Общество

09:00, 27 февраля 2015

«Штамп» для танков и водогреев

«Штамп» для танков и водогреев
 Ольга ЛАНИНА
 Елена КУЗНЕЦОВА

Роль промышленной Тулы в Великой Отечественной войне трудно переоценить. Оружие Победы ковалось как в осажденном городе, так и в далекой эвакуации на востоке страны, куда были вывезены тульские оборонные предприятия. Сегодня мы расскажем об одном из них – заводе «Штамп». На его счету целый арсенал различной техники, созданной и отремонтированной в военное лихолетье.

На военные рельсы
Перестройка тульской промышленности на военный лад началась с первых дней Великой Оте­чественной. Более того, несмотря на осложнившиеся условия (перебои со снабжением материалами и призыв рабочих в армию) с июня по сентябрь 1941 года практически все отрасли промышленности сохранили высокий уровень производства. А когда ситуация на фронтах осложнилась, по решению Государственного Комитета Обороны началась эвакуация предприятий.
С 9 октября оборудование и специалисты завода № 176 (с 1962 года – завод «Штамп» имени Б. Л. Ванникова) стали выво­зить на Урал. Станки по прокату и литью выезжали в Новосибирск. Все остальное – в Орск, на площади недостроенного локомотивно-строительного завода № 257.
За два осенних месяца – октябрь и ноябрь – небольшой городок принял две тысячи вагонов различных грузов и три тысячи рабочих и служащих, включая членов их семей.
Что и говорить, Орск оказался не готовым к таким авральным событиям. Не было не только помещений под цеха, но даже разгрузочных площадок, подъездных путей и подъемных механизмов. Несладко пришлось и прибывшим людям. В непростых зимних условиях одновременно строились и цеха для станков, и бараки для людей.
Заводу предстояло выпускать латунную ленту и латунные гильзы. Звучит неправдоподобно, но первая партия боеприпасов была отправлена на фронт уже в декабре 1941 года!

Гильзы сквозь слезы
Представить условия жизни и работы тех лет современному читателю практически невозможно. Помещения, отдаленно напоминавшие цеха, не отапливались. Об элементарных рукавицах не могло быть и речи, а потому руки примерзали к металлу. Людям катастрофически не хватало жилья, теплой одежды, обуви. И, как следствие, заболеваемость росла, а производительность падала. В некоторые месяцы отмечался даже срыв программы по производству оружейных гильз. Но несмотря ни на что, с мая 1942 года завод стал ежемесячно перевыполнять план. А в августе даже завоевал III место во Всесоюзном социалистическом соревновании по наркомату боеприпасов.
Трудности с кадрами и производством продукции завод испытывал еще и в 1943-м, но начиная с 1944 года предприятие справлялось с задачами военного времени.
Большую роль в становлении завода сыграли его директора – Серафим Лялин (в мае 1942 года он вернулся в Тулу) и Александр Нестеров, который руководил предприятием до конца 1947 года.
По сути, за короткий срок в Орске было создано новое производство, которое обеспечивало гильзами тяжелую наземную зенитную и морскую артиллерию.
За это в мае 1944 года Указом Президиума Верховного Совета СССР завод № 257 был награжден орденом Ленина.

