Рекламный баннер.

Общество

09:00, 10 октября 2014

Шью, плету, вяжу, вышиваю

Шью, плету, вяжу, вышиваю
 Елена ПАНОВА

– Кубышка, манилка, толстушка, пеленашка, неразлучница, – перечисляет мастер декоративно-прикладного творчества Наталия Ростовцева. Необычно звучащие имена принадлежат тряпичным куклам. Таких традиционно делали в русских деревнях. Сегодня забытое ремесло возрождается.

Родом из Оружейной слободы
С технологией изготовления тряпичных «красавиц» Наталия Ростовцева познакомилась всего год назад. По своей специальности она далека от творчества – экономист, но самодельные барышни настолько ее покорили, что теперь тулячка посвящает им любую свободную минуту. Время на рукоделие выкраивает по вечерам, после работы, и в выходные.
Наталия говорит, что не может прожить и дня без любимого занятия. Да и вся обстановка располагает: в ее небольшом деревянном доме в самом центре бывшей Оружейной слободы жили несколько поколений умельцев. Во дворе сохранилась гончарная мастерская. Когда-то в ней стояли круг для изготовления керамических изделий и горн для обжига. Здесь трудился дед Наталии – Гаврил Гаврилович Малыгин – второй муж бабушки по материнской линии. В 1945 году он вернулся с фронта с контузией, инвалидом второй группы, на работу не принимали, а семье нужно было на что-то жить. Тогда он, потомственный гончар, соорудил во дворе дома мастерскую. Делал глиняные емкости для хранения продуктов, цветочные горшки, махотки (так раньше в Туле называли кувшины). У соседей его продукция пользовалась спросом. За материалом ходили всей семьей в район Гончаров, что располагался неподалеку. В тех местах было немало красной глины, из которой получались особенно прочные керамические изделия.
Бабушка Наталии, Ирина Васильевна, научила внучку вязать. В детстве Наталии очень хотелось попробовать работать и на гончарном круге. Но в семье кроме нее было пятеро братьев, и дед решил, что передать навыки нужно им. А профессия гончара – не для женщины.
– Так и сложилось, что с детства рукоделие – мое любимое занятие, – говорит Наталия. – Мне всегда нравилось украшать дом. Делать какие-то приятные вещицы, создающие уют и добавляющие в интерьер изюминку.

Куклы –
это не игрушки

Интерес к тряпичным куклам-оберегам у Наталии возник внезапно и перерос в серьезное занятие.
– Наши предки верили, что кукла обладает внутренней энергией и способна защитить человека от влияния внешних негативных сил, – рассказывает мастер. – А сегодня увлечение приобрело особую форму, даже появилось новое направление – «куклотерапия». Человек общается с игрушкой как с реальным собеседником, делится с ней душевными переживаниями, проговаривает свою личную ситуацию. И проблемы уже не выглядят неразрешимыми. Когда я сажусь за рукоделие после рабочего дня, то внезапно могу поймать себя на мысли, что говорю с будущей куклой. И действительно, усталость отступает.
Своих красавиц Наталия создает по старинным технологиям. На эту тему она прочла массу литературы. Только на первый взгляд тряпичная игрушка выглядит просто и непритязательно, на самом деле каждая мелкая деталь в ее облике несет смысл. К примеру, ни у одной из кукол не прорисовано лицо – считалось, что только такие обереги способны отвести от хозяина злые силы.
У каждой куклы на Руси было свое предназначение. Куклу-манилку девушки шили, когда приходило время выходить замуж. Ее выставляли в окно и тем самым подавали женихам знак: пора свататься. Чтобы сработал эффект «заманивания», куклу шили из лоскутков от нижнего белья, а волосы оставляли распущенными.
Куклу-пеленашку мужчина должен был постоянно носить с собой, пока жена находилась в «интересном положении». Считалось, что так злые силы не смогут навредить супруге и будущему ребенку. А еще «пеленашка» защищала от соблазна «пойти налево».
Наши предки шили обереги на все случаи жизни. Когда в семье заболевал ребенок, в его кроватку клали куклу-здоровье. Она лежала вместе с малышом до тех пор, пока он не поправится. А потом тряпичного лекаря сжигали.
Кукла-счастье имеет довольно необычный внешний вид: голова у нее непропорционально большая по сравнению с туловищем. К тому же украшена косой, превосходящей саму куклу по величине вдвое. Считалось, что чем длинней коса, тем больше будет счастья в доме.
– К куклам-оберегам сегодня появился большой интерес. Он особенно заметен на выставках и ярмарках, – рассказывает Наталия. – Наверное, это связано с тем, что у тряпичной куклы своя теплота, душевность, то, чего никогда не было и не будет у ее пластиковой «родственницы».

Закружились кружева
Еще одна страсть Наталии – машинное кружевоплетение. Однако «машинное» не означает более легкое в изготовлении по сравнению с ручным. Просто сегодня техника шагнула далеко вперед.
– Как не воспользоваться современными возможностями? – рассуждает Наталия. – Сейчас мастерицам не нужно крахмалить или «сахарить» изделия, чтобы придать им законченный внешний вид. На машинке можно сплести кружево в любой известной манере. У меня есть работа, имитирующая сложное, но фантастически красивое батенбергское кружево.
Кружева мастерица создает самые невероятные по форме: от детской тематики (котята, петушок, паровоз) до сборных фигур. На выставках и ярмарках у покупателей особой популярностью пользуются работы с изображением ангелов. У Наталии появилась собственная примета: если она кому-то из знакомых дарит фигурку ангела с цветами, то в этой семье в скором времени будут ждать прибавления.
– Я заметила, что кружевоплетение – это такое искусство, которое зависит от настроения мастера, – говорит Наталия. – Иногда сядешь за работу и ничего не получается, валится из рук, тогда лучше отложить рукоделие на потом. А бывает, что все идет как по маслу. Значит, взялась за работу в подходящее время.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

Ранее на тему