Общество

16:00, 23 августа 2017

Подробности пребывания пленных в вяземском лагере

Подробности пребывания пленных в вяземском лагере

Сергей МИТРОФАНОВ

Продолжение. Начало в № 119.

Мы продолжаем знакомить читателей с архивными материалами Управления ФСБ России по Тульской области о судьбе красноармейца Василия Богомазова, который сдался в 1941 году в плен немцам, находился в лагере в городе Вязьма, а затем оказался на территории нашего региона, где и был задержан советскими силовиками.

Сотрудников госбезопасности, которые допрашивали мужчину, интересовало многое, в том числе и подробности его пребывания в неволе на Смоленщине. Василий Федорович сообщил, что в вяземском лагере гитлеровцы держали несколько тысяч советских бойцов. Их разбивали на группы по 100 человек. Богомазов попал в ту, которая ютилась на третьем этаже недостроенного дома вблизи железнодорожной станции. Командный состав при этом отделяли от солдат. А группы возглавляли старшины (старосты), назначаемые оккупантами из числа самих пленных. Этим самым старшинам вменялось в обязанности следить за порядком в своих подразделениях, раздавать еду, собирать людей на работу, а также выявлять (читай – выдавать врагу) командиров, комиссаров, членов ВКП(б), комсомольцев, организаторов побега и лиц, восхваляющих Советский Союз и мощь Красной армии.
Чекисты тут же задали вопрос, были ли случаи предательства со стороны старшин? «В ноябре 1941 года староста другого подразделения каким-то образом узнал, что среди военнопленных был политрук РККА, и сообщил немецкому офицеру, – поведал Василий Богомазов. – В присутствии всех военнопленных политрук, фамилия которого мне неизвестна, был замучен немцами. Задев крючком в области подбородка, его повесили у нас во дворе. И этот труп висел около 6 суток».
Жили бойцы буквально под открытым небом – крыша отсутствовала. Питались весьма скудно. В день давали около полулитра горячей воды, заправленной мукой, а перед выходом на работу – по 100 граммов крупы в сухом виде.
Далее мужчина дал показания о том, как гитлеровцы вызывали его на допрос. Им он рассказал не только о том, как его зовут, где он воевал и лечился после ранения, но и многое другое – то, что по сути являлось уже государственной тайной. Богомазов указал место дислокации части, ее вооружение и командно-политический состав… И в том числе сообщил о периоде прохождения армейской службы в Москве. Конечно, эта ценная информация тут же вызвала пристальный интерес у противника. Немецкому офицеру хотелось знать план города, расположение военных заводов, химических предприятий, аэродромов… Василий уточнил, что в 1936–1937 годах проходил службу в 19-м отдельном стрелковом батальоне, перечислил то, чем были вооружены воины, рассказал о расположении четырех предприятий оборонного значения и о выпускаемой ими продукции, о центральном столичном аэродроме, который охранял его батальон. Кроме того, от пленника фашисты получили сведения и о тульских предприятиях. Уже после возвращения из плена и задержания Богомазов признался советским силовикам: во время допроса он струсил и раскрыл гостайны, а это измена Родине. Нашему земляку немцы предложили сотрудничать с германской военной разведкой. И после его согласия на то дали задание перейти на советскую территорию, собирать сведения о расположении воинских частей в прифронтовой полосе в районах Тульской области, после чего вернуться в Вязьму.
Продолжение следует.