Общество

17:35, 20 мая 2015

Поля с «розочками» и винтовками

Поля с «розочками»  и винтовками
  Сергей МИТРОФАНОВ

– Помню, как однажды в сорок первом году немецкий самолет хитрым способом подкрался к Косогорскому металлургическому заводу, – вспоминает тульский пенсионер Александр Андреев. – Его охраняли наши зенитки, штук пять – орудия стояли на высоком кургане.


Догадываясь или же наверняка зная об этом, фашист появился со стороны леса, потом осторожно полетел, прижимаясь к земле, через овраг, благодаря чему авиамашину не видно было. И вдруг пилот внезапно выскочил ниже уровня зениток – так, что они просто не смогли открыть по нему огонь. После чего он сбросил бомбу на предприятие.
По словам собеседника, боеприпас угодил туда, где на КМЗ находились пылесборники. Мощный взрыв – и вся пылища моментально взметнулась высоко в небо, быстро распространяясь по всей округе.
– В поселке аж темно стало, – рассказывает Александр Васильевич. – А гитлеровский самолет после бомбометания безнаказанно ушел над рекой Воронкой куда-то в сторону Щекина.
Андреев в ту пору был совсем мальчишкой. Но в памяти отложилось множество моментов, связанных с событиями Великой Отечественной войны. Пираты Геринга не только безжалостно бомбили предместья Тулы, но и гонялись буквально за каждым красноармейцем, обстреливая бойцов из всего бортового оружия.
– При очередном воздушном налете наши солдаты спрыгнули в траншею, прижались друг к другу, – хмурится пенсионер. – И в это мгновение гитлеровец прошил всех пулеметной очередью. От пуль погибли сразу человек десять. А однажды вражеская авиация налетела на советских кавалеристов недалеко от Тулы – и тоже не обошлось без крупных потерь. Павших воинов похоронили, а вот убитые лошади так и остались лежать в поле.
Вспомнили о них в начале 1942 года, когда с продовольствием в Туле стало совсем туго. Карточки, конечно, не давали умереть с голоду. Но людям все равно хотелось хоть какой-то прибавки к мизерному пайку. Вот взрослые и вооружались топорами – брели на мясозаготовку по снегу туда, где пришел конец гнедым и каурым. Так рацион туляков пополнился котлетами из конины. Иные жители, правда, поначалу брезговали пробовать столь изысканный «деликатес». Но, как известно, голод не тетка...
Когда наступили теплые дни 1942-го, косогорцы узнали о том, что в соседней Ясной Поляне, где за период оккупации у могилы Льва Толстого образовалось целое немецкое кладбище, будут эксгумировать вражеские останки и переносить их в другое место.  
– Мы, мальчишки, туда старались не ходить. Нас предупреждали, что это очень опасно – мол, в лесах полно мин понаставлено, – говорит Александр Васильевич. – А в 1948 году я поступил в ремесленное училище в Туле, оно находилось на площади Челюскинцев. Со мной в группе учился парень из Ясной Поляны. Так вот он рассказывал, что местные власти приглашали жителей эксгумировать трупы немцев. За каждого выкопанного солдата платили 50 рублей. Подростки ходили подзаработать: рыли землю, цепляли тела за ноги – и дергали на поверхность. Потом всех фашистов, около сотни человек, оттащили куда-то в овраг – подальше от могилы писателя – и засыпали.
Война еще очень долго напоминала о себе. То тут, то там косогорские ребятишки находили винтовки, брошенные красноармейцами. А дед Андреева, механизатор, весной перед пахотой звал внука на помощь – нужно было очищать поля от многочисленных «розочек». Так называли огромные разорвавшиеся снаряды катюш, мешавшие сельхозмашинам.
– А еще в лесах и на полях встречались остатки разбитой техники, – говорит пенсионер. – Между населенными пунктами Струково и Рвы однажды рухнул советский самолет. Благо летчик смог спастись на парашюте. Мальчишки бегали смотреть на то, что осталось от авиамашины. Кажется, это был истребитель И-16.

0 комментариев
, чтобы оставить комментарий