Общество

16:15, 20 января 2017

Прошедшее время. 1948

Прошедшее время. 1948
В 40-е годы Тульская земля была не столько оружейной, сколько горняцкой. Шло бурное освоение Подмосковного угольного бассейна – растущей промышленности и развивающимся населенным пунктам требовалось топливо. И неудивительно, что и самая печальная, и самая радостная истории в 1948-м связаны с шахтерами.

 Андрей ЖИЗЛОВ,
 ­Сергей МИТРОФАНОВ

Черный дым
В ночь с 24 на 25 сентября 1948 года случилась трагедия на шахте № 20 треста «Болоховуголь». Она стала одной из самых страшных в истории советской угледобычи.
Шахтеры – в основном молодые парни – решили погреться, и крепильщик, находясь в забое, запалил факел. С него упал кусок тлеющей ваты. Некоторые шахтеры увидели начавшееся возгорание, но почему-то не сообщили никому – есть версия, что боялись обвинения в поджоге. Дым же, вместо того чтобы откачивать, наоборот, начали нагнетать в угольные выработки. В итоге в них задохнулись 56 человек, в том числе 13 женщин. На место трагедии выезжала созданная советским правительством комиссия во главе с министром угольной промышленности западных районов СССР Александром Засядько. Он, сам горняк, был ошеломлен случившимся и пообещал помощь родственникам. И действительно – как рассказывал краевед Василий Горлопанов, семьям погибших шахтеров выдавали деньги, мебель, строили для них жилье.
По итогам суда, который состоялся в декабре, крепильщик, из-за которого начался пожар, получил шесть лет лагерей, утаившие информацию об огне горняки – по три года, а руководство шахты – по два года общих мест заключения.
Погибших похоронили в братской могиле в селе Пятницком Киреевского района.

Смерч над Упой
4 июня 1948 года в Тульской области объявился смерч. Случилось это после обеда – воронка с черным грозовым облаком вверху промчалась по Пролетарскому району и окрестностям Тулы. Говорят, что смерч был такой силы, что поднял деталь массой в половину тонны и перенес ее на 200 метров. Впрочем, обошлось без человеческих жертв: вихрь разрушил недостроенный дом, снес несколько чугунных труб и балок. А также прошел над Упой, втянув в воронку много речной воды, – и на туляков вскоре обрушился ливень.
Этот смерч был вторым, зафиксированным в Тульской области: первый в 1943 году промчался по Дубенскому району. А третий случится вновь в Туле в 1961-м.

В честь интернационала
В 1948 году на карте СССР появился новый населенный пункт: 23 июня постановлением Президиума Верховного Совета поселок Михайловка переименован в Кимовск. Дело в том, что район уже 18 лет назывался Кимовским – в честь расположенного здесь колхоза КИМ (Коммунистический интернационал молодежи). Причина проста: в Рязанской области тоже был Михайловский район, и нужно было избежать путаницы.
Тогда Кимовск входил в состав Подмосковья и первоначально был рассчитан только на 17 тысяч жителей, однако эту норму превысил уже в 1950-м. В 1952 году поселок Кимовск стал городом.
Искалеченная войной Михайловка, где немцы за время оккупации разрушили почти все важные объекты инфраструктуры, бурно восстанавливалась. Способствовало тому освоение Кимовского угольного разреза, строительство шахт, открытие предприятий – в частности, радиоэлектромеханического завода.

За что щекинцы благодарили Сталина
Как правило, после празднования Нового года у большинства соотечественников денег в кошельках остается маловато – почти все финансы уходят на праздничный стол. А потому люди стараются экономить и с нетерпением ждут первой зарплаты.
Иначе обстояли дела в январе 1948 года. В первый же день месяца в Тульской области горнякам, которые проработали на угольных шахтах длительное время (а таких у нас уже в ту пору было довольно много), начали выплачивать приличные денежные вознаграждения. И газеты вовсе не приукрашивали происходившее, когда писали, что для людей выдача этих самых вознаграждений выливалась в настоящий праздник. Так, на шахте № 2 «Щекин­угля» тружеников встречали оркестр и сияющий кассир Лебедев.
«Первым подходит ветеран угольной промышленности, почти полвека проработавший на шахте, Федот Матвеевич Филимонов. Кассир вручает ему 4680 руб­лей.
– Спасибо родному Сталину и советской власти за заботу о шахтерах! – взволнованно говорит товарищ Филимонов. – В какой другой стране возможна такая забота? Ведь эти деньги я получаю сверх своего заработка, за то, что давно работаю на шахте. Я знаю, что в Америке, например, человек ищет работу, да не может получить ее», – так освещала это радостное событие газета «Коммунар». Кстати, всего на шахте № 2 к кассиру пришли полтысячи горняков! Им Лебедев выдал более 650 тысяч руб­лей. Довольные щекинцы после этого заявили, что готовы выполнить пятилетку за четыре года.

Без воды, радио и лыж
В 1948 году тульская пресса регулярно публиковала многочисленные послания своих читателей. В регионе, да и в целом в стране, считалось хорошим тоном бичевать порочные явления, вынося их на страницы газет. Туляки знали: после выхода острой публикации проблема решалась быстро, зачастую мгновенно.
На что только не жаловались люди журналистам: на неработающие библиотеки, на пропадающие свет и звук при просмотре кинокартин в клубе, на неисправные умывальники, на то, что в крупном Ленинском районе нет ни одной бани, на отсутствие топлива в общежитиях… Видимо, именно нехватка дров подстегнула кого-то в Веневском районе хищнически вырубать липы, дубы и березы… в большом парке, о чем тут же проинформировал прессу некто Кирчагов. Он через газету просил райисполком принять меры по охране этого места отдыха веневцев.
А читатель Титов сигнализировал газетчикам: в общежитии № 5 Щекинской стройконторы треста «Тулжилстрой» грязно, холодно и никто не следит за порядком. «Постельные принадлежности меняются редко, не бывает воды. Начальник стройконторы Сахно не обращает на это внимания, – кипятился автор письма. – Газет нет, радио не работает».
В то время, когда «Коммунар» всячески популяризировал на своих страницах физкультуру и спорт, в глубинке порой от них отмахивались. И совершенно напрасно. Потому что люди тут же покупали конверт и били тревогу. Именно так поступил и товарищ Камольцев, сообщивший в Тулу: руководство совхоза «Большевик» Арсеньевского района не позаботилось о приобретении лыж для селян. Зимнего инвентаря не было там ни одной пары! «Хорошо на лыжах выйти в поле! Председатель рабочкома Кузнецов не старается их приобрести. Мы просим руководителей совхоза развернуть работу по физкультуре, устраивать лыжные вылазки. В этом нам должен помочь и районный комитет по делам физкультуры и спорта», – резюмировал автор послания.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

На эту же тему