Общество

09:00, 25 декабря 2016

Пусть земля будет…

Пусть земля будет…
 Анастасия КАЛИНИНА

Полина Жарская, подполковник медицинской службы, ветеран Великой Отечественной войны, прожила долгую и счастливую жизнь. Дождалась внуков, правнуков и даже праправнуков. А вот обеспечить ей покой после смерти родственники и друзья, к сожалению, не смогли. Не по своей вине.

Не положено!
29 ноября этого года 93-летняя женщина скончалась. Хоронить решили на кладбище в Барсуках рядом с супругом, который умер в 1989-м году. Дочь Жарской, 63-летняя Татьяна, для организации похорон обратились в ритуальное агентство ИП Симонова.
Сомнений при выборе организации особых не было – эти предприниматели почти 20 лет работают на территории Ленинского района и даже с 1997 по 2011 год по договору с местной администрацией обслуживали кладбища, занимаясь не только захоронениями, но и благоустройством. Когда муниципалитет присоединился к Туле, порядок похорон изменился – теперь за разрешением на захоронение надо обращаться в МКУ «Комбинат специализированного обслуживания населения». Это касается как физических лиц, так и индивидуальных предпринимателей. Только КСО выделяет участки земли для могил.
– Мы собрали весь пакет необходимых документов, сообщили специалисту в КСО, что это подзахоронение. Он бумаги принял, устное разрешение дал, на место решил не выезжать. Сказал, что проблем не будет, – рассказывает руководитель ритуального агентства.
По ее словам, пока готовилось разрешение в письменном виде, рабочие выкопали яму в положенном месте.
1 декабря утром тело женщины забрали из морга, привезли для прощания к дому, затем усопшую отпели в церкви. Но когда родственники, коллеги и друзья покойной приехали на кладбище, оказалось, что подготовленная яма зарыта. Несколько человек находились рядом с могилой, один из них представился сотрудником КСО.
– Это было ужасно! – рассказывая об этом, Татьяна Жарская и сегодня не может сдержать слез. – Мы услышали столько гадостей! Вплоть до того, что если похороним маму на этом месте, то ее выкопают и привезут нам во двор.
Основная претензия, которую высказали тульские специалисты своим ленинским коллегам, – отсутствие разрешения на захоронение. В итоге сотрудникам ритуального агентства разъяснили порядок регистрации. Когда стороны наконец-то пришли к консенсусу, могилу вырыли заново и все-таки похоронили ветерана.
Местные ритуальщики считают, что такими методами КСО вытесняет частников с рынка. А у предприятия свое видение проблемы. Руководитель комбината спецобслуживания Сергей Кулинченко говорит, что кладбище как объект принадлежит муниципалитету и никакие частные организации не имеют права выделять места под захоронение. Также он подчеркивает, что КСО унаследовал кладбища Ленинского района в крайне запущенном, можно сказать, безоб­разном состоянии.

Открытое закрытое кладбище
– На встречах с населением мы разъясняем, какой порядок захоронения должен быть. Но случаи, когда ритуальные агентства, а то и просто сами жители пренебрегают официальной процедурой и просто хоронят где придется, – сплошь и рядом. Разумеется, такое захоронение незаконно, – поясняет директор КСО.
К слову,  еще одно кладбище в самом поселке Ленинском, признанное еще в середине 2000-х годов закрытым, фактически до сих пор эксплуатируется. Найти его не трудно – оно находится в самом центре поселка, в сотне метров от районной больницы.
Кто хоронит на нем и кто разрешает захоронения, выяснить не удалось. Ни ритуальные агентства, ни КСО, по их словам, здесь не работают. Но нарушения  правил настолько очевидны, что даже неспециалист не может их не заметить. Во-первых, некоторые могилы датированы октябрем –ноябрем 2015-го. Во-вторых, кладбище расползлось далеко за пределы отведенной для него территории. Более полусотни могил расположены под линией электропередачи, некоторые – совсем рядом со столбами. На момент публикации нам, к сожалению, не удалось выяснить, кому принадлежит данная ЛЭП, но очевидно, что в случае обрыва проводов по могилам пройдут грейдеры и трактора аварийных служб.
Руководитель КСО пояснил, что подобные стихийные захоронения не редки. Да, они незаконны, но бороться с ними предприятие не успевает.
– За такие могилы положено административное наказание, но это в компетенции полиции. Выкапывать тела, захороненные незаконно, мы не можем, это не по-христиански. Но у нас есть полномочия демонтировать незаконные ограды и памятники, – объясняет Сергей Кулинченко.
Но и на такие работы нужны деньги. А где их взять?

По правилам
…В 1941 году Полину, тогда еще не Жарскую, а Гладышеву, прямо со студенческой скамьи Воронежского училища призвали в Красную армию. В первом же бою погибли двое фельдшеров из шести. Однажды за девушкой охотился немецкий летчик, пытаясь расстрелять бежавшую по полю санитарку с запасом бинтов. От перенесенного ужаса Полина два дня не могла связно говорить… Мало кому удалось уцелеть в полку из тех, кто отправился воевать осенью 1941 года: из призыва училища в 30 человек в живых остались лишь Полина и сибирячка Шура Тихонова. Жарская была награждена орденом Отечественной войны 2-й степени и орденом Красной Звезды, медалью «За боевые заслуги». Одной из самых дорогих для себя наград она считала медаль «За оборону Ленинграда». После окончания войны Полина оказалась в Ленинском районе Тульской области. Вместе с мужем, который тоже был врачом, Жарская работала в военном санатории в Слободке, а затем несколько десятилетий трудилась в Ленинской районной больнице. Перечисляя заслуги женщины, пользу и добро, которые она принесла району, становится мучительно стыдно за то, что право покоиться в его земле пришлось выбивать с боем.
– Ситуация была такая. Приехал наш инженер на кладбище, смотрит – вырыта яма непонятного происхождения. Задается вопросом, что это такое? – излагает официальную версию событий на Барсуковском кладбище Сергей Кулинченко. – Звонит в офис, ему говорят, что могилу никто не регистрировал, данных на нее нет. Может, там ночью криминальное захоронение будет? Наш инженер Алексей Гусейнов отреагировал. Мы вызвали полицейских, составили акт, в присутствии правоохранителей закопали яму… Затем, когда приехали родственники, разъяснили, в чем проблема. И на будущее хочу посоветовать жителям Ленинского при необходимости организации похорон обращаться напрямую к нам, чтобы избежать подобных проблем. Мы хотим, чтобы тульские кладбища были опрятными, удобными для родственников. – Посмотрите, как это делается за рубежом: кладбища там чуть ли не красивее парков. И у нас так должно быть.

0 комментариев
, чтобы оставить комментарий