Рекламный баннер.

Общество

18:24, 22 апреля 2013

Похождения ефрейтора Пучека

Сотрудники Управления ФСБ РФ по Тульской области приоткрыли еще одну из своих многочисленных тайн: уникальный рассекреченный документ периода Великой Отечественной войны, хранящийся ныне в архиве ведомства. Это протокол допросов военнослужащего германской армии, который в Белевском районе попал в плен...
Из Франции – на Орловщину
Всего четыре странички текста, набранного на печатной машинке 10 декабря 1942 года. Но за этими двумя листками кроется целая жизнь, полная и всевозможных приключений, и фронтовых лишений. На бумаге, десятилетиями скрываемой от посторонних глаз, отражена судьба молодого поляка, в составе частей вермахта воевавшего на территории СССР. Он оказался в заснеженной России, в жестких условиях, когда стало предельно ясно: на Восточном фронте можно в любой миг погибнуть от пули, снаряда, мины и даже от холода и недоедания. Но кто бы тогда вспомнил об этой смерти, кроме родственников? Для близких подобная гибель – невосполнимая потеря. Для остальных – песчинка в человеческом море…
И во имя чего эти жертвы? Парень, которого звали Юзеф Пучек, наверняка не раз задавался этим вопросом. И однажды принял единственно верное для себя решение – покончить с войной, сдавшись в плен русским. Сотрудник УФСБ России по Тульской области Алексей Сафронов демонстрирует протокол допросов, которые велись в последний месяц 1942-го. В тот период шли тяжелые бои в Сталинграде и на Калининском фронте. На Орловском направлении было по-прежнему неспокойно. А в Тульской области тем временем давал показания Юзеф Пучек, который не держал в руках оружия уже с ноября. Из протокола мы узнаем массу любопытнейших подробностей из жизни тех, кто сражался против наших воинов.
Следователям Перфилову и Колесникову военнопленный рассказывал о себе все как на духу. Родился в 1916 году. Из рабочих. Успел окончить восемь классов.
В немецкую армию был мобилизован в 1940 году, когда находился в оккупированной Чехословакии. Армейская служба поначалу больше напоминала интересное путешествие. Где только не успел побывать польский солдат: и в Германии, и во Франции… А потом, в феврале 42-го, в звании ефрейтора 112-й пехотной дивизии он был направлен на Орловщину, в район города Болхова. И вот тут европейское «турне» превратилось для Юзефа в сущий кошмар.
«11 ноября я услышал, что немцы будут наступать на части Красной армии. Вечером меня послали на пост, где находилась огневая точка. Придя туда, я уничтожил пулеметный затвор, а сам направился к русским. Шел, пригнувшись, немцы по мне стреляли, но я прошел благополучно. Дойдя до русских окопов, спустился в один из них и заявил, что хочу сдаться в плен. Не хотел воевать против Советской России. На это меня навела мысль после того, как прочел сброшенную с самолета советскую листовку. Линию фронта перешел в районе деревни Дольцы (под Белевом. – Ред.)», – пояснял Пучек.
Вшивая армия
в соломенных валенках
Затем поляк с теплотой вспоминал службу во Франции: там он получал 500 граммов хлеба в сутки, 30 граммов масла, 30–40 граммов консервов, 1 литр сладкого чая, спал 5–6 часов. В России же все кардинально изменилось. Каждый солдат отдыхал в сутки не больше 2–3 часов. Хлеба давали уже 250 граммов, на обед довольствовались половиной котелка жидкого супа, а на ужин в посуду наливали обыкновенный кипяток. При таком скудном питании на посту стояли по 10 часов. Пришлось Юзефу писать домой и умолять родных, чтобы те срочно отправили ему в армию продуктовые посылки. Отец ходил на почту пару раз в месяц. До октября 1942-го каждый солдат сам стирал себе белье. Потом военно­служащие стали сдавать одежду в общую стирку, а чистую получали не раньше чем… через месяц! В бане приходилось мыться раз в два месяца. Оккупанты быстро завшивели. Размещались гитлеровцы в землянках. В день солдаты получали 4–5 сигарет. И раз в месяц – 100 граммов водки и газеты. Теплого обмундирования и обуви не хватало. На ногах были вынуждены носить «соломенные валенки», а на голове – пилотки.
Эхо войны
в Белевском районе
Военнопленный подробно говорил, что атмосфера в его части сложилась напряженная. Домашние писали, что и в глубоком тылу не все так просто: там уже ощущается дефицит продуктов. Некоторые сослуживцы все чаще рассуждали о том, что им проще дезертировать, чем холодными и голодными кормить собой вшей на фронте. Вот только не так-то легко было сдаться в плен. Немцы, почуяв неладное в частях, стали обязательно в числе прочих солдат высылать на пост наиболее воинственного – который и сам ревностно нес службу, и при этом, как сторожевой пес, еще и зорко следил за поведением остальных, деморализованных, товарищей. То, что Пучеку при таком положении дел удалось улизнуть и не попасть под пули своих и чужих, иначе как везением не назовешь.
Допрос завершился тем, что Юзеф охотно выдал сотрудникам госбезопасности военные тайны, в деталях повествуя о вооружении 112-й немецкой пехотной дивизии… Что стало с Пучеком потом, после Великой Отечественной, – неизвестно. Скорее всего, отбыл срок в лагерях и вернулся на родину.
А вот в той самой деревне Дольцы Белевского района, где поляк переходил линию фронта, война дала о себе знать в начале двухтысячных. В населенном пункте высадился десант тульских поисковиков.
– Мы тогда, можно сказать, сумели разминировать окраины. Обнаружили и передали для уничтожения спасателям около пятидесяти мин! Незадолго до этого в Дольцах произошел взрыв старого боеприпаса, один мальчик получил тяжелые ранения… А потом в тех краях стали постоянно проводиться «Вахты Памяти». За все время раскопок в окрестностях Белева следопыты обнаружили и предали земле останки уже порядка 1000 бойцов Красной армии. И в этом году, в конце апреля, мы намерены вновь организовать там экспедицию, – рассказал «Тульским известиям» один из старейшин поискового движения нашего региона Олег Золотарев.
Владимир СЕРГЕЕВ
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

Ранее на тему

На эту же тему