Общество

09:00, 11 марта 2016

Птицы «под прицелом»

Птицы «под прицелом»
 Юлия ГРЕЧЕНКОВА
 Роман СОЛОПОВ,
        Игорь ЩЕРБАКОВ

На обочине стоит человек с фотоаппаратом: объектив здоровенный, как пушка. Несущийся мимо большегруз обдает его жаром и взвесью колючего песка. А он стоит не шевелясь, целится куда-то в сторону кустов в кювете. Примерно так выглядели все участники бердинг-ралли «Под крылом зимняка» на Куликовом поле.

Грачи не улетали
Им предлагалось ездить по довольно спокойному ландшафту, фотографировать птиц и, главное, делать это с осознанием, что за пичужка попала в кадр. Довольно популярное, кстати говоря, во всем мире хобби. Пешие соревнования по спортивной орнитологии на Куликовке уже проходили, но автомобильные – впервые.
Бердинг – сродни коллекционированию. Филателист ищет уникальную марку, нумизмат – раритетную монету, а бердер – редкую, краснокнижную птичку. Он может заснять ее, если захочет, или просто на всю жизнь запомнить момент их «встречи».
Зародившись в Англии еще в Викторианскую эпоху, это занятие было прерогативой высших сословий, но со временем становилось все более демократичным и популярным. Сначала, конечно, «птичий» досуг представлял собой только наблюдение за пернатыми, позже к нему подключились запись их голосов на пленку и, наконец, фотографирование. Среди бердеров с одинаковой вероятностью можно встретить как ученых-орнитологов, которых любовь к крылатым созданиям в итоге заставила освоить съемку, так и фотографов, со временем серьезно заинтересовавшихся пичугами. Впрочем, даже не имея никакого отношения ни к одному из этих «лагерей», разрешается щелкать пернатых на камеру мобильника, а для того чтобы понять, кто попал в кадр, – пользоваться специальными определителями птиц. Хотя и они не панацея, ведь в жизни данные создания могут выглядеть совсем не как на картинке. Потому, рассказывают участники бердинг-ралли, нередко вспыхивают жаркие споры с судьями.
Соревнование «Под крылом зимняка» предполагало всего три контрольных пункта, на которых по классическим правилам ралли надо сфотографироваться. В остальном шести командам-участникам предоставили полную свободу передвижений. В это время года они могли рассчитывать на встречу с 25–40 видами пернатых. Бердинг, таким образом, не просто интересный способ провести время, но источник важных научных данных о том, какие птицы находятся в конкретной местности в конкретное время.
По словам кандидата биологических наук Ольги Швец, сейчас в Кимовском районе можно наблюдать таежные виды птиц, прилетевших на зимовку и еще не успевших отбыть в родные края. А вот птицы-кимовчане пережидали холода в Африке и Западной Европе и пока не вернулись с «курортов». Впрочем, многие, бывшие перелетными, сейчас все чаще предпочитают оседлый образ жизни. Так, знаменитая картина «Грачи прилетели» отражает, можно сказать, пережиток птичьей истории. Еще в 1911 году был отмечен первый факт зимовок грачей на привычном месте обитания. А сейчас они, по большей части, вообще не трудятся улетать. Зачем, если и тут неплохо кормят? Рядом с человеческим жильем птицы находят вдоволь пищи.

