Рекламный баннер.

Общество

19:01, 02 апреля 2013

Школа для Героя

До революции паровозных машинистов считали в трудовой среде аристократами: работа эта требовала технической подготовки, которую было непросто получить, и хорошо оплачивалась. Поэтому женитьба брянского машиниста Михаила Медведева на девушке из обедневшей дворянской семьи не вызвала кривотолков. «Для нее это, может, не самая удачная партия, но и не такой уж мезальянс», – говорили знакомые. Удачная – не удачная, а родились в этом «аристократическом» союзе шестеро детей. Первенца родители нарекли Виктором.    
Похоже, ему на роду было написано стать железнодорожником. Мало того, что отец водил поезда – в Узловой, куда перевели главу семьи, Медведевы поселились в доме, на месте которого впоследствии был построен железнодорожный вокзал. Вся жизнь здесь крутилась вокруг станции.  
После семилетки Виктор отправился в школу фабрично-заводского ученичества при заводе наркомата путей сообщения. «Окончил в 1932 году полный теоретический курс», – значится в свидетельстве, хранящемся в музее местной школы № 59. Что же до «практического курса», то говорить о его окончании вряд ли возможно, поскольку нет пределов совершенству…
Год проходил парень в помощниках, потом сам стал машинистом паровоза. Для повышения квалификации учился на железнодорожных курсах, был переведен машинистом-инструктором, а вскоре назначен заместителем начальника узловского депо – сначала по ремонту, а затем по эксплуатации. На хлопотной инженерно-технической работе его наградили значком «Ударник Сталинского призыва», – выходит, немалый вклад внес в развитие заложенных в те годы традиций ударничества, которыми депо славилось и до Великой Отечественной, и во время войны, и после нее.
«В субботу, 21 июня 1941 года, городской комитет ДОСААФ проводил военную игру между молодежью Узловой и Киреевска, – вспоминал бывший секретарь комсомольской организации железнодорожников Василий Титкин. – От нашего района участвовало человек 150, мы успешно выполнили свою боевую задачу по «взятию» села Дедилова и рано утром вернулись домой. А днем я услышал сообщение о начале войны. Сразу пошел в депо, начали готовить митинг. После него ко мне посыпались заявления с требованием отправить на фронт». Фактически вся комсомольская организация депо подала заявления, но отпустили, конечно, не всех.  Оставили на месте и Виктора Михайловича: обеспечивать в военных условиях бесперебойную работу, выпускать на линию столько составов, сколько требуется и еще больше, – это было так же важно, трудно и зачастую опасно, как сражаться с оружием в руках.
Первый сигнал воздушной тревоги прозвучал над Узловой через месяц после начала войны, а с 25 октября начались постоянные авианалеты врага на станцию и город. Особенно сильной была бомбежка 6 ноября. «Бомбы падали одна за другой, – вспоминали старожилы. – Казалось, никто из нас не останется в живых». Но депо продолжало работать, со станции по-прежнему уходили состав за составом…
Эвакуировались железнодорожники за четыре дня до прихода немцев. «Погрузили и вывезли все, вплоть до металлолома», –  рассказывал Титкин. Сначала уехало вагонное депо, позже всех – эксплуатационники. «Как раз в эти дни на станцию Узловая прибыла 239-я стрелковая дивизия, – вспоминал Василий Иванович, – и я знал, что на Узловой-Ш разгружалась артиллерия, на Узловой-II – танки, а на главной станции – пехота». Медведев, руководивший отправкой оборудования и обеспечивавший разгрузку прибывших войск, покинул Узловую одним из последних железнодорожников. «В эвакуации мы находились всего 15 дней, а в декабре по тревоге нас отправили назад, – уточнял Титкин. – Мы шли по расписанию воинского эшелона очень быстро и прибыли в Узловую уже в конце декабря. Сразу же начались восстановительные работы, и в январе железнодорожный узел заработал».
В ноябре 1942 года Медведева назначили исполняющим обязанности начальника паровозного депо в Ельце. Оно имело большое стратегическое значение для перевозки войск Брянского и Воронежского фронтов, однако с возросшей нагрузкой не справлялось. Новый начальник, пропадая на производстве день и ночь, за два месяца сумел наладить дело. «В. М. Медведев показал себя исключительно организованным, дисциплинированным, волевым командиром, обладающим достаточным практическим опытом и способностями организатора... С возложенными обязанностями начальника депо вполне справляется», – так характеризовали тогда его работу. Виктора Михайловича утвердили начальником депо.
В конце зимы 1942/1943 годов нагрузка на Елецкий железнодорожный узел еще более возросла: началась подготовка к битве на Курской дуге, войска из-под Сталинграда и резервы передислоцировались на новое направление. Медведев успел поработать на обеспечении основных перевозок в феврале–марте, но в напряженной работе окончательно подорвал ослабленное за военные годы здоровье. Это сказалось, когда в ночь на 15 марта во время бомбежки Виктор Михайлович получил тяжелое ранение, – лечение шло очень трудно, организм не справлялся…
«1943 год. В депо пришла телеграмма из управления дороги с известием о присвоении В. М. Медведеву звания Героя Социалистического Труда. Он был первым на нашей дороге удостоен этой высокой чести. С радостным известием я поспешил в больницу, где находился Виктор. Он был взволнован и счастлив», – вспоминал бывший секретарь парткома депо и близкий друг Виктора Михайловича А. Н. Князев. Его слова приводит в «Узловском альманахе краеведения» (http://uzlal.narod.ru/index.html) учитель истории из Узловой Александр Хорев, краевед и автор нескольких книг о прошлом края.
Увы, даже эта радостная весть не смогла поднять раненого с больничной койки... Позже наградная грамота была вручена его вдове. В ее тексте говорится, что высокое звание присвоено Виктору Михайловичу Медведеву «за исключительные заслуги перед государством в деле обеспечения перевозок для фронта и народного хозяйства и выдающиеся достижения в восстановлении железнодорожного хозяйства в трудных условиях военного времени».
Валерий РУДЕНКО
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий