Общество

17:48, 15 июня 2016

Скорая на распутье

Скорая на распутье
 Екатерина ГАРБУЗОВА
 Елена КУЗНЕЦОВА,
  Андрей ЛЫЖЕНКОВ

Въезжая на территорию дачных кооперативов, карета скорой помощи оказывается на распутье: указателя с названием садоводческого товарищества нет, проезды не пронумерованы, дома тем более. Поэтому спасение человеческой жизни на дачах – задача не только медицинских работников, но в равной мере – родственников и соседей заболевшего.

Это везение, если само товарищество удается найти: места многих садоводческих «нарезок» вообще не картографированы, и навигатор о них понятия не имеет. Чаще всего дело решает его величество человеческий фактор: если кто-то из членов бригады уже бывал здесь на вызове, он нужный домик легче отыщет. Хорошо еще, когда вызывающий из местных: правильно перечислит ориентиры. Ведь даже если в распоряжении бригады будет снимок местности со спутника, не факт, что фельдшер сможет его правильно прочитать. А сами дачники, оказываясь в стрессовой ситуации, умудряются перепутать и названия населенных пунктов, и даже стороны света…

Пойди туда,
не знаю куда
В Ясногорском, Заокском, Веневском районах участков под застройку роздано множество, а ориентиров почти нет. Трудности усугубляются еще и тем, что, отыскивая путь к нужной фазенде, линейной бригаде местного жителя встретить-то трудно: экологически чистые земли сплошь скуплены москвичами, которые в трех соснах заблудятся.
В Ленинском районе у деревни Журавка сотни дач, но ничто нигде никак не обозначено, при всем желании ничего не найдешь. А в направлении Калуги есть прямо-таки поворот-призрак, который карета скорой помощи обязательно проезжает. На станции даже ориентир специальный придумали: поворот за триста метров до заправки. В действительности это означает следующее: водитель, не заметив съезд, доезжает до заправки, разворачивает машину и едет в обратную сторону триста метров.
Заместитель главного врача по скорой медицинской помощи больницы им. Ваныкина Вячеслав Потапов:
– Если даже в областном центре с уличными аншлагами проблема, то что уж говорить о дачных кооперативах… Мы обращались в ГИБДД с просьбой об установке указателя перед съездом на калужской дороге. Но нам ответили, что поворот этот «левый», а трасса федеральная и никакой самодеятельности на ней не допускается. В таких условиях кто-то из близких заболевшего должен встречать скорую в определенном, заметном месте. В деревне это может быть магазин. В дачном кооперативе тоже есть приметы, надо только иметь их в виду заранее.

А была ли змея?
Примерно неделю назад СМИ сообщили, что в районе поселка Иншинского в автомобиле от укуса змеи скончалась 51-летняя тулячка. Ее брат рассказал, что змея напала на садовом участке в деревне Бутырки. Он срочно повез сестру к автозаправке, куда должна была подъехать скорая. Но, к несчастью, уже через тридцать минут после укуса женщина скончалась… Реанимационная бригада, подъехавшая в указанное место в рекордно короткий срок – за 13 минут, помочь уже ничем не смогла…
Но и явных признаков того, что женщина была ужалена змеей, врач реанимационной бригады не обнаружил. Как не обнаружили их и в бюро судебно-медицинской экспертизы. Окончательных результатов вскрытия еще нет, но первоначальная версия отпадает.
Действительно, откуда у нас в Бутырках взяться змее, от укуса которой можно скончаться за тридцать минут? В Тульской области обитают всего три вида змей, и лишь один вид – гадюка обыкновенная – ядовит. Это, правда, не означает, что от укуса гадюки тут же сыграешь в ящик, вполне возможно, все обойдется, но пара недель на больничной койке пострадавшему обеспечена. Местная гадюка на садовые участки не забирается, с бухты-барахты на людей не нападает. Она боится человека и стремится от него скрыться, а кусает только если на нее наступишь или неосторожно схватишь рукой. Два других вида наших змей – уж и медянка – не ядовиты, миролюбивы, то есть вполне безопасны.
Тем не менее при теперешнем глобальном потеплении еще неизвестно, с чем можно столкнуться. Вон клещи как разбойничают, а раньше о них и слыхом не слыхивали. Королевские кобры из тропиков вряд ли скоро к нам эмигрируют, а вот паук-тарантул запросто из Липецкой области переползти может…
Но скончаться за полчаса ( и даже скорее) можно не только в исключительном случае с участием ядовитой змеи. Аллергическая реакция немедленного типа может развиться от укуса пчелы, осы, шершня, муравья – любого насекомого, который впрыскивает определенные вещества в кровь укушенного.
Анафилактический шок возможен и в совершенно невинных обстоятельствах от какой-нибудь ягоды, которую вы раньше ни разу не пробовали. Судьба, как известно, и на печке найдет…

Природа –
не лекарственный препарат
Вячеслав Потапов считает, что, находясь на даче, риски для здоровья разумнее всего свести к минимуму. На свежий воздух наши люди часто возлагают слишком много надежд, в то время как сама по себе природа ни от чего не лечит.
Метеочувствительным людям смену погоды лучше всего переживать в городе. Но даже при хорошем самочувствии не стоит кидаться на грядки, как на амбразуру. Задачи должны быть посильными, лучше лишний раз отдохнуть, чем довести себя до сердечного приступа.
Ежедневный прием лекарств нельзя прекращать и на даче, более того – контроль артериального давления на фоне работы в огороде должен быть даже более тщательным. Если же вы почувствовали себя плохо (речь нарушилась, в руке/ноге слабость, боль в груди), сразу ищите возможность вызвать скорую. С соседями или родственниками такая ситуация должна быть заранее обговорена.
Летом всегда возрастает риск пищевых отравлений. Холодильники на дачах есть не у всех, и это часто выходит боком. Если после приема сомнительной пищи стало плохо в первые полтора часа, можно попытаться самостоятельно промыть желудок. Активированный уголь, левомицетин, тетрациклин надо иметь в дачной аптечке обязательно.
С зонами отдыха проблем у скорой меньше, чем с дачами, там дежурит медработник, спасатели. Ну а если пляж «дикий», то тоже все может быть…

Вызов без результата
Говорить о том, что скорая нередко оказывается отнюдь не скорой, все уже устали. 20-минутный норматив прибытия выполнить бывает практически невозможно: пробки, плохие дороги, большие расстояния. К тому же в службе хроническая нехватка кадров. Но! Пациенты должны и сами делать хоть что-нибудь, чтобы машина пришла к ним на выручку вовремя.
Вячеслав Потапов:
– У нас постоянно идут так называемые безрезультатные вызовы. За последние сутки их было 50, а всего поступило 513 вызовов. То есть 10 процентов, работа двух линейных бригад! Безрезультатный вызов – это когда пациент в скорую позвонил, но машину не дождался – полегчало, он и пошел по своим делам. Приезжаем, дверь закрыта, или домашние говорят, что все нормально, нам вас уже не надо. И хоть бы кто-нибудь догадался позвонить и вызов снять! Такое вежливое отношение к скорой – большая редкость.
По мнению Потапова, надо менять и отношение больничного персонала к самостоятельно обращающимся экстренным больным. Сейчас у многих машины, родственники вполне могут доставить больного до лечебного учреждения самостоятельно. Но они звонят 03 и, теряя драгоценное время, ждут бригаду. Потому что по опыту знают: если больного в больницу привезла скорая, его сразу примут, окажут помощь. Если же он сам пришел, еще не факт, что с ним кто-то захочет разговаривать, тем более во внеурочное время. Таких примеров масса, это трудно изжить. Это ж не заграница, где основная масса экстренных больных добирается до клиник не с помощью спецтранспорта, а с оказией.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

На эту же тему