Общество

09:00, 26 февраля 2016

Самим не справиться

Самим не справиться
 Нелли ЧУКАНОВА
 Андрей ЛЫЖЕНКОВ

Так уж сложилось, что коренным тулячкам Вере Сусловой и ее маме Инне Давыдовой всю жизнь не везло с жильем. Другие приезжали в город оружейников издалека и кто по работе, а кто в результате удачного брака рано или поздно, но перебирались в комфортабельные квартиры. А они как родились в убогих столетних лачугах, так и век доживают в подобных условиях.

Жизнь наша пещерная…
Инна Николаевна Давыдова – отличник народного просвещения СССР и РСФСР, ветеран труда и труженица тыла – всю жизнь проработала в вечерней школе учителем физики, потом завучем. Трудилась, как вспоминает ее дочь, чуть не по двенадцать часов в сутки. Результат не замедлил сказаться – в 54 года мать ослепла на один глаз, а потом и второй стал подводить. Сейчас Инна Николаевна совершенно слепа. К тому же у 86-летней старушки и сердце стало совсем никудышное.
Впрочем, у ее дочери здоровье немногим лучше – Вера Семеновна перенесла несколько тяжелых операций и вот уже лет 20 имеет вторую группу инвалидности.
Поначалу мать и дочь жили в Заречье, в одной из старых полусгнивших халуп без элементарных удобств. Было там очень холодно и сыро, а потому когда ее тетка решила продать свою часть дома в Центральном районе Тулы, Инна Николаевна не раздумывая отдала за четверть строения все свои сбережения. Тогда, в 1978-м, казалось, что им наконец-то невероятно повезло. Дом хоть и 1938 года постройки, но все-таки не из рассыпающихся в прах бревен, а каменный, к тому же к нему подведен газ. В распоряжении семьи, по сути, оказалась небольшая отдельная квартирка: сенцы, переходящие в крохотную кухоньку, из которой дверь ведет в две смежные комнаты.
«Удобства», правда, во дворе, а воду надо таскать ведрами из уличной колонки, но по молодости лет на эти «мелочи» мать и дочь внимания не обращали. К тому же к их доле прилагался участочек в полторы сотки, где можно было выращивать цветы и кое-что из зелени и овощей – какое-никакое, а подспорье скромному семейному бюджету.
Вера окончила институт, работала инженером на «Тулаточмаше», а потом перешла лаборанткой в тульский политех. Вот так, в ежедневных трудах да заботах, и жизнь пролетела. Больших доходов мать и дочь никогда не имели, но свою часть дома содержали в порядке. Вот недавно пришла в негодность крыша над кухней – поскребли по сусекам, наняли рабочих да и починили ее. Но на дорогие ремонты, обустройство водопровода и канализации с двух пенсий выкраивать не получалось. Время делало свое дело, дом потихоньку ветшал. С каждым годом все тяжелее становилось носить с улицы воду, да и до «удобств» во дворе попробуй-ка добраться по узенькой обледенелой тропке…
– Эх, жизнь наша пещерная, – вздыхает Вера Семеновна, грустно поглаживая по пушистой спинке одну из кошек, с которыми пожилые женщины делят свое скромное жилье. – Живем в центре Тулы, на дворе – XXI век, а мы все в тазике полоскаемся…

Ускользающее новоселье
Пенсионерки, каждая из которых имеет вторую группу инвалидности, принялись хлопотать об улучшении жилищных условий. Осенью прошлого года им удалось оформить субсидию на приобретение жилплощади – каждой причиталось по 589 950 руб­лей. Сложив свои доли, мать и дочь за 1 179 000 руб­лей смогли купить скромную «однушку» в строящемся микрорайоне на окраине Тулы. По плану жилье должны сдать в эксплуатацию в апреле этого года. Компания-застройщик надежная, со сроками дольщиков пока не подводила, но ведь жилье эконом-класса сдается в таком виде, что до новоселья там, как говорится, все равно что до Китая пешком.
Придется нанимать рабочих, чтобы оштукатурили стены, сделали электропроводку, водопровод, канализацию, установили сантехнику, потом предстоит еще клеить обои и настилать полы… А ведь еще надо закупить и как-то доставить все необходимые материалы! Но мать и дочь надеялись, что все у них обязательно получится, – вот для начала немного поднакопят с пенсий, как-нибудь перекрутятся, может, удастся кредит взять, а потом, как переедут, продадут свою часть дома и рассчитаются с долгами.
Как же радовалась старенькая Инна Николаевна, что хоть на склоне лет сможет пожить в квартире со всеми удобствами!

Беда не ходит одна
Да вот беда – пару месяцев назад стало Инне Николаевне совсем худо, отказали ноги. Поместили пенсионерку в стационар, но вернулась она домой совершенно беспомощным лежачим инвалидом. Нет, на медиков они с дочкой не в обиде – лечили старательно и ухаживали хорошо. Да и какие могут быть претензии, когда такой возраст да сплошные болячки…
Но по возвращении домой остались мать и дочь со своей бедой один на один.
Только на памперсы в месяц уходит порядка 3000 руб­лей, а о том, как оформить старушке первую группу инвалидности, предполагающую бесплатное обеспечение средствами по уходу, ее дочь не знала.
Справляться с проблемами по уходу за лежачей больной в одиночку Вере Семеновне практически невозможно – после перенесенных ею операций женщине запрещено поднимать вес, превышающий три килограмма.
…25 декабря Инна Николаевна неудачно повернулась на своей кровати и упала. Все, что смогла сделать Вера Семеновна, так это подоткнуть под старенькую маму одеяльце и сверху прикрыть теп­лым пледом, чтоб уж совсем не замерзла. Так два часа и пролежала немощная старушка на полу, пока дочь в панике дозванивалась до «скорой» и службы спасения. Медики помочь бедолагам отказались, хорошо хоть спасатели не бросили в беде – приехали и легким движением четырех мускулистых рук водрузили наконец бабушку на ее ложе.
В комплексном центре социального обслуживания города Тулы Вере Семеновне пояснили, что за определенную плату за ними могут закрепить помощника, который доставит продукты, лекарства, внесет коммунальные платежи, но «возиться с памперсами» не обязан.
В этом учреждении, как и в ряде районов нашей области, стартовал проект по обеспечению лежачих больных сиделками. Но, увы, немного обнаружилось в столице региона желающих выполнять крайне тяжелую работу по уходу за лежачими больными.
Как нам подтвердили в тульской службе социального обслуживания на дому, которая находится на улице Революции, 24, Инна Николаевна Давыдова поставлена на очередь для обеспечения сиделкой, но когда эта очередь подойдет и доживет ли до этого светлого дня 86-летняя старушка – неизвестно.
– В центре нам порекомендовали нанять частную сиделку, – рассказала Вера Семеновна. – В день она брала 500 руб­лей, так что за месяц пришлось отдать почти всю мамину пенсию. При этом сиделка лишь два раза в день меняла подгузники и протирала больную влажной салфеткой. О том, чтобы оставить с ней маму на более-менее продолжительный срок, и речи не шло. К тому же меня насторожили настойчивые расспросы о том, есть ли у нас родственники, которые могли бы о нас побеспокоиться. Так или иначе, но от услуг этой дамы пришлось отказаться.
К слову, 500 руб­лей в день за помощь сиделки – это еще относительно по-божески. Просмотрев предложения частных фирм в Интернете, удалось выяснить, что такая работа стоит от 900 руб­лей за день. Если речь идет о комплексном уходе, в который включены не только кормление больного и гигиенический уход, но и медицинские процедуры – инъекции, капельницы, массажи, проводимые по назначению врача, и приготовление пищи, и беседы по душам, чтение книг и так далее, то за такие услуги сулят от 40 тысяч руб­лей в месяц. На профильных сайтах есть предложения для соискателей о совместном проживании с беспомощными пациентами, например, в Подмосковье, а зарплату обещают от 50 тысяч за месяц работы.

Протянуть
руку помощи
Как оказалось, успешнее всего служба сиделок работает в центре социального обслуживания №3, базирующемся в Щекине. При этом помощь по уходу за тяжелобольными на дому здесь также организуют для жителей Плавска, Черни и Дубны.
– Мысли о создании такой службы возникали давно, поскольку мы понимали, что многим людям такая помощь жизненно необходима, – рассказала директор центра Нунэ Амирджанян. – И вот с 1 октября прошлого года проекту был дан официальный старт. Мы изучили спрос на услуги сиделок и подобрали специалистов. Понимая, что работа очень тяжелая и морально, и физически, постарались заинтересовать людей материально – зарплата сиделки в нашем учреждении превышает ту, что получают другие социальные работники. Поэтому проблем с кадрами у нас нет.
На данный момент по Щекину работают восемь сиделок, четыре оказывают поддержку беспомощным инвалидам в Плавске, есть обращения за содействием в Дубне.
Нанимают сиделок не только к лежачим больным, но и к людям, которых в силу возраста и проблем со здоровьем просто опасно оставлять дома одних.
Сиделка, предоставляемая центром социального обслуживания населения, должна находиться с больным не менее трех часов в день. Услуги платные и предоставляются строго по утвержденному тарифу. В него включены присмотр за больным, смена памперсов, нательного и постельного белья, гигиенические процедуры, кормление. По желанию клиента она уберет жилое помещение, поможет приготовить пищу. Ежедневная трехчасовая помощь обойдется нанимателю в среднем в 4,5 тысячи руб­лей в месяц.
Понятно, что одна сиделка способна обслужить не более двух немощных граждан в день, но и другим социальным работникам, обслуживающим пенсионеров и инвалидов на дому, никто не запрещает оказывать подобные услуги за отдельную плату.
Впрочем, как рассказала Нунэ Грачиковна, специалисты руководимого ею центра только так и работают, никогда не отказывая людям в необходимой помощи. Особенно это касается тех, кто обслуживает население отдаленных деревень. А в тех случаях, когда организовать помощь одинокому тяжелобольному человеку в домашних условиях не представляется возможным, ему предлагают перебраться на жительство – хотя бы временно, до улучшения самочувствия – в интернат для пожилых и инвалидов.
1 комментарий
, чтобы оставить комментарий
Посетитель
04 марта 2016
Центр социального обслуживания №3 так держать!!!

Ранее на тему