макс поселился в Туле у Сергея Матюшкина – в доме, где уже есть несколько собак и живет куча мелких зверюшек, включая ежа. Выяснилось, что пес-путешественник в высшей степени воспитанный, приученный и к поводку, и к наморднику. К тому же невероятный аккуратист. От него даже не пахнет псиной – он словно принес в своей шерсти ароматы сухой травы, воды и земли из дельты Кубани.
А если вдруг после нашей публикации найдется прежний хозяин? – спрашиваю я Сергея.
Он на минуту задумывается. Но потом отвечает:
Я не из тех, кто будет удерживать у себя чужую собаку. Псу должно быть хорошо. Он охотничий, ему надо бегать, осваивать для человека новые территории. В городе через полгода начнет мучиться. Возможно, если найдется добрый человек, который обеспечит нужные условия, я собаку отдам.
Лизнув вместо «до свидания» меня в нос, Макс отправляется вместе с Сергеем домой. Собака аккуратно обходит ноябрьские лужи, чтобы не испачкаться, – потому что хороший охотничий пес должен быть чистым и опрятным.

lij_201411124252.jpg
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий