Общество

12:00, 30 марта 2017

Прошедшее время. Памятники. Телевидение. Игрушки

Прошедшее время. Памятники. Телевидение. Игрушки
В 1951 году руководство районов критиковали за невнимание к историческому наследию, туляки жаловались на странные игрушки, а в Сталиногорске пробовали принимать телевизионный сигнал.

Андрей ЖИЗЛОВ, ­
Сергей МИТРОФАНОВ
Сергей ВИНОГРАДОВ

Беззаботное отношение
В Тульской области, не в пример довоенным временам, активно взялись за сохранение истории, а тем чиновникам, которые не придают значения этому вопросу, устроили нагоняй в облисполкоме. «Установлено, что Тульский горсовет, а также Куркинский, Заокский, Лаптевский, Сафоновский и некоторые другие райисполкомы… проявили беззаботное отношение к проведению ремонта исторических памятников», – констатировал исполкомовский документ. К примеру, в Туле приходили в негодность дом № 82 по Гоголевской (там родился и жил Вересаев), дом № 32 по Тургеневской и № 101 по Максима Горького, связанные с историей Тульского комитета РСДРП, в Куркинском районе – дом Грибоедова, в Лаптевском – дом Вересаева. «Мордвесский, Белевский, Одоевский, Чернский, Куркинский, Липицкий и некоторые другие райисполкомы не закончили работу по благоустройству могил и памятников участникам Великой Отечественной войны и перезахоронению одиночных могил в братские», – сообщал документ. Отремонтировать дома потребовали до 1 июля 1952 года, а привести в порядок могилы – к 15 декабря 1951-го.

Вопреки помехам
В марте 1951 года в Москве создали Центральную студию советского телевидения. Четкой программы еще не было: показывали и новости, и кино, и мульт­фильмы, музыкальные и образовательные программы. К тому же советское ТВ тогда работало еще не каждый день. Однако почва для развития телевидения в СССР уже существовала: если до войны число приемников было мало, то к началу 50-х уже стало исчисляться миллионами. В конце 1951-го в Сталиногорск прибыли активисты секции телевидения Центрального радиоклуба ДОСААФ с целью выяснить возможности приема передач Московского телевизионного центра. Они прихватили с собой для испытаний телеприемник «Москвич Т-1», высокочувствительный батарейный УКВ-приемник и генератор стандартных сигналов. В одном месте прием был неустойчивым, хотя и не пропадал полностью. Во втором, где антенну водрузили на высоту 7,5 метра над крышей, сигнал был довольно качественный. Правда, часто хорошая картинка сопровождалась слабым, искаженным звуком. В итоге сделали вывод о том, что принимать сигнал напрямую из Москвы – без ретрансляции – трудно из-за промышленных помех. Требовалось также улучшить свойства самого телевизора.

Лица испуганные или удивленные
Плохо оформлены и непонятны для детей. Именно такую нелестную характеристику в 1951 году давали туляки игрушкам, которые продавались в местных магазинах. И это были отнюдь не голословные утверждения избалованных роскошью покупателей, а справедливые замечания огорченных людей, желавших приобрести ребенку хорошую вещь, а не «ерунду на постном масле». Раздосадованные жители принялись заваливать «Коммунар» гневными посланиями. «В детском отделении универмага продаются ярко-оранжевые медведи и деревянные собачки, разрисованные пестрыми букетами цветов. Как известно, такой окраски животных в природе не существует, – возмущались домохозяйки Головина, Пшеничникова и Минорская. – В настольной игре «Раскрась сам» детям предлагается раскрасить картинки по образцам, на которых животные, люди и растения имеют неестественную окраску: листья синие, волосы голубые и т. д. В игре «Парные картинки», изданной мастерскими художественной игрушки Художественного фонда СССР, даже взрослому нелегко понять, по какому принципу подбираются картинки в пары».
Мало того, у заводных черепах были поломаны пружины, мягкие игрушки рвались, изделия из папье-маше трескались от небольшого толчка, деревянные каталки быстро приходили в негодность. За счастье считалось урвать двухколесный или трехколесный велосипед – дефицит же страшный! А кукол «отличали» дешевые неряшливые платья без застежек и пуговиц. «Выражение лиц у этих кукол испуганное или удивленное, – сетовали женщины. – Редко появляются в магазинах целлулоидные и резиновые игрушки. Нет в продаже большого деревянного коня, тележки, тачки, мебели для кукольного уголка, красивых строительных кубиков, предметов игрового счетного материала».
Игрушки в тульские магазины в то время поставляли столичные оптовые базы и местные артели, причем сами же земляки не стремились расширять ассортимент выпускаемой продукции. Так, объединение «Промбыт» и артель «Детская игрушка» и не думали производить для юных граждан лопаточки, ведерки, велосипеды, шарики… Авторы письма в газету резюмировали: пора торговым организациям Тулы повысить требовательность к предприятиям, заставив их выпускать красивые, прочные, интересные и недорогие игрушки.

Семь тысяч кубометров дряни
1951-й проходил под знаком продолжения многолетней борьбы за чистоту реки Воронки. Санитарная инспекция Тульского отделения Московско-Курской железной дороги и общественные организации оружейной столицы били во все колокола, убеждая и горисполком, и управление дороги в том, что пора уже наконец прекратить бездумно сливать в водоем неочищенные стоки. Кроме того, давно требовалось переоборудовать канализацию и построить очистные сооружения.
«Однако по-прежнему больницы, баня, санпропускник, а также депо, машиностроительный завод МПС и другие продолжают спускать в реку неочищенные канализационные и промышленные воды», – констатировал помощник санитарного врача СЭС Романов.
Этот специалист приводил в печати и прочие неутешительные факты. Например, по его словам, ежесуточно в Воронку лилось всякой дряни около семи тысяч кубометров – и это были еще неполные данные!
Справедливости ради надо отметить, что туляки не отмахивались от этой серьезнейшей экологической проблемы – мол, подождите, граждане, не паникуйте, речка сама очистится. Еще в 1948 году управление Московско-Курской железной дороги решило выделить кругленькую сумму – 300 тысяч руб­лей – на реконструкцию канализации.
И даже структура «Трансводпроект» Министерства путей сообщения приступила было к изы­скательским работам. Однако, как говорится, недолго музыка играла – вскоре они прекратились... Романов в «Коммунаре» рубил правду-матку, называя читателям истинную причину случившегося: управление дороги банально не обеспечило финансирование даже изыскательских работ!

Ранее на тему