10 снимков к 10 утра
Это завсегдатай интернет-ресурса «Пента-клуб» москвич Анатолий Лесковский предложил провести соревнования на Куликовке, но в итоге выбором времени остался недоволен. Говорит, снимать особо нечего, птицы не вернулись с зимовки. Хотя, кажется, не так все и плохо: за первый час соревнований встретил сойку, поползня, два вида воронов и столько же дятлов. Основной его прием – следить за верхушками деревьев: не перелетает ли кто между ними.
Анатолий сидит за рулем авто, рассказывая все это, а тонированное заднее стекло медленно, будто с издевкой, ползет вниз, пассажир быстро высовывает объектив, щелкает затвором, и стекло с противным жужжанием поднимается.
Мимо быстрым шагом движется коман­да музея «Куликово поле» под предводительством тульского фотографа Игоря Щербакова. На фотоохоту они вышли как на войну – в белых маскировочных костюмах, чтобы со снегом сливаться. Даже свои пушки-объективы замотали белыми тряпицами.
– Тут все спортсмены, можно сказать, маститые, а мы самые что ни на есть новички, – улыбается Щербаков. – Мечемся в попытках заснять хоть какую-нибудь птицу, желательно красивую – дятла например. Ну и, в общем-то, добились определенных успехов. На часах 10 утра, и мы десяток пернатых сфотографировали. А потому даю торжественное обещание к шести вечера иметь в своем распоряжении снимки 18 птиц…
Игорь Чугляев из Москвы – пример того, когда уже невозможно понять, что в жизни человека появилось раньше: любовь к фотографии или к птицам. Еще в подростковом возрасте увлекся и тем, и другим, потом «в довесок» получил образование биолога. В Воронеже, где он жил до того, как перебрался в столицу, его анималистические снимки выставлялись в детской экологической школе. А работает сейчас, по его же словам, «как все, менеджером».
Он стоит на обочине бегущей через Куликово поле дороги с камерой на моноподе и глядит в объектив куда-то в снега, в кусты, в то место, где закладывает изгиб освободившаяся ото льда речка.
– Никакой особой хитрости не используем при ведении фотоохоты, – признается он. – Сигналом к тому, чтобы выйти из машины и расчехлить технику, может быть замеченная птица или, как здесь, местность, где пернатых с большой вероятностью можно встретить. Кусты и балка – то есть овраг. Такая обстановка сулит хорошую кормовую базу, тут к тому же влажно, тепло и безветренно. Вдоль дорог тоже велика вероятность встретить птиц – в конце концов, машины, груженные зерном, тут ездят.
Ухищрения наподобие долгого сидения в засаде в ожидании «объекта», говорит Игорь, в формате соревнований невозможны, здесь это пустая трата времени. Охота за уникальным снимком в обычной жизни – совсем другая история.

Гнездо «под ключ»
В тот же день, пока шли соревнования, на Куликовом поле установили специальные искусственные гнездовья для хищных птиц. Даже несмотря на то что корма им здесь было бы достаточно, селиться тут и выводить птенцов у пернатых не получается. Все потому, что местность степная, деревьев немного, да и не такие они мощные, чтобы выдержать немалых размеров птичку и ее просторные «хоромы». Для человека исправить это обидное недоразумение совсем не сложно – на стволах и развилках ветвей надо закрепить настилы из досок. Они и станут надежным «фундаментом» будущих гнезд. Людям, чтобы помочь птицам, придется взбираться по стволу метров на 18 ввысь – тут пригодится альпинистское снаряжение.
Понравились ли птицам предложенные «участки под застройку», проверят в мае. Тут все однозначно: если заселились и выводят птенцов – значит, все в порядке.
Опасаться, что увеличение популяции крылатых хищников каким-то образом пошатнет здешнюю экосистему, по словам орнитолога Сергея Делюка, не приходится. Да и вообще помощь, оказанная птицам, если задуматься, вещь не редкая. Устанавливают же деревенские жители шины на шестах, чтобы привлечь аистов.
– Дружба аиста и человека на самом деле очень древняя, – констатирует Сергей. – Эти красивые птицы живут рядом с нами более пяти тысяч лет и по-другому уже не могут. Изначально африканский вид расселиться на территории Европы смог лишь благодаря людям. Гнездо аиста огромно, вес его может достигать тонны. Баобаб выдержит, но не наша березка. Потому обу­страиваются они на вершинах водонапорных башен, стараясь захватить не только кромку кирпичной кладки, но и лестницу – для большей устойчивости. Да и в целом эта птица может жить лишь там, где имеется агроландшафт – сырые луга.
Победителем стала команда «Дятлы»: Михаил и Виктор Подсохины из Москвы. Серебро у команды «Отряд Р»: москвичи Виталий, Григорий и Полина Гундоровы, Игорь Чуглаев. У команды «Куликово поле» – третье место.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий