Общество

12:00, 25 апреля 2017

Прилежание вынесла из военного детства

Прилежание вынесла из военного детства
 Людмила ИВАНОВА
 Ольга ДЯЧУК

Когда советские войска уже миновали границу Советского Союза и освобождали европейские страны, девочка Шура из плавской деревеньки приехала в Тулу учиться в школе ФЗУ. Но образовательное учреждение расформировали, и его директор буквально за руку привел свою ученицу в соседнее здание – на первый участок народного суда Пролетарского района.

– Вот вам готовый секретарь, – объявил он председателю. Василий Иванович Степанов окинул взглядом скромную девчонку. Маленькая, худенькая – в чем только душа держится? Но ни первое, ни второе не мешали ей быть грамотной и исполнительной, а эти качества, как ничто другое, ценились в работе секретаря суда.
И ум, и старательность Александра Ивановна вынесла из детства. В большой семье она была предпоследним ребенком среди девяти сестер и братьев.  Ее родители работали в колхозе. Мать умерла, когда девочке было два года. Отец привел в дом другую женщину, которая была ровесницей старшим дочерям. О мачехе у нашей героини – только самые светлые воспоминания. Вторая мама, хоть и имела родную дочку, не делила ребят на чужих и своих, ругала за дело и кормила из одного чугунка. Во многом благодаря этой женщине большая семья осталась полноценной.
Увиваясь за старшими девчонками, Шурочка быстро обучилась грамоте и запросто читала газету отцу еще до того, как пошла в школу. Впрочем, уже с шести лет наравне с другими детьми она убирала избу, пасла корову, топила печку.
В школе прилежную девочку очень любили. И жалели.
– Учились мы в частном доме. Помню, пришла на урок ­–  а на улице холод, руки замерзли: не могла даже  сумку открыть. Учительница подвела меня к теплой печке и говорит: «Погрей ручки!». И так это было по-доброму сказано, что я до сих пор со слезами вспоминаю этот момент…
Училась Шура на четверки и пятерки. Больше всего любила русский и литературу, книжки читала запоем, наверное, могла бы поступить в институт, но карты смешала война. И вот уже вместо учебников – бескрайние поля, снопы, молотилки и веялки.
– Всех мужчин забрали на фронт, остались бабы и дети, и заняты были все с утра до ночи. Уставали так, что спали без задних ног. Это сейчас ребятня погрязла в компьютерах и депрессии, а тогда мы трудились с утра до вечера и домой возвращались совсем без сил. Горе же было совсем другое:  как-то раз девочка сноп подавала в молотилку, замешкалась, и ей оторвало пальцы. А замешкалась почему? Было ей отроду лет десять, ей бы в куклы играть, с подружками веселиться, а она вместе матерью с ранней зарей выходила в поле, работала наравне со взрослыми, недоедала, недосыпала, потому что фронту нужен был хлеб…
В 1944 году Шура отправилась в Тулу. Как потом оказалось – чтобы остаться здесь навсегда. Работала на совесть, могла подменить коллег, выполняла обязанности честно и добросовестно.
С годами у Александры Ивановны появился любящий муж, которого она до сих пор вспоминает с нежностью. А вот деток они так и не нажили. Видно, сказались военные годы, голод и холод. Еще в детстве маленькая Шура сильно застудилась, потом перенесла операцию на легком. Война никому не прибавила здоровья. У старых и малых, у женщин и мужчин с ней особые счеты. Впрочем, в квартире нашей героини всегда останавливался кто-то из молодежи, жили племянники, приезжали друзья, и с каждым из них она готова была поделиться последним.
Но годы берут свое. Александра Ивановна уже разменяла десятый десяток, а вот лучшие друзья и подруги, сестры и братья давно уже отошли в мир иной. И на кладбищах за оградками их намного больше, чем в большущей Туле и родной деревеньке. Пожилая женщина вспоминает последнюю чаще и чаще:
– В городе нет ни свободы, ни спокойствия, а на селе и люди проще, и мошенников меньше. Недавно пришел ко мне молодой человек и продал сменный фильтр для воды за 5 тысяч. И только потом я узнала, что стоит это добро всего 200 рублей.
К Александре Ивановне Харитоновой мы пришли с работниками Зареченского суда, где она, переведенная из Привокзального, трудилась до 75 лет. Скромная женщина показывает нам старые альбомы с фотографиями, рассказывает о себе.
– Вот книги на полке. 300 штук. Раньше я их читала по ночам, потому что днем не хватало времени. А вышла на заслуженный отдых – и за 16 лет, что ушла с работы, перечитала все уже по три раза.
А вот и еще одна книжка – ее трудовая. Если не считать записей о благодарностях, то в ней отмечено только два события: пришла на работу в 1944 году и ушла на пенсию в 2000-м…
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

Ранее на тему

На эту же тему