Рекламный баннер.

Общество

09:34, 24 мая 2013

Рыженький ты мой

Рыженький ты мой
Ларисе Николаевой очень нравился этот хорошенький лейтенантик Ваня. Паренек всегда ждал ее прихода возле тульского Дома офицеров и упорно приглашал танцевать, имея самые серьезные намерения.
Смешная фамилия
– Ну, дорогуша, влипла ты! – хохотали подружки. – И дети твои будут Рыженькими, и внуки, и правнуки.
Все могла себе представить Лариса: и замужество, и ребятишек в ползунках. Но только не обидный ярлык смешной фамилии. Рыженькая! Подумать только! Ей всего восемнадцать! И до самой старости быть Рыженькой?
Лариса горестно вздыхала, когда на нее накатывала волна тяжелых мыслей, и с каждым днем все чаще и чаще ловила себя на том, что если Ваня позовет ее замуж, то придется вежливо отказать ему…
Эх, свадьба…
Свадьбу играли через год. Лариса старательно выводила в загсе свою новую фамилию – Орлова, и краешком глаза – не без гордости – поглядывала на новоиспеченного супруга. Статный, высокий, красивый – и подружки одобрили. Одним словом, и в самом деле орел! О светловолосом лейтенанте Ванюше думать не хотелось. Лариса и вправду ответила ему отказом. Тот погоревал-погоревал и при первой же возможности уехал из Тулы, перевелся служить в какой-то другой город.
Ларисе неприятно было вспоминать их последний разговор на зареченском мосту: уж слишком нелепо повис в воздухе ее вопрос-усмешка: «Ну как можно выйти замуж за Рыженького?»
Служивый, ожидавший услышать совсем другое, тогда молча достал из кармана пачку «Беломора» и закурил папиросу.
Надеялся, видно, что за ту минуточку, пока теплился огонек среди табачных ворсинок, его любимая девушка переменит свое запальчивое решение.
Но Лариса молчала. Ваня Рыженький бросил окурок, неумело чмокнул свою первую любовь в горящую щеку и медленно зашагал прочь.
Не орел…
– Твой Орлов – прелесть, душа компании! – весело щебетали незамужние подруги Ларисы.
А ей все больше хотелось тихого семейного счастья. Чтобы муж одаривал ее лаской и нежностью не только в день 8 Марта, а каждый вечер. Чтобы сажал на колени не ее легкомысленных подружек, а собственных ребятишек. Чтобы их, а не разбитных девок угощал мороженым. Чтобы росли в семье орлы, а не хулиган и тихий двоечник. Но все, что подарил супруг своей благоверной, – двое мальчишек и вдовство в тридцать лет. Орлов сгорел с любовницей на даче в Иншинке, неподалеку от Тулы.
Лариса одна тянула мальчишек. Вкалывала на двух работах, домой возвращалась поздно. Проверит, спят ли ее орлятки, и снова за дела: убрать, постирать, приготовить. Да так, за заботами, видно, и упустила старшего сына. Орел из него не вышел. Вместе с приятелем в пьяной драке порешил какого-то мужичка и попал в Донскую колонию.
Лариса тогда думала, что хоть младший станет ее надеждой и опорой, да куда там! Сын окончил школу и сразу женился. Бесхарактерного паренька быстро прибрала к рукам бойкая продавщица из овощного магазина, набросила на мужа хомут из своих домашних забот, помноженных на проблемы подраставших сына и дочки.
Как ни старалась Лариса, отношения с невесткой не ладились. Рада бы была бабушка понянчиться с неродными внуками, но мать их к свекрови не пускала. А вскоре и сын забыл эту тропинку.
И муж, и дети,
и внуки…
Оставалась у Ларисы одна радость – работа в детском саду. До позднего вечера задерживалась нянечка с ребятишками, не спешила домой, потому что там ее никто не ждал. Коллеги знали об этом, частенько просили подменить тех, кто торопился в семью, а она и не отказывала.
Вот и сегодня ей оставили Аню и Павлика. С проказницей-девчонкой Лариса была знакома, а вот светловолосого мальчишку видела впервые. Новенький.
– Рыженький, Рыженький, за тобой пришли! – зазвенел голосок Ани в опустевшей группе.
Нянечка строго посмотрела на маленькую разбойницу:
– Анечка, обзываться нехорошо. Сейчас же извинись перед Павликом.
Девочка подняла на Ларису удивленные глаза:
– А я и не обзываюсь. У него фамилия такая.
– Правда-правда! – донеслось из раздевалки, а потом в дверном проеме показалась молодая женщина. – У меня и муж Рыженький, и свекор со свекровью тоже были Рыженькими, и внуки такими будут! Так что напрасно вы с Анюткой так строго.
Красивая и ласковая
– Знаете, у меня муж – десантник, – неожиданно продолжила мама Павлика. – По выслуге лет на пенсию вышел и в Тулу нас привез – тут когда-то его отец служить начинал, первую любовь встретил. А вообще по каким только гарнизонам с женой не мотался! Вот и мы с мужем по его стопам пошли: где только не жили, каких только фамилий не слышали. Но Рыженькими были только мы одни. Оказывается, фамилия совсем редкая. Но и мне, и свекрови она очень нравится: красивая, веселая и ласковая. Ну что, Павлуша, оделся? Побежали скорее ужинать, а потом на мосту звездопад посмотрим. Сейчас как раз самое время.
…Далеко за полночь охранник детского сада, обходя свои небогатые владения, замедлил шаг у входа в старшую группу. В помещении горел свет.
– Что же вы домой не идете? – спросил он нянечку, неподвижно сидевшую за столом. – С вами все в порядке?
Лариса ничего не ответила. Спрятала только от посторонних глаз пожелтевшую картонку, молча подошла к изъеденному временем шкафу и с трудом надела поношенное пальто…
Равнодушный свет фонарей еще долго выхватывал из осенней темноты одинокую фигурку, бредущую через зареченский мост. А Лариса все крепче прижимала к сердцу чудом сохраненную фотографию Вани Рыженького. С высокого бескрайнего неба неслись к земле мириады звезд и таяли на ее горячих щеках, стекая солеными каплями.
Людмила ИВАНОВА
История из вашей жизни тоже может попасть в «Семейный альбом».
Письма с рассказами направляйте по адресу: 300012, г. Тула, ул. Ф. Энгельса, д. 62, редакция газеты «Тульские известия», с пометкой «Семейный альбом»; звоните: 8-962-272-91-33. Фотографии возвращаются!
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий