Рекламный баннер.

Общество

09:00, 20 сентября 2013

Пулемет – копия, обрез – настоящий

Пулемет – копия,  обрез – настоящий
«А угадаете, из скольких деталей состоит одно только колесо пулемета «максим»? Из 39! Но вы даже не представляете, сколько всего нужно знать, чтобы изготовить копию этого оружия своими руками до последней заклепки и при этом абсолютно без каких-либо покупных элементов: и гальванизацию,  и металлообработку, и геометрию, – говорит тульский оружейник-миниатюрист Вячеслав Карнаухов, доставая из шкафа свое стреляющее творение, выполненное в металле и дереве. – Да-да, он хоть и «малыш» – каждая деталь уменьшена в четыре раза, но может палить, пробивая лист бумаги. Правда, не очередями, а одиночными выстрелами».  

Как признается мастер, идея сделать миниатюру родилась после выхода на пенсию. До того трудился токарем на «Точмаше», радиозаводе и других предприятиях – а тут появилась масса свободного времени. Вот и взялся за «огнестрелы».
– С удовольствием стал делать оружие времен Второй мировой войны. Смастерил винтовку Мосина. Потом взялся за «немцев». Образцы брал где придется. «Максимом», например, поделились торговцы антикварным холостым оружием. Он тут у меня в квартире на полу стоял, занимая половину зала, – продолжает Вячеслав Алексеевич. – А что-то давали музейщики из своих фондов. Кстати, если говорить о моделях оружия, то одинаково сложно делать любой мини-пистолет или автомат. А если о боевых образцах, то наши по исполнению мне показались гораздо проще германских.
Тема противостояния в сороковые годы СССР и Германии у мастера, как говорится, в генах. Оккупацию он застал четырехлетним ребенком. Когда в 41-м противник стал окружать Тулу, мать с сынишкой на руках решила перебраться в деревню на окраине. Женщина думала, что в городе начнутся кровопролитные бои, а на периферии все как-нибудь обойдется. Не угадала. Только развязали узлы, как в деревню пожаловали непрошеные гости. Потом – смутные воспоминания о том, как прятались от врага в подвале, как наступала Красная армия и как отходившие немцы сжигали деревянные дома.
– Когда подрос, в голове отложилась такая картина: в поле рядом с патронным заводом свозили трофейные пулеметы, автоматы, винтовки… И пацаны, пока не появилась охрана, успели растащить часть этого добра. Затем у ребят и самопалы были, – вспоминает мастер. – А первый миниатюрный образец я увидал в 1947 году в музее оружия. Это был револьвер Лефоше.
Вячеслав Карнаухов трудится, как правило, с 8 утра и до 2 часов дня. Потом – отдых. И с 16 до 20 снова за работой. Говорит, были у  него как-то и ученики, один позанимался с неделю, другой – дней десять. А затем оба ушли, бросив на прощание: «Мы лучше в охранники пойдем». Всякое случалось в жизни миниатюриста: и приятные моменты – когда одно из его изделий преподнесли в подарок президенту страны Борису Ельцину, и досадные эпизоды. Однажды, работая в мастерской при храме Сергия Радонежского, наткнулся на ржавенький обрез винтовки Мосина. Решил оставить его себе, чтобы измерить и использовать полученные знания при создании своих миниатюр. Но кто-то сообщил об обрезе в милицию. К Карнаухову пожаловали стражи порядка. Дальше – уголовное дело, разбирательство и условный срок за «любовь к военной истории».
– Поэтому-то мои миниатюры и пробивают только бумажку. А если металл начнут прошивать, то мне уж несдобровать. Да и «внутрянку» я не делаю – во-первых, все равно ее никто не увидит, а во-вторых, с законом все-таки дружить надо, – произносит мастер.
И добавляет: в ближайших планах – изготовить английский пистолет-пулемет «Стэн», который в разные периоды XX столетия  использовался в Германии, Вьетнаме,  Нидерландах, Египте и еще ряде государств.
Сергей МИТРОФАНОВ
  автора
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

Ранее на тему