Открыли люк,
а там…

К октябрю 1941 года значительная часть Тульской области была оккупирована немецко-фашистскими войсками, крупные предприятия – эвакуированы, но жизнь не замерла. Вот как вспоминал тот период бывший директор завода «Штамп» Леонид Горбушин:
– На улицах Тулы грязь, слякоть, в домах холод. Холодно и в пустых цехах нашего завода. Оборудование почти полностью вывезено на восток. А мы – небольшая группа инженеров и техников – остались для выполнения особых поручений. Городской комитет обороны решил организовать здесь базу по ремонту танков, пушек и другой военной техники. И хотя на заводе с октября ремонтировались танки 108-й танковой дивизии, а затем 32-й танковой бригады, я размышлял о том, откуда взять квалифицированных рабочих. Кто еще в городе не выехал на восток?..
Рабочие нашлись. Оставшиеся сотрудники приглашали знакомых, друзей, родственников. Те приносили из дома немудреный инструмент. Старые станки собирали по всей заводской территории в один какой-нибудь цех, чинили и запускали в работу. Нужные детали иногда обнаруживали на свалках металлолома.
Сначала здесь восстанавливали военную технику, которую привозили прямо с поля боя. А однажды на завод поступил поломанный танк. Его нужно было срочно вернуть в строй. Машиностроители спешно принялись за дело, но когда открыли люк, то оказалось, что внутри – погибшие бойцы. Их похоронили с воинскими почестями на площади перед заводом. Спустя годы на этом месте был установлен памятник.
Со временем кроме танков на предприятии стали ремонтировать артиллерийские орудия, автомашины и автоприцепы. Требовались траки к танкам – изготавливали и их. Даже при производстве первых тульских минометов не обошлось без помощи рабочих «Штампа».
В результате в дни обороны Тулы здесь было восстановлено и передано воинам около 50 танков, 150 автомашин, 100 орудий, 117 автокузовов, 250 комплектов траков и партия минометных стволов.

Киловатты от оборонщиков
Мало кто знает, что в дни осады города водокачки и хлебозаводы, промышленные предприятия и госпитали функционировали от ТЭЦ, которую восстановили рабочие «Штампа».
– Во второй половине ноября войска Гудериана перерезали электролинию Кашира–Тула, – рассказывал в свое время Горбушин. –  Город погрузился во тьму, на заводах остановилась работа. Надо было искать выход. Вспомнили, что на территории предприятия есть устаревшая электротурбина мощностью 1000 киловатт. Некоторые узлы и детали ее оказались разбитыми, а конденсаторный блок разморожен. Составили план восстановления турбины, распределили силы. Трудились днем и ночью, освещая рабочие места факелами и лучинами…
В результате через двое суток рабочие подготовили к пуску турбину и котел. Но чтобы привести ее в движение, потребовался живой конвейер из 15 человек. Под обстрелом люди по цепочке передавали в топку котла дрова и уголь. Когда появился пар, направили его на паровые насосы для подкачки воды в котлы. А потом – получили первые киловатты электрической энергии, которая пошла ко всем жизненно важным объектам. 

Война самоварам не помеха
В декабре, когда армию Гудериана отбросили от Тулы, на «Штампе» начали производство артиллерийских и авиационных изделий для фронта. А для этого пришлось срочно возрождать инструментальный, токарно-механический, кузнечно-сварочный и другие цеха. Не было ни чертежей, ни оборудования. Помещения восстанавливали по памяти, станки порой находили на соседних заводах. Запускать производство помогали инициатива и смекалка сотрудников. В результате в кратчайшее время фронту были отправлены первые 10 тысяч изделий. Вместе с этим шло и восстановление стреляных гильз, которые собирали на боевых позициях.
Выпуск военной продукции совмещался с изготовлением вполне мирных изделий. Начали, конечно, с самоваров. Они вписались в заводскую номенклатуру еще задолго до войны. В 1919 году к прародителю «Штампа» – Тульскому патронному заводу – присоединили национализированные самоварные фабрики Баташевых, Шемариных, Тейле. Вместе с ними здесь изготавливали чайники, кофейники и примусы.
Оправившись от артиллерийских обстрелов, промышленная Тула наращивала темпы производства. Повышал производительность, совершенствовал технологии и коллектив «Штампа».
В сентябре 1945 года Указом Президиума Верховного Совета Обороны по восстановлению завода и организации производства оборонной продукции «Штамп» был награжден орденом Отечественной войны I степени.
В одной из статей Леонид Горбушин писал: «Коллектив завода внес достойный вклад в дело победы над врагом, в дело защиты нашей славной Тулы и любимой Москвы от фашистского нашествия».
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий